USD: 65.40
EUR: 75.65
СКФО
Почему глава Чечни Кадыров не зарабатывает сам
Рамзан Кадыров, чтобы реализовать свои мегапроекты, дружит со всеми – от «Газпрома» до саудовской королевской семьи.

Антон Чаблин
Точная стоимость и источники финансирования крупнейших инвестпроектов на территории Чечни – вроде «Грозненского моря» или «Ахмат-Тауэр» – широкой общественности неизвестны. Даже размеры капитальных вложений в проекты, финансируемые государством (типа «Ведучи» или Грозненской ТЭС) можно отыскать не без труда. Однако, несмотря на огромные потоки денег, идущие в республику, ее бюджет почему-то до сих пор остается глубоко дефицитным.

Экономика на полную мощность не работает

«Хватит кормить Кавказ» – лозунг, хорошо известный всем с подачи Алексея Навального. Он кажется справедливым только по одной причине – объем трансфертов из федерального бюджета в бюджеты регионов Северного Кавказа очень велик. Взять, скажем, Чеченскую Республику.

В нынешнем году объем доходов составляет 70,6 млрд. рублей, из которых только 11,2 миллиарда – это собственные доходы (налоговые и неналоговые), остальное – безвозмездные перечисления.

При этом, по данным ФНС, только за первые шесть месяцев 2018 года к уплате в бюджеты различных уровней в Чеченской Республике было начислено 6,3 млрд. рублей, а уплачено почти 5,3 миллиарда.

Можно сравнить с показателями пятилетней давности. Скажем, в первой половине 2013 года в республике было начислено к уплате 6,2 млрд. рублей, а взыскано в бюджеты 5,6 миллиардов. Как видно, за пять лет показатели практически не изменились, в то время как в целом по Северо-Кавказскому округу объем поступления всех видов налогов, по данным ФНС, увеличился более чем в полтора раза – с 63,6 до 96,6 млрд. рублей.

Между тем, если опять-таки опираться на официальные данные Росстата, в Чеченскую Республику инвестиции поступают растущими темпами: за весь 2013 год было 44,6 млрд. рублей, а за весь прошлый – уже 65,4 миллиарда (правда, это с учетом государственных, а не только частных, вложений).

Однако за тот же период объем взысканного налога на прибыль (это основной индикатор развития экономики) в Чечне увеличился лишь на четверть: с 3,7 до 4,8 млрд. рублей. Почему же громко заявленные инвестиционные проекты не приводят к «запуску» на полную мощность экономики? Возможно, размера не хватает?
Кому дает деньги Минкавказа?

На сайте «Корпорации развития Северного Кавказа» (КРСК) лишь два объекта в Чечне обозначены как «реализуемые». Один – это строительство пищевого комбината «Урус-Мартановский» в Урус-Мартане (стоимость – 209 млн. рублей), а второй – это создание инновационного строительного технопарка «Казбек» (4,7 млрд. рублей).

Инициатором первого проекта является АО «Районный пищекомбинат «Урус-Мартановский»: по данным «Картотека.ru», это микропредприятие (работников менее 15), за 2016 год объем основных средств составил 48,5 млн. рублей, а выручка – ноль рублей… Такие показатели объясняются тем, что предприятие было создано для консолидации активов разрушенного во время войны пищекомбината (о его восстановлении было впервые объявлено еще весной прошлого года).

Технопарк «Казбек» намерена строить «Производственно-коммерческая фирма «Казбек», зарегистрированная в Ножай-Юртовском районе. Уставный капитал – 379 млн. рублей, а основным акционером является Ильмади Абуезидов. Еще в 2013 году кредитовать проект согласился Внешэкономбанк: компании было предоставлено 4,4 млрд. рублей. Теперь к этой сумме в виде государственной поддержки готова предоставить 50 миллионов также КРСК.

Впрочем, даже эти проекты кажутся мелочью в сравнении с теми, которые удалось запустить в регионе благодаря Рамзану Кадырову. Скажем, исключительно благодаря нему удалось пролоббировать включение проекта горнолыжного курорта Ведучи в туристический кластер Северного Кавказа.

На начальном этапе проект финансировал только миллиардер Руслан Байсаров, однако затем пошло и государственное финансирование. По подсчетам «Кавказ Пост», с апреля 2014 года (когда началась подготовка инвестиционной площадки) из двух источников – Министерства промышленности и энергетики Чечни и компании «Курорты Северного Кавказа» было выделено 3,2 млрд. рублей.

Но это, безусловно, не все траты: в ближайшие три года, в соответствие с постановлением правительства №856 на развитие «Ведучи» из федерального бюджета будет выделено более 7,6 млрд. рублей (наибольшая сумма – более 4,7 миллиардов – на строительство пассажирской подвесной канатной дороги длиной 4,4 км). Все объекты, судя по тексту постановления, должны быть введены в строй только в 2022 году.
С «Грозным» Кадыров дружит, а с «Роснефтью» поругался

Еще один мегапроект связан с «Газпромом», на средства которого (а точнее, его дочернего предприятия «ГЭС инжиниринг») строится Грозненская ТЭС мощностью 360 МВт. Она появилась на месте разрушенной во время войны ТЭЦ-3 в Заводском районе чеченской столицы.

Согласно контракту, общая стоимость работ (строительство электростанции плюс ее технологическое присоединение к электрическим сетям «Чеченэнерго» и «МРСК Северного Кавказа») составляет без малого 2 млрд. рублей. Строительство сейчас идет полным ходом: после ввода в эксплуатацию электростанция станет филиалом «ОГК-2».

Но вот еще один мегапроект, о котором давно грезил Рамзан Кадыров, реализовать все никак не удается – речь идет о строительстве нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) в Грозном. Весной прошлого года Кадыров обрушился с критикой на Игоря Сечина – председателя правления «Роснефти», совместно с которой Чечня и намеревалась строить НПЗ мощностью 1 млн. тонн нефтепродуктов в год.

Планы вынашивались еще с 2010 года, в проектирование завода было вложено более 720 млн. рублей. И вот, по словам чеченского лидера, переговоры уже настолько затянулись, что пришлось вести дела с саудовскими инвесторами.

О ком конкретно речь, неизвестно – конкретные источники средств, которые идут на мегапроекты в Чечне из стран Ближнего Востока, широкой общественности неизвестна. Известно лишь, скажем, что проект строительства НПЗ демонстрировали еще в мае 2016 года государственному министру Саудовской Аравии, председателю правления Саудовского фонда развития Ахмеду аль-Хатыбу, который посещал Грозный с официальным визитом. Ну а, скажем, строительство комплекса «Ахмат Тауэр» финансируют саудовские шейхи Тахнун Бин Заид Аль-Нахайян и Мухаммад Бин Заид Аль-Нахайан – сыновья бывшего президента ОАЭ (первый – советник по национальной безопасности ОЭА и председатель правления Национального банка Абу-Даби, а второй – наследный принц и заместитель Верховного главнокомандующего вооруженными силами).

Кстати, как и в случае с Грозненской ТЭС или пищекомбинатом «Урус-Мартановский», речь идет не просто о строительстве нового завода, а о восстановлении прежнего, разрушенного в ходе войны. И это один из мощных политических «козырей» Рамзана Кадырова в любых переговорах: мол, отношение к государственным инвестициям в послевоенную республику должно быть особым.

559 Все спецпроекты