Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Спецпроекты

Как гражданское общество на Северном Кавказе «срастается» с властью

Обществo НКОСеверный КавказАся КапаеваСергей Попов Как гражданское общество на Северном Кавказе «срастается» с властью
«Партийный вопрос» решает… Минюст

Органы Минюста в регионах Северного Кавказа за последние полтора года добились ликвидации множества некоммерческих организаций. Большинство среди них – те, о деятельности которых и вправду ничего не было известно. Скажем, в апреле в Чечне решением суда была ликвидирована «Ассоциация потребителей энергетических ресурсов», которую возглавлял руководитель отдела технического аудита «МРСК Северного Кавказа» Гелани Усамов. Основным учредителем являлся ГУП «Чечкоммунэнерго» – крупнейший в республике перепродавец электроэнергии (еще в январе предприятие было признано банкротом, и сейчас в стадии ликвидации, как и учрежденная им «Ассоциация…»).
Прочие истории банальнее. Так, в Северной Осетии по требованию Минюста были ликвидированы казачье объединение Алагирского района, евангелическо-лютеранская община Владикавказа, благотворительный фонд «Барс» Хаджимурата Гацалова  (это олимпийский чемпион и директор ДЮСШ единоборств, его не стоит путать с муфтием республики)…

мурат.JPGФонд «Барс» Хаджимурата Гацалова не подает в Минюст отчет о своей деятельности

Как правило, основание для ликвидации НКО – то, что она не подает в органы Минюста ежегодный отчет о своей деятельности. На этом основании, в частности, только в Кабардино-Балкарии судом были ликвидированы региональные отделения двух партий – «Партии родителей будущего» и «Республиканской партии».
На Ставрополье в числе ликвидированных оказались «Защитники Отечества». 
А в Карачаево-Черкесии были ликвидированы «Народная партия», «Союз горожан» и «Родная страна». Подступался Минюст и к партии «Народ против коррупции»: но ее юристы сумели добиться того, что региональное отделение не стали ликвидировать и даже приостанавливать деятельность – а только предоставили срок для подачи отчетов. А на нынешних выборах в горсовет Черкесска «Народ против коррупции» (ее возглавляет предприниматель Александр Айчепшев), который занял непримиримую позицию в отношении властей республики и города, оказался под жестким административным прессингом.  

«Черкесский» вопрос решили судом

Власти регионов Северного Кавказа нередко используют Минюст для попытки давления на инакомяслящих. В частности, в феврале 2016 года управление Минюста по Карачаево-Черкесии попыталось добиться ликвидации общественного движения «Адыгэ Хасэ – Черкесский парламент по защите прав и интересов черкесского народа», который с 2008 года возглавлял Мухамед Черкесов.
Основной претензией Минюста были нарушения при проведении съезда движения в июне 2015 года. На нем, напомним, черкесские активисты обрушились с разгромной критикой на власти Карачаево-Черкесии и персонально на Рашида Темрезова: клановость, кумовство, дискриминация по этническому принципу при кадровых назначениях.

IMG_0971 (1).jpgЧеркесские активисты были против клановости, кумовства, дискриминации по этническому принципу при кадровых назначениях.

Поэтому и судебный иск о ликвидации «Адыгэ Хасэ» расценили как месть Темрезова. Впрочем, в апреле производству по делу было прекращено. А вскоре Мухамед Черкесов покинул пост председателя «Адыгэ Хасэ», и его место занял бизнесмен Али Асланов. Вместе с тем и градус критики в отношении руководства Карачаево-Черкесии заметно снизился.      
Очень похожий судебный процесс идет сейчас в Верховном суде Ингушетии: республиканское управление Минюста требует ликвидировать Духовный центр мусульман (муфтият), который с 2005 года бессменно возглавляет Иса Хамхоев. 
Общеизвестно, что у Хамхоева крайне натянутые отношения с главой республики Юнус-беком Евкуровым, который жестко раскритиковал его за выступление на меджлисе (совете) представителей суфийской ветви ислама в феврале 2016 года в центральной мечети Грозного «Сердце Чечни».
На этом собрании Хамхоев вслед за чеченским лидером Рамзаном Кадыровым и чеченским муфтием Салахом Межиевым призвал радикально бороться с представителями ваххабизма на всем Северном Кавказе. В том числе и в Ингушетии.
Выступление Хамхоева на грозненском меджлисе стало последней каплей для Евкурова, который после этого начал реформу муфтията: часть его полномочий и представительских функций перешла к Управлению по делам религии при главе республики. Первоначально его возглавил Яхья Хадзиев (экс-помощник министра внутренних дел Ингушетии), а затем – Али Котиков. 

