USD: 65.40
EUR: 75.65
СКФО
Почему у главы Чечни Рамзана Кадырова нет политических конкурентов?
Чеченский лидер уже много лет считается считается одним из самых влиятельных губернаторов в России. Как это ему удается?

Антон Чаблин
Кадыров лишил интриги

«Кавказ Пост» продолжает новый проект – мы анализируем политическую стабильность в различных регионах Северного Кавказа. Одним из лидеров всевозможных губернаторских рейтингов неизменно становится Рамзан Кадыров.

Скажем, в рейтинге влияния глав регионов (который составляет близкое к Кремлю «Агентство политических и экономических коммуникаций») лидирующий тандем несколько лет неизменен – это мэр Москвы Сергей Собянин, следом за которым и идет Кадыров. Менялись лишь «бронзовые» призеры рейтинга: то лидер Тюменской области Владимир Якушев, то губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, то татарский лидер Рустам Минниханов.

Неизменно в пятерке лидеров (на первом – Собянин) чеченский лидер еще в одном рейтинге, который составляет агентство «Медиалогия».

Причем Кадыров, в отличие, скажем, от своих коллег – лидеров рейтинга (типа подмосковного губернатора Андрея Воробьева или татарского лидера Рустама Минниханова), зарекомендовал себя как политик не локального, а национального масштаба. Федеральная пресса ему в рот заглядывает, неизменно тиражируя все его высказывания по любому поводу: а только в нынешнем году он высказывался по поводу и Чемпионата мира по футболу, и фильма «Матильда» Алексея Учителя, и пожара в «Зимней вишне» в Кемерово, и курса биткоина...

Неизменно высок читательский спрос и на новости, которые касаются прав человека в Чечне. Скажем, в течение года продолжалось противостояние Кадырова и движения «Мемориал», руководитель чеченского представительства которого Оюб Титиев обвинялся в хранении марихуаны. Над Титиевым еще даже не начался суд, но даже судебные заседания по продлению срока его содержания под стражей вызывали колоссальный интерес федеральных журналистов, политиков и правозащитников.

В итоге 22 августа на совещании в правительстве Грозного Кадыров потребовал запретить въезд в республику правозащитников из других регионов и даже стран (которые, по его мнению, однобоко освещают судебные заседания по делу Титиева).
Непубличное правительство

Любое упоминание в прессе работает на повышение узнаваемости и цитируемости Кадырова: по подсчетам агентства «Медиалдогиа», в 2014 году ему было посвящено 67 тысяч журналистских публикаций – и уже столько же за первую половину 2018 года!

В общем, такое ощущение, что речь идет не о губернаторе региона, а о модном певце или дизайнере (кстати, со всеми звездами Рунета – от Тимати до Ольги Бузовой чеченский лидер тоже неизменно «дружит», повышая личную капитализацию). За всем этим флером, созданным пиарщиками вокруг фигуры Кадырова, с трудом можно разглядеть его основное предназначение – руководить республикой.

Достаточно сказать, что за почти 12 лет во главе Чечни Кадыров сменил лишь трех председателей правительства: пять лет этот пост занимал двоюродный брат чеченского лидера Одес Байсултанов (ныне первый замминистра по делам Северного Кавказа), затем шесть лет – Абубакар (Роман) Эдельгериев (сейчас – советник президента РФ). И, наконец, в июне премьер-министром стал Муслим Хучиев, бывший мэр Грозного.

Собственно, смена председателя правительства оказалась главной политической новостью в Чечне, не балующей наблюдателей громкими назначениями. Если, конечно, не считать таковыми замену министра промышленности и энергетики в апреле (Муслима Байтазиева поменяли на Ризвана Масаева), министра спорта (в марте Хасмагомед Хизриев уступил место Мусе Ханарикову) или министра экономического развития (в июле Абдула Магомедова поменяли на Ибрагима Идрисова). Ведь ни один из членов правительства не может даже соперничать по уровню популярности с Кадыровым. Да и все ротации происходят непублично, безо всяких разъяснений широкой общественности – за что убрали одного чиновника и на его место назначили другого.
Влиять на Чечню больше некому

Эксперты-кавказоведы обращают внимание, что кадровые ротации (что в органах исполнительной власти, что среди силовиков) связаны с людьми из ближайшего окружения самого Кадырова. С одной стороны, это говорит о короткой «скамейке запасных» в республиканской политике, а с другой – об усилении клановых тенденций. «Русская служба BBC» посчитала, что из 158 крупных чиновников в Чечне (включая ее представительства в Москве и других регионах) почти треть – это родственники Кадырова, а еще четверть – его односельчане (как, например, Абубакар Эдельгериев).

Вот лишь несколько примеров. В октябре 2017 года Управление ГИБДД Чечни возглавил 28-летний племянник чеченского лидера Идрис Черхигов, месяц спустя еще один племянник Хас-Магомед Кадыров возглавил УМВД по Грозному.

В июне 2018 года главой администрации Курчалоевского муниципального района местные депутаты единогласно (а как же иначе,) назначили племянника чеченского лидера (сын его старшего брата) Хамзата Кадырова, а месяц спустя мэрию Грозного возглавил еще один племянник Кадырова (сын его родной сестры) Ибрагим Закриев, ранее первый вице-премьер в правительстве республики.

Впрочем, родственные отношения с главой республики не гарантируют беспроблемного политического существования. Троюродный племянник главы региона Ислам Кадыров возглавлял администрацию главы и правительства Чечни, но в 2016 году неожиданно покинул этот пост. Его назначили заместителем председателя правительства по вопросам взаимодействия с силовыми ведомствами, но уже спустя год Ислам Кадыров покинул и ее. Где он сейчас работает, точно неизвестно.

Считается, что его немилость была связана с расследованием дела о покушении на Кадырова. В Гудермесском районном суде в июле 2017 года вынесли приговор трем предполагаемым участникам покушения – они получили по 6,5 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Организатором якобы был бизнесмен Иса Ямадаев – представитель рода, который некогда мог в Чечне поспорить по влиятельности с Кадыровыми. Братья Руслан и Сулим Ямадаев были убиты: первый в 2008 году в центре Москвы, а второй – в 2009 году в Дубае...

В настоящее время сколько-либо влиятельных политических оппонентов (и уж тем более кланов) у Рамзана Кадырова в Чечне не осталось. Политики – даже имеющие формально высокие посты во властной иерархии – даже близко не могут соперничать с ним по известности.

Именно в этом и стоит искать залог той самой «влиятельности», которую прокремлевские политологи и оценивают в рейтингах. Просто кроме Кадырова влиять на жизнь Чечни некому...

419 Все спецпроекты