USD: 77.73
EUR: 85.74
  1. Спецпроекты
Больше не затворники
Карен Марданян организовал такси для колясочников в Ставрополе
Молодой парень с тяжелым заболеванием опорно-двигательного аппарата борется за то, чтобы колясочники смогли расстаться со статусом «заключенных» в собственных домах и квартирах. Людям с инвалидностью нравятся искусство, кино, театр. Им может быть интересно в торговом центре, на городском празднике, у фонтана, в ресторане. Но как они попадут туда, если общественный транспорт неприспособлен, а социальное такси везет только в пенсионный фонд и поликлинику?
Прошли через суды, чтобы получить коляски
Карену Марданяну 35 лет, он пишет стихи, увлекается философией. Стихи Карена — на армянском языке. Это лирика, романтика, любовь к жизни. В прошлом году автор даже выпустил собственный сборник. Карен очень общительный человек, у него много друзей, он любит бывать на природе. Только с друзьями он общается по интернету и большинство из них никогда не видел. Карен не может ходить и передвигается на инвалидной коляске.

Так было не всегда — в детстве он даже мог бегать. Однако у Карена редкое заболевание, из-за которого мышцы постепенно атрофируются. С 18 лет мужчина вынужден пользоваться инвалидной коляской. Карен живет в пригороде Ставрополя в частном доме, вместе с родителями. Раньше вместе с ними жил его брат Эдвард — такая же одаренная личность с той же болезнью. К сожалению, некоторое время назад Эдвард умер.
Карен Марданян
Братья привлекли внимание общественности и властей в 2014 году. Тогда они прославились на всю страну благодаря своей настойчивости в защите прав инвалидов. Им выдали коляски, которые годились для передвижения по дому или по ровным дорожкам, а в селе Старомарьевка таких очень мало.

Через год коляски пришли в негодность. А братья прошли все суды и инстанции, чтобы добиться выдачи новых, более функциональных. И добились, несмотря на все препятствия. Карен до сих пор ездит в коляске, которую тогда получил.

«После этой истории к нам обращались другие инвалиды со всей страны. Рассказывали о своих проблемах, просили совета, как их решить. Мы никому не отказывали. За время судебных тяжб мы изучили массу законов и могли дать консультацию не хуже юриста. Помню одного парня из Владивостока, у которого тоже сломалась коляска и он не мог добиться другой. Мы его научили, как это сделать. Через время он написал, что у него все получилось. Мы были так рады за него!» — рассказывает Карен.

Природа не терпит пустоты. Она отняла у Карена способность передвигаться, но наградила упорством и активной жизненной позицией. Он очень любит самостоятельно гулять по улицам, заезжать в магазины, разные учреждения.

«Это помогает чувствовать себя свободным, таким же, как и все. Ведь у инвалидов такие же желания, как у любого человека. Мы хотим работать, иметь семью, общаться с людьми. И передвигаться, а не сидеть дома в четырех стенах», — объясняет Карен.
На коляске через «Форт Боярд»
Оказалось, что доступная среда, которая активно сооружается во всех населенных пунктах, не так уж и доступна. Иногда пандусы есть, но пользоваться ими невозможно — они слишком крутые. Иногда возле пешеходного перехода на одной стороне дороги есть съезд с тротуара, а на другой — его нет. Доехал и уперся в бордюр.

«С недоступностью пандуса я столкнулся в одном из отделений банка. Мне надо было получить новую карту, а я не мог попасть внутрь. Пандус такой, что не заедешь. Я его изучил, нашел ГОСТы и обнаружил, что пандус им не соответствует. Написал в банк письмо. Они ответили, что обязательно переделают пандус в ближайшее время. И тянули несколько месяцев. Я присылал напоминания и получал новые обещания, но дело не двигалось. И тогда я написал в прокуратуру. Пандус переделали за неделю!» — рассказал Карен.

Борьбу за права инвалидов Карен сравнивает с преодолением препятствий в известном шоу «Форт Боярд». Путь к цели лежит через настоящий квест из бюрократических препятствий. Человеку, которому трудно даже передвигаться, часто не под силу такое приключение. Многие отступают, но не Карен.

Он говорит, что иногда его возмущает тот факт, что в ряде западных стран инвалиды могут очно учиться в обычных школах и вузах, а в России это редкость. Маломобильным гражданам в нашей стране доступно в лучшем случае дистанционное обучение. И то — при наличии определенных условий.

