Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Выборы 2021 Спецпроекты Мнения

Чем запомнится пятилетка Рамазана Абдулатипова во главе Дагестана

Политикa ДагестанАбдулатиповМуртузалиевсоциальные сетидепутат
Чем запомнится пятилетка Рамазана Абдулатипова во главе Дагестана
«Кавказ Пост» продолжает подводить итоги работы действующих глав в Северо-Кавказском округе.  

Талант обыгрывать

«Кавказ Пост» продолжает свой новый проект: мы подводим итоги работы действующих глав Северо-Кавказского округа. Сегодня наш герой – Рамазан Абдулатипов, который скоро отпразднует пятилетку во главе Дагестана (напомним, он был назначен в январе 2013 года).

За это время его много раз «сватали» в отставку: причем в соцсетях и интернет-изданиях назывались даже конкретные даты ухода Абдулатипова и его потенциальные преемники – сенатор из списка Forbes Сулейман Керимов, бывший полпред президента в СКФО Сергей Меликов и даже бывший начальник ГУ МВД по СКФО Сергей Ченчик. 
Все это, как сейчас понятно, лишь слухи. Зато всех своих самых влиятельных политических конкурентов Рамазану Абдулатипову удалось одолеть (а иные сейчас в местах не столь отдаленных). 
Достаточно вспомнить арестованного и отстраненного от должности в июне 2013 года мэра Махачкалы Саида Амирова, уволенного после возбуждения уголовного дела бывшего прокурора Дагестана, мэра Дербента Имама Яралиева, ударившегося в бега в ноябре 2015 года депутата Народного собрания, руководителя отделения Пенсионного фонда Сагида Муртузалиева…

саид.jpgВ июне 2013 года арестован мэр Махачкалы Саид Амиров
Фактически выдавил Абдулатипов из республики и депутата-единоросса Ризвана Курбанова, который в сентябре 2016 года был вынужден избираться в Госдуму уже от компартии по Республике Крым. Мандат достался же ему лишь в нынешнем июне… 
Добился Абдулатипов того, что в апреле 2015 года сменился лидер регионального отделения «Справедливой России»: находящийся в жесткой оппозиции к руководству Дагестана Гаджимурад Омаров покинул свой пост.
В декабре 2013 года в автокатастрофе в центре Москвы погиб депутат Госдумы, бывший генеральный директор «Дагнефти» Гаджи Махачев. 
Таким образом, на сегодняшний день у дагестанского лидера в республике сопоставимых с ним по влиятельности оппонентов, фактически, не осталось. Впрочем, это ведь тоже политический талант – обыгрывать конкурентов на их же поле, заставляя играть по своим правилам. Этим и только этим и можно объяснить необычайную политическую «выживаемость» Абдулатипова, невзирая на растущее народное недовольство и постоянные скандалы, в которых оказывается глава Дагестана. 

муртаз.jpgРамзан Кадыров и Сагид Муртазалиев
 
А критики пусть идут лесом…

За те 4,5 года, что во главе Дагестана стоит Абдулатипов, ему так и не удалось сформировать собственную команду. Достаточно вспомнить беспрестанные рокировки в правительстве республики, которые продолжаются по сию пору.
«Кавказ Пост» провел нехитрый анализ и вот к каким выводам пришел. За время работы Абдулатипова в правительстве Дагестана сменилось 38 министров, причем в трех министерствах (Минобрнауки, Минстрой и Минтранс), а также в Комитете по свободе совести и взаимодействию с религиозными организациями успело поработать уже по три руководителя, в Минсельхозе и Минфине – по четверо, в Минпечати – пятеро, а в Минтруда, – аж шестеро! 
Почему каждый год менялся руководитель в Минпечати, понятно – Абдулатипов огромное внимание уделяет пропаганде собственных достижений. При нем, начиная с 2013 года, расходы на содержание Минпечати (читай: на государственную информационную политику) в республиканском бюджете выросли с 320 до 410 млн. рублей. 
Но об эффективности работы Минпечати можно судить хотя бы по проведению Дней Ставропольского края в Дагестане, которые проходят сейчас. В аккредитации ставропольским изданиям отказали: дескать, СМИ не ждем. В итоге же оказалось, что на чиновный официоз целенаправленно привезли несколько сервильных изданий. Вот и вся государственная информационная политика Абдулатипова: только хорошее, а критики пусть идут лесом. 
С таким же мерилом относится Абдулатипов и к выборам. Скажем, выборы депутатов Госдумы в сентябре 2016 года стали одними из самых скандальных в постсоветской истории, что отметила даже глава Центризбиркома Элла Памфилова во время визита в республику. 
Она отметила многочисленные факты давления на оппозиционных кандидатов и принуждения бюджетников к голосованию. В Единый день голосования с участков массово удалялись общественные наблюдатели и представители кандидатов, а результаты выборов на участках, оборудованных КОИБами и не оснащенных ими (где протоколы составлялись вручную), отличались, по словам Памфиловой, «разительно».    

