USD: 65.40
EUR: 75.65
СКФО
Глава Дагестана Васильев ищет «бумажные миллиарды»
Возглавив в сентябре Дагестан, Владимир Васильев должен будет решить проблему
нереализованных мегапроектов, на которые из бюджета уже ушли миллиарды.

Антон Чаблин
Если в других регионах Северного Кавказа утопические и нереализованные мегапроекты можно по пальцам пересчитать, то в Дагестане – их бессчетное число. Буйным цветом прожектерство расцвело во времена Рамазана Абдулатипова – и теперь его преемнику что-то нужно делать с этими «бумажными миллиардами».

Ну как не вспомнить Саида Амирова?!

9 сентября Народное собрание Дагестана рассмотрит кандидатуру Владимира Васильева, чтобы наделить его полномочиями главы республики на ближайшие пять лет. В «наследство» ему от предшественников остается множество нереализованных мегапроектов, которые инициировались по «кумовскому» принципу, и фактически неработающие институты развития.

Магомедсалам Магомедов в 26 лет стал кандидатом экономических наук, а Рамазан Абдулатипов в 39 лет – доктором философских наук. То, что они выходцы из академической среды, пожалуй, и определило политический стиль обоих – любовь к абстракции вместо конкретики.

«Обаять» Магомедова и Абдулатипова обещаниями оказалось легко – этим и пользовались многие политики и бизнесмены. Мегапроекты в республике последнее десятилетие множились, как грибы после дождя.

Первый из них, впрочем, был озвучен еще в 2004 году с подачи тогдашнего мэра Махачкалы Саида Амирова – речь идет о строительства города-спутника дагестанской столицы «Лазурный берег». Действительно, в песках Каспийского взморья собирались построить целый город на 15 тысяч человек (жилье площадью 1 млн. кв.м). Но если поначалу эта идея казалась маргинальной, благодаря Магомедову «Лазурный берег» получил статус приоритетного инвестиционного проекта Дагестана.

Компания-инициатор проекта, ООО «Махачкалинское взморье» (ею владеет семья Рабадана Рабаданова, он же президент банка «Адам Интернэшнл») до сих пор существует. С уставным капиталом 100 тысяч рублей. А вот другая фирма, которая должна была участвовать в реализации проекта, ЗАО «Лазурный берег» (ею также владел Рабадан Рабаданов) просуществовала лишь до июня прошлого года, пока не была ликвидирована.

Возможно, у инициаторов проекта действительно была идея построить город-спутник. Но с годами эти идея, как бы помягче выразиться, трансформировалась. И вот уже в 2009 году «Махачкалинское взморье» оказалось в числе совладельцев «Водоканала» Махачкалы, в 2010 году – муниципальной мусоровывозящей компании «Мадала», а в 2011 году – «Махачкалинских горэлектросетей»… Стоит ли говорить, что владельцы компании, поглощенные консолидацией ЖКХ в частных руках, уже не были озабочены идеей строительства города-спутника.
Летопись «города-солнце» манит мечтами

В декабре 2010 года был объявлен еще один проект, который получил горячую поддержку Магомедова – создание инновационного завода по выпуску солнечных батарей на базе «Дагкремния» (сырье должны были доставлять из Кабардино-Балкарии). В самой КБР идея добычи кремния, которая обсуждается еще с советского времени, вызывает горячее неприятие население – это ведь экологически вредно. В общем, проект не состоялся.

2011 год – идея построить сахарный завод в Ногайском районе, под который Магомедов обещал выделить более 100 тысяч гектаров земель. И снова возмутилась общественность – малоземельный район, где коренное население занимается животноводством, не был готов пожертвовать таким огромным массивом ради сомнительного предприятия.

2012 год – проект строительства агропарка «АгроДагИталия» в Бабаюртовском районе, который горячо поддерживали сначала Магомедов, а затем Абдулатипов. Речь шла, фактически, о создании гигантского комплекса, где собирались производить баранину, мяса птицы, овощи… Чтобы реализовать проект, в 2012 году в Махачкале была зарегистрирована компания «Агротехнопарк «АгроДагИталия» с уставным капиталом 1,4 млн. рублей, которой владело ЗАО «Жуковка» из подмосковного Одинцовского района (владельцем фирмы являлся Умахан Умаханов, депутат Государственной Думы от Дагестана). В итоге гигантский проект стоимостью 14 млрд. рублей вылился… лишь в небольшой цех по переработке мяса мелкого рогатого скота. Разница, как видите, очевидна.

Однако фиаско Умаханова не уберегло от появления подобных прожектов: в прошлом году возникла идея строительства еще одного гигантского агротехнопарка «Асераагро», на сей раз уже в Кумторкалинском районе (площадь освоения составила бы 428 гектаров). Инициатором проекта были структуры, связанные с вице-премьером республиканского правительства Шамилем Исаевым: в апреле 2017 года в Махачкале была зарегистрирована компания «Асераагро» с уставным капиталом 100 тысяч рублей.

В 2015 году Рамазан Абдулатипов поддержал проект создания многофункционального комплекса «Порт-Петровск» на месте бывшего иппордома, в развитие которого планировали привлечь 17 млрд. рублей.

Глава Дагестана заложил капсулу в основание будущего комплекса, в который должны были войти жилые дома (в том числе для переселенцев из ветхого и аварийного жилья), социальные объекты (поликлиника, школа, детский сад), а также промышленные объекты.

Развивать проект должна была «Корпорация развития Республики Дагестан» (КРРД), однако с его реализацией сразу же начались проблемы. Выяснилось, в частности, что земли, намеченные под строительство, находятся в собственности третьих лиц. В свою очередь, «свободные» земли корпорация передала не абы кому, а компании «Шер», контролируемой министром строительства Дагестана Ибрагимом Казибековым.

В свою очередь, «Шер» передал их в субаренду компании «Гранит», которая также аффилирована с Казибековым. В 2016 году корпорации грозило банкротство, и именно «Шер» согласилось погасить долги предприятия. Но амбициозный проект это, увы, не спасло.
На базе «Дагкремния» должны были начать производство солнечных батарей.
Аэропорты, заводы, курорты… Где это все?!

Еще в июне 2016 года были озвучены планы по строительству Каспийского транспортно-логистического хаба (на базе Махачкалинского морского порта). Проект был немедленно включен в число приоритетных не только для Дагестана, но и всего СКФО, а его лично продвигал первый замминистра по делам Северного Кавказа Одес Байсултанов. Впрочем, несмотря на высокую протекцию, развивается он пока лишь на бумаге.

Прожекты, которые рождались на дагестанской земле, можно перечислять еще очень долго: от строительства всесезонного горнолыжного курорта «Матлас» в Хунзахском районе (134 млрд. рублей) и цементного завода «Грас» ($500 млн.) до нового аэропорта в Дербенте (точная стоимость даже не была озвучена). Сюда же можно включить, скажем, и создание Сулейманом Керимовым Каспийского завода листового стекла (КЗЛС), который так и не заработал на полную мощность.

Владимиру Васильеву теперь придется что-то делать со всем этим многомиллиардным «наследством». Жаль только, что все эти миллиарды существуют лишь на бумаге – в воображении жадных олигархов и политиков.

697 Все спецпроекты