USD: 65.75
EUR: 76.05
СКФО: кому пойдут деньги за мусор
Миллиарды, собранные с жителей, пойдут 15 компаниям, из них две – московские .

Антон Чаблин
С первого января 2019 года во всех регионах Северного Кавказа заработают новые операторы по сбору и вывозу мусора. Яростная конкуренция, развернувшаяся между компаниями-претендентами, свидетельствует – бизнес крайне выгодный. Правда, нередко в конкурентной борьбе он использует грязные методы.


Заложники корпоративной войны

Уже второй год суды Ставрополья не могут вынести окончательное решение по поводу судьбы крупнейшего в крае мусорного полигона, принадлежащего компании «Эко-Сити» (он находится в хуторе Нижнерусском). Компания с 2017 года является региональным оператором по сбору и утилизации твердых отходов, которая обслуживает северную зону края: 10 муниципальных районов, а также Ставрополь и Михайловск.

Соответственно, все остальные мусорные полигоны (включая, например, принадлежащий компании «Полигон Яр» на Старомарьевском шоссе в краевой столице) больше не могли принимать твердые отходы. Однако сам «Эко-Сити», несмотря на наличие поддержки со стороны правительства, приобрел влиятельных противников со стороны – как ни странно – «Газпрома». А также местных жителей…

Начиная с 2013 года, когда стартовало строительство мусорного полигона в Нижнерусском, жители хутора писали жалобы во все возможные инстанции – вплоть до губернатора края. Суть их претензий к деятельности полигона в том, что она построена в непосредственной близости от рек Русская и Чибрик и родников, обеспечивающих питьевой водой станицу Рождественскую.

Здесь же сконцентрированы запасы подземных вод Пелагиадского участка Среднесарматского водоносного горизонта. Это месторождение вод было открыто и разведано институтом «Кавказгидрогеология» еще в 2006-2007 годах по заказу правительства края (его предполагалось использовать для подготовки ресурсной базы пресных вод с целью питьевого водоснабжения Ставрополя в период чрезвычайных ситуаций).

И, по мнению жителей, фильтрат из свалки, содержащий тяжелые металлы (кадмий, медь, никель, хром, железо, калий, натрий) могут отравлять Новотроицкое водохранилище, которое снабжает питьевой водой более полутора миллионов человек семи районов края. Все эти доводы жители Нижнерусского и приводили в жалобах – но на них никто в конечном итоге не отреагировал. Хотя люди добились приема и у первого вице-премьера Николая Великданя, и у губернатора Владимира Владимирова.

Чиновники, правда, без экивоков заявляли: в основе проблемы, мол, лежит вынесенная в информационное пространство война двух хозяйствующих субъектов – компаний «Полигон-Яр» и «Эко-Сити», которые и боролись на право обслуживать Ставрополь.

Именно в разгар этой войны, в июле 2016 года, группа жителей Нижнерусского обратилась с исковым заявлением в Октябрьский районный суд, требуя прекратить опасную деятельность полигона. Истцы прямо указывали, что администрация Ставрополя должна использовать городской полигон на Старомарьевском шоссе для хранения мусора.
Местные жители против соседства с мусорным полигоном
На кону мочало – начиная сначала

Для участия в деле были привлечены Росприроднадзор, Минприроды края и «Газпром». Позиция «Газпрома», фактически» и оказалась решающей. Они утверждали, что соседство подземного хранилища газа с мусорным полигоном – крайне опасно. На свалке толща бытовых отходов может разогреваться до 50 градусов на десятки метров, выделяя ядовитые и горячие газы – аммиак, сероводород и метан.

«Газпром» как пользователь недр не давал согласие на строительство полигона – более того, в связи со строительством на территории Ставрополья новой ветки «Турецкого потока» потребуется расширение подземного газохранилища, будут буриться новые скважины. А это, мол, полностью исключает возможность нахождения полигона в данном месте.

