Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Спецпроекты Мнения

Латынина о пресс-конференции Путина: «Это можно было бы называть смешным враньем»

Политикa Юлия ЛатынинаВладимир ПутинЭхо Москвыпресс-конференцияпрезидентфармацевтикароссийские лекарства
Латынина о пресс-конференции Путина: «Это можно было бы называть смешным враньем»
Журналистка камня на камне не оставила от президентского утверждения об отечественных лекарствах и раскрыла страшную изнанку дезоморфина.  

Все страньше и страньше

Юлия Лытынина  заметила зависимость: чем меньше в стране выборов, тем длиннее пресс-конференции вождя. В программе «Код доступа» она напомнила, что Уго Чавес мог говорить до 7 часов и ставил какие-то рекорды. Журналистка говорит:
«Правитель, всегда связан с народом либо посредством выборов, как в каких-нибудь мерзких США, либо посредством ритуалов и восстаний, как в средневековом Китае и, соответственно, в нынешней Российской Федерации».

Возвращаясь к теме конференции главы государства, она отметила: «Владимир Владимирович наговорил много такого странного…как бы это сказать… если бы это сказал кто-то другой, это можно было бы называть смешным враньем».

Она добавила, что поскольку речь идет о президенте России, назвать услышанное следует «совсем смешными ошибками  вроде заявления, что в России живет 160 миллионов человек, что Европа потеряла от своих санкций против России 500 миллиардов долларов».  

Чай с малиной против лекарства

В эфире «Эха Москвы» она остановилась на утверждениях Путина о том, что «наши лекарства не хуже импортных» и «Россия производит 80% жизненно необходимых лекарств».

Юлия Латынина парировала:
«А вы-то сами в Кремле чем там пользуетесь? Вы хоть одним отечественным лекарством пользуетесь? Или если кто-то принесет Владимиру Владимировичу аспирин российской очистки, его расстреляют как диверсанта?».

На самом деле, Россия и США, Израиль, Германия живут на разных планетах, поскольку современная медицина — это бизнес, фабрика, где производят здоровье. А если бизнес не дает прибыли, им не занимаются. Именно поэтому 95% новых лекарств производят в США, где разработка нового лекарства стоит в среднем 1 миллиард долларов.

Крупнейшим прорывом в лечении рака стало genetic profiling, то есть составление генетических профилей. Это когда не просто лечат рак, а сначала составляют ДНК-профиль. Итог – 95% излечимости.

Латынина говорит:
«Можно спросить Владимира Владимировича, кто именно в России производит подобные лекарства? Как там с лекарствами от Альцгеймера? Есть же  отечественные аналоги? Что именно? Чай с малиной, скрепы в таблетках?».
Она также напоминает, что гемофилию А и В научились лечить в мире, но не российскими лекарствами, равно как и гепатит С, и подагру.

Привет «Арбидолу»

«На этом фоне главный российский препарат XXI века — это, наверное, Арбидол», - отмечает журналистка и напоминает, что несколько лет назад Владимир Путин лично зашел в аптеку в Мурманске и спросил, есть ли Арбидол.
Чем не реклама? В ту пору министром здравоохранения была Татьяна Голикова.
Фишка, отмечает Латынина в том, что производит Арбидол компания «Фармстандерт», который находится в тесном альянсе с госпожой Голиковой: «И даже было у нее прозвище по этому поводу мадам Арбидол».


Более того, Арбидол был не единственным лекарством, который выпускал «Фармстандарт». Хитами продаж при министре Голиковой были два препарата: Терпинкод и Коделак, два очень дешевых лекарства от кашля, которые сметали пачками.

Юлия Латынина раскрывает секрет «успеха»:
«Действующим веществом в них был дезоморфин, ближайший родич героина. И его использовали не для лечения насморка, а для производства «крокодила», чудовищного абсолютно наркотика».
Жуткая зависимость возникала сразу. Страшные истории о дезоморфиновый наркомании в свое время поведал миру политик Евгений Ройзман.

А Латынина резюмировала: «Компания занималась легальным производством сырья для наркотиков по демпинговым по сравнению с героином ценами и радостно рапортовала о росте продаж».

Миллиарды можно только украсть

По мнению Юлии Латыниной, катастрофическая ситуация в российской фарминдустрии объясняется просто:  медицинские компании не конкурируют на рынке, потому что конкурируют за административный ресурс.

Она поясняет:
«Когда речь идет о производстве серьезных препаратов, творящих революцию в биологии человека, то получается, что лекарство стоит миллиард. У нас миллиарды не зарабатывают. У нас их можно только украсть».

Вот и остается государству тупо врать, что наши лекарства не хуже, что у нас есть еще чай с малиной, а можно еще корой дуба.

logo
Поделиться
Facebook ВКонтакте Twitter Одноклассники Телеграм
Сделайте «Кавказ Пост» своим источником в Яндекс.Новостях

Новости партнёров

Новости СМИ2