Губернаторы критики не приемлют

Главы регионов Северного Кавказа пытаются отыскать поддержку проводимой ими политики у общественных сил. Естественно, только у лояльных. Для этого и создаются разнообразные общественные советы и палаты. Например, глава Ингушетии в октябре 2016 года учредил Совет тейпов, во главе которого находится первый заместитель руководителя администрации главы Ингушетии Юсуп Костоев.

евкуров.jpgу Хамхоева крайне натянутые отношения с главой республики Юнус-беком Евкуровым

Согласно официальной информации, Совет тейпов занимается примирением враждующих сторон, разрешением земельных споров, духовно-нравственным воспитанием молодежи, рейдах ГИБДД. Скажем, именно Совет тейпов должен контролировать проведение свадеб. По поручению Евкурова в республике создается межведомственная комиссия, которая будет согласовывать маршрут и количество машин в свадебных кортежах, а затем контролировать их передвижение.
Рамзан Кадыров еще в июле 2011 года учредил Совет по развитию гражданского общества и правам человека, который с тех пор бессменно возглавляет советник главы республики Тимур Алиев. И хоть в совет входит много людей действительно достойных, как правило, свою критику они обращают в адрес «внешних врагов» Чечни. Скажем, федеральных журналистов, которые пишут о нарушениях гражданских прав в республике (достаточно вспомнить заявление совета после расследования «Новой газеты» о преследовании геев). 
По пути Кадырова пошел и Рашид Темрезов, который в Карачаево-Черкесии в декабре 2016 года учредил собственный Совет по правам человека (по аналогии с федеральным советом), его возглавила судья Арбитражного суда в отставке Татьяна Афаунова. Зампредом «правозащитного» совета стала Елена Рощупкина, возглавляющая в республике отделение «Российского Красного Креста».
Справедливости ради, в состав совета вошли несколько известных правозащитников и независимых журналистов, например, Ася Капаева, однако более чем за полгода работы не было слышно о том, что новая структура подступилась к решению каких-то важнейших проблем республики. 
На Ставрополье пошли по иному пути. В конце 2013 года в регионе была создана Общественная палата, в первый созыв которой вошли в основном отставные чиновники и сервильные общественники.

попов.jpgНезависимый гражданский активист - атаман Кавказской казачьей линии Сергей Попов

А вот всех действительно независимых гражданских активистов, таких, как, например, атаман Кавказской казачьей линии Сергей Попов или буденновский правозащитник Евгений Перкун, объединили в некую нелепую структуру – Общественно-консультативный совет при Общественной палате.
Видимо, чтобы особо не возмущались, что их не включили в Общественную палату. Членом данного совета оказался и автор этих строк. Он провел несколько заседаний, а затем деятельность совета прекратилась. Ну не любят губернаторы слушать мнения, идущие вразрез с их личным! И не только губернаторы, но и мэры. Скажем, в Ставрополе еще в декабре 2015 года по инициативе мэра Андрея Джатдоева была создана городская Общественная палата. Но она с тех пор так и осталась существовать лишь на бумаге: палата даже не провела первого, учредительного, заседания, на котором бы избрали председателя и сформировали состав. Ну а общественность Ставрополя этот пинок от Джатдоева снесла молча...

logo
Поделиться
Facebook ВКонтакте Twitter Одноклассники Телеграм

Новости партнёров

Новости СМИ2

Далее:

Обществo Изображение загружается

В России не существует ни одной станции 5G

Политикa Изображение загружается

Александр Лукашенко устроил зачистку кабмина перед выборами

Политикa Изображение загружается

Задержанного после массовых беспорядков во Владикавказе освободили из-под стражи

Обществo Изображение загружается

Только 15 процентов россиян воспользовались кредитными каникулами

Обществo Изображение загружается

В ходе строительства центра «Машук» деревья не пострадают

Обществo Изображение загружается

Онищенко считает, что тотально вакцинировать россиян не надо