USD: 63.58
EUR: 70.39
  1. Спецпроекты
  2. События
Регионы Северного Кавказа меняют своих представителей в Совете Федерации.
Смена караула
По итогам прошедшего 8 сентября единого дня голосования два региона округа – Ставропольский край и Ингушетия – обзавелись новыми сенаторами.
Силовик вместо авторитета

О том, что следующим сенатором от исполнительной власти Ставрополья станет первый замглавы Росгвардии Сергей Меликов, стало ясно еще в июле, когда губернатор Владимиров, баллотировавшийся на второй срок, обнародовал список из трех своих кандидатур для наделения полномочиями члена Совета Федерации в случае победы.

Несмотря на то, что в списке, помимо Меликова, были фамилии еще действующего на тот момент сенатора Михаила Афанасова и многолетней руководительницы пятигорского санатория «Машук» Татьяны Чумаковой, у наблюдателей не возникло никаких сомнений в том, кто именно из этой тройки является главным кандидатом на сенаторский пост.
Замена Афанасова на Меликова представляется действительно оправданной. Конечно, в руках прежнего сенатора и его семьи был сосредоточен достаточно мощный финансовый и административный ресурс, который мог быть полезен региональному руководителю.

Но обратной стороной медали являлась определенная токсичность этой хорошо известной на Кавминводах фамилии – о сети клановых отношений, которыми Афанасовы опутали немалую часть края, писала с подачи ставропольских расследователей даже федеральная пресса .

И понятно, что в рамках тренда на очищение власти от коррупции федеральный силовик в качестве представителя губернатора в Совфеде выглядит куда лучше, чем местный авторитетный предприниматель.
Однако странно было бы думать, что инициатива по замене сенатора целиком исходила из ставропольского «белого дома». Сергей Меликов – фигура не просто федерального масштаба, он представитель достаточно небольшого круга людей, пользующихся высоким доверием президента.

И поэтому особенно весомы предположения осведомленных наблюдателей о том, что сенаторство Меликова стало частью пакетного соглашения Владимирова с федеральным центром, которое и позволило нынешнему губернатору без проблем избраться на второй срок.
От земли, но с чистыми руками

Продолжением того же антикоррупционного тренда называют и выбор нового сенатора от исполнительной власти Ингушетии. Бывший прокурор Махмуд-Али Калиматов, которого ингушские депутаты избрали главой республики на заседании 8 сентября, в своей инаугурационной речи обозначил в качестве приоритета именно борьбу с коррупционными проявлениями.

Логично, что предложенная им кандидатура на пост нового сенатора от Ингушетии оказалась подчеркнуто свободной от связей с потенциально коррумпированными региональными элитами.

Мухарбек Барахоев, который теперь будет представлять Ингушетию в верхней палате российского парламента, никогда не работал в республиканских органах власти, зато хорошо знает жизнь «на земле», почти два десятилетия отработав главой администрации небольшого села Алкун в Сунженском районе республики.
В этом смысле Барахоев является полной противоположностью своему предшественнику на сенаторском посту Мусе Чилиеву. Тот успел побыть и министром финансов республики, и председателем регионального правительства. При этом у местной оппозиции к Чилиеву было немало вопросов с точки зрения «чистоты рук». Немало шума весной нынешнего года наделал конфликт между сенатором и бывшим главой МВД республики Ахмедом Погоровым, обвинившим его в разворовывании средств федеральной целевой программы «Социальное-экономическое развитие Ингушетии»
Нальчикский туман

А вот в Кабардино-Балкарии на момент публикации материала ситуация оставалась непроясненной. С одной стороны, целый ряд федеральных экспертов уверенно говорят о том, что сохранить свой сенаторский пост должен Арсен Каноков, руководивший регионом в 2005-2013 годах.

Однако определенные сомнения вызывает тот факт, что на состоявшейся 3 октября церемонии инаугурации избранного главы республики Казбека Кокова не было сказано ни одного слова о планах по выдвижению Канокова сенатором. Более того, хотя закон обязывает будущего руководителя региона не позднее чем за две недели до вступления в должность подавать в региональный парламент свои предложения о кандидатах в сенаторы, но до сих пор нет ни одного публичного упоминания о том, что это было сделано.

Сотрудники аппарата главы и правительства КБР также ссылаются на отсутствие информации по данному вопросу, а между тем, с официального сайта Совета Федерации упоминание о Канокове, как о действующем члене палаты, уже удалено. Все вышеперечисленное вполне может быть свидетельством того, что новый глава региона готовится принять отнюдь не то решение, которого от него ожидали многие.
Нет декларации – нет должности

Отметим, что нынешние замены сенаторов на Северном Кавказе уже не первые в нынешнем году, и ни одна из них по своей скандальности не способна сравниться с тем, как смена произошла в Карачаево-Черкесии. Там нового представителя от исполнительной власти республики пришлось искать после того, как 30 января прямо в зале заседаний Совфеда был взят под стражу Рауф Арашуков, обвиненный в убийствах и создании преступного сообщества.

Но еще несколько месяцев, даже будучи в СИЗО, Арашуков формально сохранял за собой сенаторский статус, а освободить кресло удалось только в мае – сенаторы воспользовались тем, что он не представил своевременно декларацию о доходах, и лишили его полномочий. В результате в конце июня республика, наконец, получила нового представителя в верхней палате парламента – им стал 56-летний депутат черкесской гордумы Крым Казаноков.
При этом, безусловно, самыми стабильными по составу на Кавказе остаются сенаторские корпуса в Чечне и Дагестане. Представитель исполнительной власти прикаспийского региона Ильяс Умаханов является одним из старожилов палаты, работая в Совфеде непрерывно с 2001-го года. Компанию ему составляет миллиардер Сулейман Керимов, защищающий интересы Дагестана в российском сенате уже одиннадцатый год.

С того же 2008-го года исполняет полномочия сенатора Зияд Сабсаби. Формально он представляет интересы законодательной власти Чеченской Республики, но в реальности высокий статус ему нужен в качестве проводника влияния главы региона Рамзана Кадырова в странах Ближнего Востока, где Сабсаби, выходец из Сирии, располагает разветвленной сетью контактов. Годом позже в состав верхней палаты парламента России вошел еще один действующий сенатор от Чечни – Сулейман Геремеев.

Известен он тем, упоминался прессой в контексте ряда громких преступлений прошлых лет, включая убийства Руслана Ямадаева и Анны Политковской.

Влад Назаров
Опубликовано 4 Октября в 7:20