Рассмотрение судебного дело тянулось до неприличия долго – из-за назначения нескольких экспертиз, и лишь в декабре 2017 года (по совпадению, когда «Эко-Сити» было уже признано региональным оператором) судья Юнона Шевченко вынесла решение: прекратить опасную деятельность полигона по обращению с отходами как создающую угрозу для объектов окружающей среды, а администрации Ставрополя и муниципальному предприятию «Фаун» транспортировать сюда отходы.

«Мусорщики» решение первой инстанции обжаловали в апелляционной инстанции краевого суда, которая в апреле нынешнего года встала на сторону владельцев полигона. Выяснился крайне любопытный факт: в деле есть два заключения государственной экологической экспертизы – одно выдано в 2011 году, а второе в 2014 году. И они полностью противоречат друг другу: одно положительное, а второе – отрицательное. И оба при этом действующие! Да, вот такие казусы бывают в нашем «правовом» государстве.

Апелляционная инстанция краевого суда отказалась признавать деятельность полигона в Нижнерусском экологически опасной – и разрешила ее продолжить. Доводы «Газпрома» при этом в расчет не взяли. Естественно, это решение было обжаловано уже в кассационной инстанции… которая выносить окончательный вердикт не стала, и вернула дело обратно в апелляцию. В общем, как в пословице: на кону мочало – начиная сначала. Стоит ли говорить, что все время, пока идут суды, деятельность мусорного полигона продолжается.
В деле есть два заключения государственной экологической экспертизы, и они полностью противоречат друг другу
Чечня: выгодный бизнес на мусоре

А как обстоят дела с деятельность региональных операторов в других территориях? На Ставрополье их четыре: если «Эко-Сити» начал работу с первого января, то в июле – «Экострой» (Александровский, Новоселицкий и Благодарненский районы) и «Комбинат благоустройства» (Арзгирский, Буденновский, Нефтекумский и Левокумский районы). А с первого января 2019 года начнет работу ООО «ЖКХ» из Минеральных Вод, которое будет обслуживать всю южную зону края: девять районов и шесть городов.

Меньше повезло Дагестану, территорию которого решено было разделить на шесть зон ответственности, которые отошли пяти компаниям «Экологика» (Москва), «Дагэкодом» (село Верхнее Казанище), «Дагэкосити» (село Буглен), «Гофро-Альянс» (Буйнакск)… и «Экопромлайн», зарегистрированной во Владикавказе. Неужто местных не нашлось, коли пришлось привлекать операторов из Северной Осетии и даже Москвы?!

А вот в республиках Северного Кавказа власти не захотели действовать так размашисто. Скажем, в Северной Осетии всего два региональных оператора: «Чистый город» (Моздок) и «Эко-Альянс» (Москва), в Карачаево-Черкесии – один (управляющая компания «Глобус» из Черкесска), как и в Кабардино-Балкарии («Экологистика» из Нарткалы), Ингушетии («Экосистема» из Сунжи, хотя ранее была зарегистрирована в Рязанской области) и Чечне («Оникс» из Гудермеса).

Фирмы – непубличные, как и их учредители. За исключением чеченского «Оникса», который принадлежит Мовсади Альвиеву, он же один из крупнейших девелоперов в республике (ему принадлежат компании «Грозный-Сити» и «Шали-Сити», строившие одноименные комплексы). Помимо мусора он вложился в строительство чеченских бургерных Тимати под брендом Black Star Burger.

Альвиев также возглавляет компанию «Мастер», которая строила Международный учебный центр сил спецназа в Гудермесском районе. Принадлежит бизнесмену и компания «Чеченпроект», которая проектирует для государства крупные объекты не только в Чеченской Республике, но также и в Крыму (канализация в Феодосии, Судаке, Саки).

Раз такой крупный бизнесмен вложился в мусор, значит, это вправду очень прибыльно!

344 Все спецпроекты