USD: 64.22
EUR: 70.73

Эксперт Александр Казаков

Александр Казаков
политолог
943
Политолог, журналист, автор издания "Свободная пресса". 

Блог эксперта

Уверен, что каждый житель страны заметил в последнее время тенденцию по троллингу чиновников, причём на всех федеральных телеканалах и потом с «разгоном» по другим СМИ и соцсетям. Налицо признаки «кампании». Причём, хочу заметить, что в СМИ принципиально без разбора ставятся в одну линейку чиновники, которые ведут себя по-хамски на грани даже не Административного, а Уголовного кодекса (Горринг), и чиновники, которые просто допускают ошибки в аргументации, поскольку не привыкли к публичному дискурсу (чиновник из Чувашии, который говорил о зарплатах учителей). Именно эта неизбирательность критических атак на чиновников, помноженная на регулярность эпизодов в медийном поле, позволяет мне говорить о том, что такого рода «ляпы» просто-напросто выискиваются на просторах региональных СМИ и соцсетей. То есть это информационный заказ. Думаете, раньше чиновники разных уровней высказывались менее безнравственно, в одних случаях, или менее коряво, в других? Да ничего подобного. Я сам неоднократно был свидетелем таких «ляпов», когда в «нулевых» работал в России в периметре УВП АП (структура администрации президента — ред.). И знаю, что за публикацию такого рода «ляпов» в тех СМИ, которые входили в «официальный пул», редактора этих СМИ рисковали вылететь с работы с «волчьим билетом». Поэтому не было необходимости следить за каждым СМИ — они сами за собой следили и перестраховывались. Тут и наследие 90-х сказывалось, когда за такого рода «наезды» можно было потерять не только карьеру, но и здоровье, причём именно на региональном или даже местном уровне. До недавнего времени информационное пространство выстраивалось по определённой модели. Были «осевые» СМИ всех уровней — от федеральных до местных — которые задавали как бы «государственную», официальную точку зрения и которые напрямую, прежде всего административно, зависели от АП. И были другие, в том числе популярные СМИ всех уровней, которые не зависели от АП напрямую, но на которые АП могла влиять разными способами. Эти, зачастую популярные, но «не официальные» СМИ использовались АП как инструмент для информационного (а значит, и политического) маневрирования. Можно было «заметить» критическую информацию в этих СМИ и переместить её в поле «официальных» СМИ, чтобы потом иметь политический манёвр, а можно было просто эту критическую информацию «не заметить». В качестве третьего уровня информационного поля существовала ниша «маргинальных» СМИ, и в эту нишу могли «загнать», в случае политической необходимости, любое СМИ, даже федерального формата. Кроме, собственно, публично государственных. При такой системе наше чиновничество жило как бы в информационном «заповеднике», в котором как чиновничество «охраняли» от народа, так и народ от чиновничества. Система работала. По разным оценкам от 80 до 90 процентов населения страны существовало в информационном пространстве, так или иначе контролируемом «официальными» информационными ресурсами. И никакие соцсети тут ситуацию не меняли, так что и сейчас на их важность ссылаться нет смысла. Даже при президентстве Медведева, который не был связан теми обязательствами, которые принял на себя при вхождении во власть Путин, по крайней мере, на первые два президентских срока, система не была «вскрыта» и осталась сбалансированной. Конечно, работа по очищению чиновничьего сословия от наследия 90-х все эти годы велась (коррупция, непотизм, симония и т. д.), но велась в «закрытом режиме», не выходя за пределы «заповедника». Прежде всего, из опасения фрустрировать общественное мнение. Сейчас ситуация изменилась. Не только «официальные» СМИ, но самые что ни на есть государственные федеральные телеканалы с завидной регулярностью транслируют на всю страну не только находящиеся на грани Административного и даже Уголовного кодекса проступки чиновников разного уровня, но и простые словесные «ляпы» людей, которых не учили работе в публичном дискурсе. Даже если раньше такой чиновник коряво высказывался в своих аккаунтах, и это становилось причиной недовольства, ему просто звонили от непосредственного начальства и приказывали убрать корявый пост. А «разгон» этого корявого высказывания в маргинальных СМИ просто-напросто игнорировали. Понимаете, в чём разница? Сейчас такого рода корявый пост какого-нибудь местного чиновника в соцсетях мгновенно вытаскивается на самый верх и