USD: 62.55
EUR: 69.86
  1. Спецпроекты
  2. События
Врачи «Скорой» не хотят умирать на смене, а больные - в ожидании помощи
Получается очень страшный замкнутый круг. Гром уже грянул в конце прошлого года, когда в Ставрополе, не дождавшись «неотложку», умерла молодая учительница. В 21 веке. В городе. Просто потому, что врачи не успели сбить температуру. «Кавказ Пост» разбирался, почему «скорая помощь» порой ведет себя как «немощь», и кто в этом виноват.
Хоть пешком иди

«У меня ночью давление поднялось под двести. Дома не нашлось ни одной таблетки, чтобы сбить. На «03» трубку никто не брал, к счастью, соединили через 112, там – механически-равнодушный голос: «Ожидайте». Говорю, очень плохо, в ответ: вызовов по городу много, ожидайте. Приехали через час, сбили, сделали кардиограмму. А если бы не успели? У меня паника была: понимаю, что бригада еще и не выезжала, а тут еще горе от ума и начитанности – инсульт в 40 лет не хочется получить. Что делать в час ночи? На такси к ним на станцию ехать? Или сразу в больницу? Прямо, хоть ложись и помирай». Это отчаянные строки письма, пришедшего в редакцию «Кавказ Пост». Как оказалось, нашей читательнице еще повезло. С такими симптомами, как у нее, врачи могли добираться гораздо дольше. Имели на то полное право.
К уже упомянутой ставропольской учительнице, к примеру, «неотложка» доехала спустя несколько часов, лишь, когда мать молодой женщины позвонила диспетчеру в очередной раз и сказала, что больная теряет сознание. В итоге спасать 6 января оказалось некого…Как выяснили «Ставропольские ведомости», к таким вот неотложным вызовам, типа температуры или давления у пациента, относятся случаи без прямой угрозы жизни. Ждать больным, возможно, придется целый день, пока не освободится бригада.

А в приоритете (и тут не вопросов) пациенты, нуждающиеся в экстренной помощи – жертвы аварий, поражения электрическим током, инсультники т.д. К ним обязаны доехать не позже, чем через 20 минут после вызова. С одной стороны, логика бесспорная. Не может бригада выбрать пациента с приступом тахикардии, когда в соседнем подъезде у кого-то уже случился инфаркт. Но ужас-то в том, что спрогнозировать течение приступа тахикардии невозможно. К одной девушке с «неопасной» температурой мама уже ходит с цветами на кладбище… Спасибо за это правилам, разделившим скорую медпомощь на экстренную и неотложную.
В режиме вечного аврала

Кто ответит за смерть ставропольской учительницы? По горячим следам в краевом следственном управлении заявили, что было принято решение провести проверку смертельного случая по следам информации, опубликованной в интернете на одном из официальных порталов. Но практика показывает, что если медицинских работников и привлекают к ответственности по статье 238 УК РФ, то зачастую в судах дела переходят на более легкие статьи и ограничиваются прекращением уголовных дел за истечением сроков давности и отсутствием реального наказания. Хотя врачей, если честно, жалко. Потому что они не трехжильные. И сами заложники системы. Есть данные, что в тот злополучный для семьи учительницы день 6 января, на пульт дежурных «скорой» поступил 561 вызов. Дежурило тридцать бригад.
«В период с 15:00 до 16:00 поступило 45 вызовов (в том числе экстренные), что привело к повышенной нагрузке на медицинские бригады», - говорится в официальном ответе ведомства. Вот он – корень зла. Невозможно врачу разорваться физически. И здесь возникает вопрос, который повис очень давно. Может, не надо вкладывать колоссальные средства в помпезные партийные проекты по благоустройству, когда молодые люди умирают в виду элементарной нехватки врачей «Скорой»? Тем паче, что и собственно сфера здравоохранения получает сегодня немалые средства на модернизацию, о чем бодро рапортуется с высоких трибун. Значит, неэффективно работает механизм распределения, значит, не те «дыры» за счет бюджета затыкаются.
Мы так больше не можем, мы не рабы

О том, что в системе оказания скорой медпомощи назрел системный кризис, красноречиво говорит открытое письмо сотрудников ГБУЗ СК «Станция скорой медицинской помощи» города Ставрополя. Его в прошлом году адресовали Президенту РФ Владимиру Путину.
Постоянные переработки и низкая оплата труда медиков довела их до «ручки». Сразу семьдесят человек попросили прокуратуру и главу государства инициировать проверку фонда зарплаты и ее начисления, а также провести экспертную оценку штатного расписания и нормативов.

Медики писали: «Мы так больше не можем. Мы не рабы. И не хотим умирать на смене». Выяснилось, что в обход нормативов им нередко приходилось выезжать «не комплектом», поодиночке, рискуя нарваться на наркоманов или алкоголиков в квартирах и темных подъездах. Зачастую вместо 520 часов врачи фактически отрабатывали по 700 часов. С той же зарплатой.
Крик души звучал так: «Нет у нас нужного количества специалистов, как среди водителей, так и среди врачей и фельдшеров. Вот и получается, что выходит 30 бригад, а работают как 47. Люди по 16-20 вызовов в день обслуживают. А все потому, что руководство целенаправленно поддерживает кадровый голод. Им это выгодно».

Медики предлагали следующее: «Каждый путевой лист уже становится как лотерея - повезет или нет, по твоему профилю пациент или предстоит импровизировать на месте. Знает ли об этом руководство? Безусловно. Но на все претензии говорит, что мы должны забыть, что когда-то были неврологами, хирургами, окулистами, теперь мы универсальные солдаты и имя нам «врач скорой помощи». Но вот только случись что с пациентом, отвечать будем мы. Нам очень нужны новые кадры».

Как думаете, услышали ли тех, кто спасает жизни?

Влада Кириллина
Опубликовано 3 Апреля в 10:46