Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Выборы 2021 Спецпроекты Мнения

Очередной «Кремлевский рейтинг» губернаторов прочит Кавказу застой

Политикa НовостиЮг РоссииКавказКремльполитикарейтингэкспертыРамзан КадыровРамазан АбдулатиповРашид ТемрезовЮрий Коков
Очередной «Кремлевский рейтинг» губернаторов прочит Кавказу застой

Эксперты Центра развития региональной политики (ЦРРП) опубликовали очередной, девятый по счету, рейтинг российских губернаторов.

К авторам исследования у их коллег-политологов много вопросов. Но тренд очевиден: на Юге России сформировалась новая зона политической нестабильности, охватывающая «русские» регионы.

Кубань сотрясают протесты

Предыдущий рейтинг был опубликован в октябре 2016 года, и уже тогда вызвал массу пересудов. Администрация президента поспешила откреститься от «Кремлевского рейтинга», а многие политологи раскритиковали его именно за непрозрачную методологию и сомнительные выводы. В сравнении с предыдущим рейтингом свои позиции ухудшили 34 губернатора (за исключением тех, кто был назначен после октября 2016 года), а улучшили, напротив, – лишь семеро. Каковы бы не были источники расчетов для авторов исследования, тренд налицо: доверие федерального центра к губернаторскому корпусу после выборов в Госдуму постепенно снижается.

По оценкам аналитиков ЦРРП, самое значительное улучшение позиций (плюс два пункта) продемонстрировал Евгений Савченко из Белгородской области, а вот столь же значительное (на два пункта) снижение – сразу семеро, в числе которых и такие «тяжеловесы», как Вениамин Кондратьев из Краснодарского края и Рустам Минниханов из Татарстана. И это тоже весьма показательный тренд, который уловили эксперты ЦРПП: в сферу политической нестабильности оказались вовлечены даже самые, казалось бы, успешные регионы.

Скажем, в Краснодарском крае Кондратьев за последние месяцы был вынужден бороться с фрондой как среди населения (взять хотя бы протестные акции «Вежливых фермеров» во главе с Алексеем Волченко), так и внутри правящей элиты. Отмечают эксперты ЦРПП, что после выборов снизились политические позиции губернаторов и всех «русских» регионов Юга России – Астраханской области («четверка» с минусом), Ставропольского края, Ростовской области (их главы стали «троечниками») и Волгоградской области (Андрей Бочаров стал «двоечником»).

Кто метит на место Абдулатипова?

Что касается республик Северного Кавказа, то здесь после выборов положение глав не ухудшилось. «Отличником» остался Рамзан Кадыров, зато «тройку» получил Вячеслав Битаров, самый «молодой» среди республиканских глав (он возглавляет Северную Осетию с февраля 2016 года, и за это время сколь либо заметного улучшения социально-экономического положения в регионе не добился).

«Четвёрки» получили главы Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Как видно, даже позиции Рашида Темрезова и Юрия Кокова не пошатнуло обострение этнического вопроса в их регионах: Совет старейшин балкарского народа на съезде заявил о возможном отделении Балкарии, а Совет старейшин черкесского народа собирался провести митинг с лозунгами против клановости в руководстве КЧР.

Самые низкие позиции традиционно занимает лидер Дагестана Рамазан Абдулатипов, который и в прошлом году получил «двойку», а теперь к ней добавился «минус» (по определению самого ЦРРП, это означает «увеличение вероятности отставки в ближайшее время»). Выходит, слабость Абдулатипова и для самих политологов, и для Москвы очевидна – но менять его не спешат. Вероятнее всего, по причине отсутствия кандидатов на эту должность, которая априори считается «расстрельной».

После многочисленных скандалов, сопровождавших думские выборы в Дагестане, опять заговорили о скорой смене Абдулатипова, в числе возможных претендентов на этот пост называли выходцев с Северного Кавказа, ныне работающих первыми заместителями командующего Росгвардии, – бывшего полпреда Сергея Меликова и бывшего начальника окружного ГУ МВД Сергея Ченчика.

Однако Абдулатипов все скандалы и слухи об отставке переждал. Теперь над ним сгустились тучи на фоне протестов дальнобойщиков, которые фактически перекрыли наземный транзит в Азербайджан. Никакой попытки наладить диалог с протестующими команда Абдулатипова уже не предпринимает, пытаясь вместо этого по традиции преуменьшить масштабы протеста (как было, скажем, и после протестов горожан против вырубки парка Ленинского комсомола). Возможно, на этом фоне Москве всё же придется принимать решение о смене руководителя Дагестана на более гибкого политика, который желает и умеет договариваться с представителями различных социальных групп.

Какую модель построил Кадыров

На фоне постоянных социальных протестов в Дагестане Москва вполне довольна Рамзаном Кадыровым, сама фамилия которого и слово «диалог» являются антонимами. Чеченское общество, в отличие от дагестанского, безусловно, менее мозаицировано – в нем нет такой этнической и социальной пестроты. И во многом, кстати, это результат политики самого Рамзана Кадырова, который и навязывает Чечне единый моральный стандарт: одинаково греховными считаются отступления от него как в сторону европейской модели (недавний скандал вокруг преследования чеченских ЛГБТ и выступивших в их защиту столичных журналистов), так и исламской (требования духовенства Чечни признать салафизм террористической идеологией). Тем не менее, судя и по «Кремлевскому рейтингу», и по всем прочим аналогичным рейтингам, Москву пока что одинаково устраивает и деспотичная жёсткость Кадырова, и лицемерная мягкость Абдулатипова. А это значит, что до сих пор не выработан единый ответ на вопрос: а какой Кавказ нам нужен?

Антон Чаблин

logo
Поделиться
Facebook ВКонтакте Twitter Одноклассники Телеграм
Сделайте «Кавказ Пост» своим источником в Яндекс.Новостях

Новости партнёров

Новости СМИ2