транслируется через федеральные СМИ, включая государственные каналы, и в самых рейтинговых телепередачах. Можно, конечно, сказать, что это уровень свободы у нас в стране повысился (хотя, если речь об анархии, я не уверен, что речь должна идти о «повышении»). Можно сказать, что уровень управляемости информационными и общественными процессами у нас в стране понизился. Можно сказать, что у нас заигрывают с «популизмом» (но тут можно и заиграться, и даже доиграться). А можно сделать иной вывод: это политическая кампания, которая имеет конкретных заказчиков — просто очень-очень высокого уровня — и конкретные цели. Кого-то эта история может порадовать. Мол, наконец-то начали вычищать эти авгиевы конюшни нашего зарвавшегося чиновничества. Хотя даже на таком уровне я бы подождал радоваться и задумался о том, что чиновничье сословие — это те люди, которые обеспечивают нашу с вами жизнедеятельность. Без которых мы просто переселимся обратно в пещеру. И дискредитация чиновничества как сословия неизбежно приведёт к тому, что качество и компетентность этого сословия начнут резко снижаться — включится процесс отбора худших по «остаточному принципу». Это если процесс стихийный. Но я уверен, что процесс этот управляем и, следовательно, является политической кампанией с соответствующим информационным сопровождением. Значит, главный вопрос: кто и зачем эту кампанию запустил? С моей стороны, это аналитический вывод, причём с охранительных позиций, а не инсайдерская информация, поэтому мои выводы будут носить неизбежно амбивалентный характер. Чтобы сразу определить альтернативы, спрошу так: это Путин заказал кампанию по дискредитации чиновничьего сословия, или её заказали против Путина? Оба варианта можно обосновать. Начну с первого. И для начала напомню, что в сегодняшней России именно чиновничье сословие (его высший, управляющий слой) составляет костяк того, что у нас вкладывают в понятие «элита» — так будет проще разобраться. Поэтому переформулирую вопрос: это Путин заказал дискредитацию нынешней элиты? Такой вариант возможен. Не секрет, что нынешняя «элита» в существенной своей части остаётся наследницей 90-х и в таковом качестве она сопротивляется курсу Путина на реформы. Тут и либеральная экономическая элита, которая не желает «левого поворота», тут и региональные элиты с их «вотчинами», и многое другое. Более того, есть признаки того, что с лета этого года эта «не-путинская» элита от простого саботажа (неисполнение поручений президента) перешла в атаку на Путина (начиная с пенсионной «реформы», которую объявили во время чемпионата мира по футболу и т. д.). Некоторые ведущие аналитики вообще считают, что мы имеем дело с анти-путинским «заговором элит» (Михаил Хазин, например), который должен перейти в активную фазу как раз этой весной. Путин не может об этом не знать, и тогда политическая кампания по дискредитации чиновничьего сословия (элиты) может быть частью его контригры. Учитывая тот факт, что Путин с самого начала отказывался от репрессивного («сталинского») метода смены элиты — а менять её нужно было, — процесс её смены сейчас значительно усложнён. Необходимо вывести за рамки политического поля (уволить или ослабить) ключевых анти-путинских игроков, но так, чтобы они не смогли задействовать свои ресурсы в этом противостоянии. Ресурсом анти-путинских лидеров элитных групп является дестабилизация ситуации либо в стране в целом (именно в стране, так как на международном уровне игра против Путина фактически провалилась), либо в каких-то регионах. Условно говоря, им надо «вывести на улицу бунтующий народ», и круче, чем на Болотную в 2011 году. Для того, чтобы не дать им это сделать, кроме аппаратных ходов, Путин должен сделать их отлучение от принятия решений максимально легитимным в глазах общественного мнения. Если удастся, то тогда лидеры анти-путинских элитных групп не смогут эффективно задействовать свои огромные ресурсы для дестабилизации обстановки в стране — люди их просто не поддержат. Кстати, должен тут заметить, что у нас в стране давно уже принято считаться с общественным мнением, а не только им манипулировать. То есть, если Путин готовит «элитную революцию», то тогда политическая кампания по дискредитации чиновников может быть заказана им. Мотив понятен: все эти потерявшие берега, безнравственные и некомпетентные чиновники — часть той «элиты», которая наследница 90-х, которая саботирует курс реформ Путина и которую надо менять, причём начиная с самого верха. В таком раскладе мы