вина.jpgМитинги против молчания силовиков по факту пропажи и гибели людей

2,5 миллиарда вернули в бюджет 

За годы руководства Абдулатиповым в Дагестане появилось несколько новых ведомств. Скажем, в 2014 году была учреждена республиканская Дирекция по моногородам, а сразу два комитета – по делам молодежи и по земельным и имущественным отношениям – были преобразованы в министерства. А в прошлом году появилось Агентство по предпринимательству и инвестициям, призванное «в ручном режиме» работать с крупными инвесторами (Минэкономики, видимо, с этой задачей не справляется). 
При этом назначения многих министров не иначе как конъюнктурными не назовешь. Например, в декабре 2015 года министром транспорта, энергетики и связи неожиданно стал Сайгидпаша Умаханов – тогдашний мэр Хасавюрта, также считавшийся одной из самых весомых политических фигур в Западном Дагестане.  
Лишь единичные ведомства в Дагестане при Абдулатипове сохранили прежних руководителей. И тут, несомненно, особняком стоит Республиканская служба по тарифам (РСТ), где начальник бессменный аж с 2004 года – это Умахан Амирханов. Справедливости ради, рост коммунальных тарифов жителей Дагестана волнует куда меньше, чем земельный передел, произвол силовиков или, скажем, коррупция.    
К слову, о коррупции. Бороться с нею Абдулатипов обещал жестко. И еще в июне 2013 года (будучи врио главы республики) создал Службу государственного финансового контроля (СГФК), подчиненную напрямую ему.
Контрольно-ревизионные полномочия были изъяты у республиканского Минфина: служба следит за исполнением госконтрактов. К слову, ни в одном другом регионе Северного Кавказа такого ведомства нет – контрольно-ревизионные функции остаются у Минфинов.
Судя по отчетам службы, работает она и впрямь, не покладая рук. Так, в 2014 году финансовых нарушений в республике обнаружили на 5,7 млрд. рублей (вернули в бюджет 914 миллионов), в 2015 году цифра выросла до 8,2 миллиардов (вернули 674 миллиона), а в прошлом году нарушения потянули уже на 8,5 миллиарда (возвращено 845 млн. рублей). 
Итого за три года из лап коррупционеров вырвали почти 2,5 млрд. рублей. Казалось бы, нужно радоваться. Но есть и поводы для грусти.

митинг.PNGМитинги против коррупции в Дагестане в 2017 году

Кто тут главный по идеологии

В отчетах службы финконтроля почти ничего не говорится про нарушения в ГКУ «Дирекция по подготовке и проведению мероприятий, посвященных 2000-летию основания города Дербента» (подчиняется уже упомянутому Минэкономики Дагестана).
Между тем, провалы (это мягко скажем) при реконструкции Дербента Абдулатипову припоминали все его критики. Один из крупнейших экспертов по Нарын-кале Валентин Гаврилов и вовсе заявил, что мировой памятник загубили: разрушенные фрагменты крепостных стен не бутовым камнем закладывали, а заливали цементом, уничтожили древние граффити…
Отгремели празднества к 2000-летию Дербента (из-за срыва сроков работ их пришлось переносить на год), и тут новый скандал – со срывом сроков реконструкции прогулочной набережной. И это тоже не рядовая стройка, в объект федерального уровня, который лично курировал глава Минкавказа Лев Кузнецов. Но и тут дагестанские чиновники сумели напортачить.
Стоит ли вспоминать все прочие скандалы, которые сопровождали Абдулатипова и его подчиненных на протяжении почти пяти лет. Помимо «антинаучной» реставрации Дербента это попытка вырубки Комсомольского парка в Махачкале под музей «Россия – моя история», открытие крайне противоречивого мемориала жертвам Кавказской войны в Ахульго…
Как видно, самые громкие скандалы – не коррупционные и не политические, а лежащие в культурно-идеологической плоскости. Быть может, корень их в том, что, считающий себя настолько крупным специалистом-гуманитариев (напомним, доктор философских наук), чтобы единолично формировать новую идентичность для Дагестана.
Неслучайно, что так же часто, как и министров, он тасует… руководителей в культурной отрасли. И вот уже в декабре 2015 года Дербентский государственный музей-заповедник возглавил Али Ибрагимов (бывший директор колхоза имени Казимова), а в январе 2017 года во главе Национального музея имени Тахо-Годи встал бывший глава администрации Гунибского района Пахрудин Магомедов.
Зачем-то сменили директоров во всех государственных театрах Дагестана – аварском, кумыкском, табасаранском, азербайджанском…  Быть может, тоже ради некой призрачной борьбы с коррупцией, по поводу которой у Абдулатипова, похоже, пунктик.  
Такая же чехарда – и во многих иных отраслях, не только в строительной, информационной, культурной. Но Абдулатипов, несмотря на растущее недовольство населения, держится крепко. Ведь реальной альтернативы ему, как кажется из Москвы, нет…
logo
Поделиться
Facebook ВКонтакте Twitter Одноклассники Телеграм
Сделайте «Кавказ Пост» своим источником в Яндекс.Новостях

Новости партнёров

Новости СМИ2