«А ведь главное для таких как я — это общение, возможность находиться в коллективе. Я хочу пойти в кино, театр, на концерт или творческую встречу. Зачастую это невозможно из-за проблем с передвижением в общественном транспорте, отсутствия лифтов в культурных учреждениях. Даже в поликлинике, к которой я прикреплен, нет возможности подняться на коляске на второй этаж», — рассказывает Карен.
Тело болеет — душа здорова

Некоторое время назад Карен вместе с братом придумал создать общественную организацию для инвалидов. Не такую, как существуют во многих городах. Братья хотели устроить что-то вроде комплексного центра, где инвалиды могли бы не только общаться, но и получить возможность учиться на курсах, получить доступную профессию, с помощью специального агентства трудоустроиться. Чтобы там были творческие студии, кружки по разным направлениям. Работали бы психологи, которые помогали бы преодолевать комплексы, интегрироваться в общество. Развивался бы специальный туризм, молодежь и волонтеры из числа здоровых людей занимались бы деятельностью центра вместе с инвалидами.

«Очень скоро мы поняли, что наша мечта неосуществима в современных условиях. В России нет таких программ, которые могли бы профинансировать подобный проект. А своих средств у нас, к сожалению, тоже нет. Да и не готово еще наше общество к такому плотному взаимодействию с инвалидами. Люди у нас хорошие, на улице всегда предлагают помощь. Однако многие все-таки дистанцируются, не воспринимают всерьез. Раз ты инвалид, сиди дома и принимай лекарства», — рассказывает о своем опыте Карен.

Но он не хочет сидеть дома и все равно стремится работать. Даже несмотря на то, что не может поднять груз тяжелее столовой ложки. Но душа-то здорова! Карен сумел воплотить проект, который в свое время они задумали вместе с братом. Это «Инватакси» — специальное такси для инвалидов-колясочников. В семье был микроавтобус «Соболь», его переделали под машину, способную перевозить двух колясочников и четырех сопровождающих.

«Там есть специальный подъемник для колясок. Есть ремни безопасности, которыми фиксируется и коляска, и пассажир в ней. Для сопровождающих — сиденья. Водит это такси мой отец, а я выполняю функции диспетчера»,
— рассказал Карен.
Выйти из «домашнего мира»

Сейчас «Инватакси» Карена — единственное в своем роде в Ставрополе. Есть социальное такси, которое возит колясочников в медицинские учреждения. Однако «Инватакси» может отвезти маломобильного человека не только к врачу, а куда угодно. Карен мечтает, что инвалиды «выйдут из сумрака» и будут ездить на нем в картинные галереи, развлекательные центры, на культурно-массовые мероприятия.

Однако пока очень мало желающих это делать. Карен считает, что изоляция и трудности в социальной интеграции заставляют маломобильных граждан терять веру в свои силы, терять желание к чему-то стремиться и выходить из своего домашнего мира. Особенно это касается тех, кто живет не в больших городах, а в маленьких населенных пунктах. Там элементарно не хватает ровных дорог, чтобы ездить по ним на инвалидной коляске. А общественный транспорт для перевозки колясочников не приспособлен.

В 2019 году Международный день инвалидов в России прошел под девизом «Обеспечение активного участия инвалидов в жизни общества — реализация Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года». В нашей стране работает государственная программа по обеспечению для инвалидов доступности главных социальных и транспортных объектов. На улицах устанавливают пандусы, тактильную плитку, звуковые светофоры и прочие элементы доступной среды. Как доказал опыт Карена, не всегда эти объекты работают так же хорошо, как выглядят.

По сведениям Федерального реестра инвалидов, в России сейчас живет более 11 миллионов инвалидов. Большинство из них имеют 2 группу. Людей с ограниченными возможностями в возрасте моложе 60 лет — около 4 миллионов. Работают только 27% инвалидов трудоспособного возраста. И это притом, что с 2018 года введена обязательная квота на прием на работу инвалидов в федеральные и муниципальные бюджетные, автономные и казенные учреждения.

По словам сотрудников служб занятости, многие инвалиды просто не хотят работать, хотя трудоустройство им предлагают. При этом признают, что зарплата на такой работе обычно маленькая, а добираться до предприятия человек вынужден своими силами.

Влада Волошина

Опубликовано 16 Января в 09:42