можем объяснить, кто инициировал политическую кампанию по дискредитации чиновничьего сословия и зачем. Более того, мы и поддерживаем тогда эту инициативу. Отмечая, однако, опасность такой тактики: разрушить доверие легко, но надо не забыть потом озаботиться восстановлением доверия к сословию как таковому. Однако всю эту кампанию по дискредитации можно интерпретировать и с противоположной точки зрения. Та анти-путинская «элита», которая чувствует опасность «смены вех», и которая готова сместить Путина с поста президента, тоже может быть инициатором политической кампании против чиновничьего сословия. Казалось бы, против самой себя? В том числе, если эта анти-путинская «элита» уверена в том, что сможет удержать ситуацию под контролем, с помощью части «силовой элиты». Но тут есть один мотив, который регулярно прорывается в СМИ, вольно или невольно. Мы нередко слышим вопрос: а кто является легитимирующим центром всего чиновничьего сословия в нашей стране? Не президент разве? Этот мотив прорывается в вопросе: а кто его назначил? Это ведь вопрос, который может повторяться и повторяться: а кто назначил того, кто этого назначил? И так вплоть до президента, который может быть представлен как «тот, кто назначил всех», включая негодяев и дураков. Таким образом, анти-путинская «элита» может, дискредитируя чиновничье сословие — представляемое «властью» как таковой — создавать благоприятную почву для того, чтобы дестабилизировать ситуацию в стране и вывести таки на улицу толпу, неважно в каких «жилетах». Ведь постоянно рассказывающие нам об анти-элитных выступлениях по всему миру СМИ тоже, вольно или невольно, льют воду на мельницу этого возможного сценария. Мол, почему мы, как минимум эмоционально, поддерживаем «жёлтые жилеты» во Франции, а у нас — нет? У нас тоже бензин дорожает и вслед за ним все цены ползут вверх. У нас тоже минимальные зарплаты слишком минимальны. Тут надо отметить, что анти-путинская «элита» вообще может играть, как говорится, с двух рук. Сама инициировать подорожание бензина, и сама — опосредованно — поддерживать протест против этого подорожания. Так же и со всеми остальными потенциально протестными темами. Опасная игра? Конечно. Но и цена вопроса для анти-путинской элиты, если наши выводы верны, слишком высока — уход в политическое небытие и потеря всего того, что смогли «накопить» на разрушении СССР и последующем дерибане советского наследства. Вывод: до тех пор, пока нам неясно, кто заказал политическую кампанию по дискредитации чиновничьего сословия, давайте хотя бы не поддаваться манипуляциям и сохранять способности к трезвому суждению. Трезвое суждение в этом случае таково: чиновничье сословие — один из столпов, на которых держалась в прошлом и держится сегодня Россия. Необходимо добиваться того, чтобы не допускать в это сословие заведомых негодяев и дураков, но борьба с негодяями и дураками не должна приводить к дискредитации самого сословия. Необходимы чувство меры и сбалансированность в нашем сознании. Мы не должны совершать операцию «переноса» с одного зарвавшегося чиновника на всё сословие. Иначе мы в очередной раз в своей истории выплеснем из ванны ребёнка вместе с водой. Источник: "Свободная пресса".
Мнение эксперта может не совпадать с мнением редакции

Эксперты

Маис Курбанов, Политолог, общественный и политический деятель.
Маис Курбанов Политолог, общественный и политический деятель.

«Если Эрдоган сегодня войдёт в Сирию, — это война надолго»

Евгений Шлемович Гонтмахер, Евгений Шлёмович Гонтмахер (род. 6 июля 1953, Львов) — российский экономист. Заместитель директора по научной работе Института мировой экономики и международных отношений. Доктор экономических наук, профессор. Член Правления Института современного развития, Член Комитета гражданских инициатив
Евгений Шлемович Гонтмахер Евгений Шлёмович Гонтмахер (род. 6 июля 1953, Львов) — российский экономист. Заместитель директора по научной работе Института мировой экономики и международных отношений. Доктор экономических наук, профессор. Член Правления Института современного развития, Член Комитета гражданских инициатив

Ловушка нищеты: четверть российских несовершеннолетних детей живут в семьях, где доходы ниже прожиточного минимума.

Сергей Маркедонов ,
Сергей Маркедонов

На грузинском политическом Олимпе снова перемены

Алексей Макаркин ,
Алексей Макаркин

Неожиданное заявление Сергея Чемезова о полезности оппозиции связано, как представляется, с пониманием ограниченности возможностей жесткого курса.