Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Спецпроекты
политика скфо
Чем аукнется Кавказу «дело Деревых»
Бывший сенатор от Карачаево-Черкесии Вячеслав Дерев вышел из СИЗО. Этот факт его сторонники мгновенно расценили как знак «победы» над политическим оппонентом, сенатором действующим Раулем Арашуковым. На самом деле, все далеко не столь однозначно.
Кто разжалобил ФСИН

1 марта Московский городской суд освободил Вячеслава Дерева из-под стражи – он находился в СИЗО ровно год. Это не максимально допустимый срок пребывания под стражей, однако для его пролонгации необходимы веские основания. Видимо, Следственный комитет суду их предоставлять не стал.

Хотя прежде Дереву срок заключения продлевали уже пять раз – и неизменно Фемида безапелляционно принимала доводы следствия, а не защиты экс-сенатора. Его адвокаты пытались убедить Басманный районный суд, что 69-летний политик тяжело болен: у него диагностированы сосудистые и онкологическое заболевания, а за время нахождения в СИЗО он пережил два инфаркта. Еще в конце декабря Дерева посетили в изоляторе председатель президентского Совета по правам человека Михаил Федотов и член совета, председатель «Комитета за гражданские права», Андрей Бабушкин.
Правозащитники же и ходатайствовали перед руководством ФСИН России о скорейшей госпитализации экс-сенатора. В то время как следователи продолжали убежденно считать Дерева «симулянтом».

В течение 2018 года, напомним, за Вячеслава Дерева заступались не только правозащитники, но и политики: изменить ему меру пресечения на домашний арест предлагали несколько депутатов Госдумы от регионов Северного Кавказа, среди которых Анатолий Бифов, Заур Геккиев, Мурат Хасанов, Михаил Старшинов и Расул Боташев, а также члены Совета Федерации Арсен Каноков, Ахмад Салпагаров и Мурат Хапсироков. Они предлагали выступить поручителями Дерева. Но следствие и суд были непреклонны.
В чем обвиняют Дерева и его сына

Что же изменилось за последние два месяца? А то, что в СИЗО теперь оказался главный политический оппонент Дерева – сенатор (все еще действующий) от Карачаево-Черкесии Рауф Арашуков. Именно с его фамилией и связывают «реанимацию» давно забытого уголовного дела, возбужденного еще в 2011 году следственной частью ГУ МВД по СКФО. И по которому ныне Дерев и проходит обвиняемым.

Суть такова. По версии следствия, подконтрольная семейству Деревых агрофирма «Киево-Жураки АПК» необоснованно получила из бюджета возврат НДС в размере 119 млн. рублей за строительство свиноводческого комплекса в Адыгее. Кроме того, генеральный подрядчик «Фирма «Меркурий – 2» якобы завышала стоимость работ.
Задержанию Дерева предшествовали несколько событий, которые четко обозначали наличие противостояния между двумя влиятельными черкесскими фамилиями. В родовом ауле клана Арашуковых – Хабезе – прошел съезд черкесского народа, который поддержал действующего сенатора (сам он также выступал на мероприятии перед своими сторонниками). В числе виновников «раскола» черкесского народа выступавшие тогда называли и представителей клана Деревых.

И спустя всего несколько дней было возобновлено уголовное дело в отношении сына экс-сенатора Эдуарда Дерева (на тот момент врио главы Адыге-Хабельского района Карачаево-Черкесии). Как и в случае с его отцом, следователи неожиданно «вспомнили» события давних пор: еще в 2012 году Дерев якобы участвовал в избиении сотрудника ГИБДД. Сын экс-сенатора был задержан, и сейчас находится под подпиской о невыезде.
Профессор Косов: маховик уже не остановить

Адвокат экс-сенатора Вячеслав Коблев уже заявил, что именно его подзащитный и дал показания, изобличающие Арашукова. Кроме того, еще в октябре депутат гордумы Черкесска Руслан Карданов (советник генерального директора агрокомплекса «Прохладненский», который опять-таки аффилирован с семьей Деревых) заявил, что был избит Рауфом Арашуковым и его охранниками.

Впрочем, освобождение из СИЗО вовсе не означает индульгенцию для Дерева. Во-первых, уголовное дело в отношении него (а оно, между прочим, насчитывает 280 томов) уже готовится к передаче в суд. Во-вторых, не закрыто уголовное дело в отношении сына, обвиняемого в нападении на полицейского.

И понятно, почему. Для Следственного комитета сейчас «отыграть» назад – значит, признаться в том, что оба уголовных дела были изначально политическими мотивированными. В условиях показательной «чистки», которую Александр Бастрыкин устроил в следственных управления Северного Кавказа (в том числе в Карачаево-Черкесии, Дагестане и Ставропольском крае), это было бы еще одним имиджевым ударом по ведомству.
– Судя по событиям в Дагестане и Карачаево-Черкесии можно с определенной долей уверенности говорить о том, что происходит не только процесс декриминализации, но и деклановизации, минимизация роли клановости в управлении, деархаизация социально-политических и экономических отношений, – говорит руководитель Северо-Кавказского филиала Фонда развития гражданского общества (ФОРГО), профессор Геннадий Косов. – «Дело Арашуковых» показало степень взаимосвязи северокавказских территорий. Вероятно, оргвыводы будут делаться, и уже делаются, – и коснутся и органов власти, и правоохранительных органов. Насколько они будут масштабными: трудно сказать.

Нужно учитывать, что в четырех субъектах СКФО в сентябре пройдут региональные выборы. Сами по себе масштабные «зачистки» в органах власти и «посадки», с одной стороны, могут дискредитировать глав регионов, дать лишний повод оппозиции «укусить» власть и сделать выборы в регионах труднопрогнозируемыми.

С другой стороны, политика жесткой руки может поднять престиж и авторитет федеральной власти. То, что мы увидим новых фигурантов «дела Арашуковых», несомненно. Но, насколько это дело будет раскручено и скольких за собой потянет представителей элиты (и бизнес-, и политической, и силовой), будет зависеть от выбора между этими альтернативами.

Антон Чаблин