Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Спецпроекты Мнения

Юлия Латынина: «В Кемерове случился второй Беслан»

Политикa НовостиКемеровопожарЗимняя вишняЮлия ЛатынинаКод доступа
Юлия Латынина: «В Кемерове случился второй Беслан»

Если вы живете в России, не рассчитывайте, что вас спасут.

Детей в заложники взяла «вся средневековая система современной российской жизни, которая несовместима с высокотехнологическим мегаполисом», сказала журналистка в еженедельном обзоре.

Чтобы публика не очень расстраивалась

Напомним, что изначально данные о жертвах пожара в Кемерове были искажены. В этом Юлия Латынина увидела прямую параллель с Бесланом: «Когда в Беслане взяли 1100 человек, тоже публично сообщили, что там 350 человек, чтобы Владимир Путин и публика не очень расстраивались».

В программе «Код доступа» журналистка обращает внимание, что кемеровской трагедией, когда фактически в заложниках оказались дети, должна была заниматься специальная парламентская комиссия.

Но в России «парламента у нас нет, а есть «Слуцкий лобок»». Латынина обращает внимание, что главный принцип «Зимней вишни», равно как и прочих ТРЦ в России, является нажива путем экономии места, из-за чего запасные выходы во всех трех залах оказались снаружи заставлены игровыми автоматами. 

Кинозал, ставший газовой камерой

Напомним, что из двух кинозалов людей успели эвакуировать. В одном из них о пожаре сообщила кассир, в другом – людей вывел фотограф по имени Евгений. Третьему кинозалу фатально не повезло.  Мало того, что зрителей никто не предупредил о ЧП, контролерши отчитались об эвакуации всех посетителей перед начальством. Директор центра Надежда Судденок так прямо и заявила: «Мне Наймушина лично и Богатенко лично в присутствии сотрудников сказали, что никого в залах нет, мы всех эвакуировала». 
А в этот миг сгорающие дети писали душераздирающие эсэмэски: «Я вас люблю». Напомним также, что из рокового зала спасся один человек – Михаил Трусов. Это он впал в панику, взял инициативу на себя и закрыл кинозал изнутри в ожидании помощи. Помощь не пришла. А когда через 20 минут дети стали терять сознание, он сам воспользовался запасным входом. Латынина говорит:
«Их просто никто не предупредил. О них забыли. Билетерши в зал не зашли. Фотографа Евгения не нашлось, он спасал детей в другом зале. Кончился фильм. Просто физически кончился фильм. Они открыли двери, обнаружили дым и огонь».

Запертая дверь во время пожара – это символ России

Журналистка «Эха Москвы» делает страшный вывод:

«Если вы живете в России, не рассчитывайте, что вас спасут, рассчитывайте только на себя. У вас пожар, у вас болезнь, у вас несчастье. Не связывайтесь с этим государством. Помните, что пожарные не для того в России, чтобы вытаскивать людей из огня, они для того, чтобы не пускать родичей это сделать».  

О том, что людей вполне можно было спасти, «Кавказ Пост» разъяснил ранее и независимый технический эксперт Юрий Антипов.

И Латынина приводит свидетельства обезумевших от горя родственников жертв. Истории, как под копирку. Люди были у стен «Зимней вишни», когда родные еще слали СМС, а их не пускали внутрь и отказывались дать маску, потому что «не положено».  
Эдуард Алимов, потерявший жену и троих детей, был за 70 км от города, домчался за 27 минут, чтобы услышать от пожарных: «Там задымленность. Ты пройти не можешь» или «У нас инструкция, что там никого нет».

Латынина рассуждает: «Я понимаю, когда люди непрофессиональные в неадеквате. Это страшное дело – пожар. Тут улетают мозги. Но пожарные – профессиональные люди, и эти они видели одних за другими прибегающих родителей, и они слышали, как этим родителям звонят дети и говорят: «Мы заперты»».

Пожарные не просто не спасли детей, они сделали так, что их спасти оказалось невозможным.

Удивляться тут нечему

Механизм трагедии в том, что подчиненные докладывают не то, что есть, а что бы хотелось услышать начальству. И жертв могло быть больше, если бы не такие герои-одиночки, как фотограф Евгений.

О кинозалах на 4 этаже Латынина говорит: «Вы знаете какой-нибудь советский кинотеатр на 4-м этаже? Театр на 4-м этаже? Это безумие. Места массового скопления людей должны располагаться на 1-м, 2-м этажах». А все потому, что российский торговый центр рассчитан, чтобы в нем купили как можно больше, пока поднимутся с 1-го на 2-й этаж.  Но и 4-й этаж не должен был стать приговором: «Середина дня. Все люди были на ногах. Просто никакой проблемы не должно быть: звучит сигнализация – распахиваются двери, люди выбегают все, разве что кто-нибудь там накашляется».

Юлия Латынина приводит в пример 60-тысячный римский Колизей, который заполнялся толпой и опустевал за 15 минут.

«Проблема мгновенной эвакуации огромного количества людей из замкнутого помещения, она была решена, в общем-то, две тысячи лет тому назад», - говорит журналистка. И продолжает, применительно к российским реалиям: «Мы можем встать с колен, грозить всему миру, запускать «Сармат», но обеспечить эвакуацию детей из 4-этажного здания мы оказались не в состоянии».
Надзорные ведомства – это про срубание бабок и «лексусы» у начальников

Дешевые пластики превращают общественные помещения при пожаре в газовые камеры. Это общеизвестно. Латынина говорит, что со времен «Хромой лошади» ничего не поменялось: «Все наши ростехнадзоры, которые, в общем, в одиночку способны сделать фантастическую вещь: обеспечить неконкурентоспособность всей нашей российской промышленности…Это просто про монетизацию своего положения, а не про то, чтобы спасать людей».

Плюс – поразительная оперативность замалчивания происшествия. Юлия Латынина напоминает, что у жителей прилегающих домов в первые сутки после трагедии изымали камеры и мобильники, а с родителей погибших детей брали подписку о неразглашении. Журналистка говорит:

«Началась уже совсем какая-то жесть типа истории с Восториковым, который потерял жену, сестру и троих детей, и когда у него из-за его общественной активности ломают аккаунт, удаляют фотографии только что погибшей жены…».


«Фееричная » реакция власти

«Когда начинался Беслан, президент Путин тоже был неподалеку», - говорит журналистка и напоминает об отказе президента выйти на митинг и заявлении вице-губернатора Цивилева о том, «Игорь Востриков хочет попиариться на горе».

А в этот момент Тулеев просил у Путина прощения за то, что «Кемерово причинило ему такую неприятность» и заявлял, что митингующие не родственники погибших, а «постоянные бузотеры».

За Путина вступилась и сенатор Елена Мизулина «…то, что он делает сегодня для России – невероятные вещи, защищая на внешней арене Россию, внутри проводя реформы невероятной силы… И вдруг – так бездарно! За его спиной!.. Он у нас духовный воин, сильный. Но ему тоже наша поддержка нужна!». А когда СМИ стали ее цитировать, обратилась в прокуратуру.  

О вранье власти Латынина говорит так:

«Собственно, эта паника, которая охватила людей, которые стали говорить о сотнях жертв – это признак абсолютного недоверия власти».

logo
Поделиться
Facebook ВКонтакте Twitter Одноклассники Телеграм
Сделайте «Кавказ Пост» своим источником в Яндекс.Новостях

Новости партнёров