Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Спорт Выборы Спецпроекты Мнения
Десятки миллионов тратят регионы Северного Кавказа на защиту от града. Помогает?
Разбираем, может ли стихия оставить СКФО без урожая в 2023 году.

В конце мая и начале июня регионы Северного Кавказа почувствовали на себе все прелести переменчивого климата. Град, ливни и грозы мучили не только городских жителей — аграрии, едва посеявшие урожай, переживали за его сохранность, как и хозяева домашних огородов. «Кавказ Пост» разобрал, что делают власти для защиты посевов от непогоды и насколько это эффективно.

В этот период МЧС объявляли одно штормовое предупреждение за другим. На Ставрополье всего за одну ночь выпало больше месячной нормы осадков. В Чечне затопило жилые дома. В Дагестане горные реки вышли из берегов и отрезали два села от мира, а сход селей перекрыл дороги. В КЧР затопило дорогу на Домбай.

Многие жители этих регионов рассказали в соцсетях, что посевы на их участках были уничтожены стихией. При этом власти не сообщали о каких-либо масштабных потерях урожая. Почему?

Как непогода вредит урожаю

В Северо-Кавказском федеральном университете провели исследование, где проанализировали, как неблагоприятные погодные условия влияют на сельское хозяйство. Специалисты сопоставили урожайность зерновых культур и количество осадков с 2009 по 2018 годы и выяснили, что взаимосвязь между ними очевидна.

«Наибольшая и наименьшая урожайность сельхозкультур практически полностью совпадают соответственно с максимальными и минимальными размерами осадков», — говорится в статье.

На Ставрополье, к примеру, практически ежегодно выпадает град, и именно он — главная угроза для посевов наряду с засухой. Крупные льдинки попросту уничтожают едва взошедшие ростки.
Фото: ФГБУ «Ставропольская ВС»
И что делать?

Северный Кавказ, по оценкам Росгидромета, считается наиболее градоопасным регионом России. По статистике ведомства, ежегодно от градобитий погибает 5-7%, а в отдельные годы — до 15% урожая.

Много лет жители аграрных регионов принимали стихию, как неизбежное зло. Но со временем появились технологии, которые позволили защищать посевы от града и других погодных сюрпризов.
Фото: ФГБУ «Ставропольская ВС»
В быту технологию называют «разгоном облаков», однако противоградные ракеты работают не совсем так.

Сначала с помощью специальных радиолокаторов метеорологи находят облако, в котором формируются зловещие льдинки. Град формируется в облаке примерно полчаса, поэтому действовать нужно оперативно, и оборудование должно быть в постоянной готовности. После установки цели по облаку выпускают ракеты с «сюрпризом» — реагентом, содержащим йодистое серебро.
Фото: ФГБУ «Ставропольская ВС»
Коснувшись облака, ракета распыляет реагент, который формирует тысячи мелких искусственных «градин». Сами по себе они безвредны, но их количество мешает формироваться настоящим льдинкам. В итоге шарики получаются существенно меньшего размера, и большинство из них успевает растаять, не долетая до земли.

На Северном Кавказе защитой от града занимаются две подведомственные Росгидромету организации. В Кабардино-Балкарии работает Северо-Кавказская военизированная служба по воздействию на метеорологические процессы. Ее противоградовые и противолавинные отряды функционируют в КБР, КЧР, Северной Осетии и Дагестане.

Вторая ВС находится в Ставропольском крае, ее отряды рассредоточены внутри региона.
Цена вопроса

Противоградовые службы работают «по заказу». Для этого власти регионов, в которых опасность града стоит особенно остро, ежегодно заключают контракты с организациями. А иногда и не по одному. Посмотрим, что закупали регионы в 2023 году.

Ставропольский край. Как и в предыдущие годы, заключен один контракт с ФГБУ «Ставропольская ВС» на 50 миллионов рублей. Работы включают в себя покупку противоградовых ракет, их установку, круглосуточное наблюдение специалистов за развитием градовых процессов и непосредственное воздействие на них. Контракт действует с 14 апреля по 31 октября 2023 года.

КБР. С февраля по июнь здесь успели разыграть три тендера общей суммой 30 миллионов рублей. Власти республики требуют обеспечить защиту сельхозучастков общей площадью 481,4 гектара. Каждый контракт заключается на два месяца, в сумме они покрывают период с 1 апреля по 30 сентября 2023 года.

КЧР.
Здесь власти заключили один контракт с Северо-Кавказской ВС на 9 миллионов рублей. За эту сумму требуется обеспечить защитой 240 гектаров сельхозугодий. Минсельхоз КЧР даже обозначил «планку» — правда, пессимистичную.

«Эффективность проводимых мероприятий по противоградовой защите должна обеспечить сохранность сельскохозяйственных растений и урожая сельскохозяйственных культур на уровне не менее 65%», — говорится в документе.

Срок контракта — с 15 мая по 15 сентября 2023 года.

Северная Осетия. Этот регион потратил на защиту от града меньше всех — 5,5 миллиона рублей. Заказ охватывает 200 тысяч гектаров земель, а требования к сохранности сельхозкультур у северо-осетинского минсельхоза повыше, чем у коллег из КЧР — 85%. Северо-Кавказская ВС будет защищать регион от града с 11 марта по 1 октября 2023 года.

«Подшефный» Северо-Кавказской ВС Дагестан уже несколько лет предпочитает не тратиться на услуги градобойщиков. Во всяком случае, соответствующих тендеров на сайте госзакупок нет. Этот год — не исключение. При этом аграрии республики не понаслышке знакомы с разрушительными последствиями стихии. Буквально на днях, 7 июня, телеканал «Новости Дагестана» сообщил о многомиллионных убытках, которые принес владельцам сельхозучастков мощнейший град.
Нет соответствующих закупок и для защиты от падающего с неба льда и в Чечне с Ингушетией.

Ракеты помогают?

Если вкратце — да. Северо-Кавказская ВС мониторит масштаб защиты от града и совокупный ущерб урожаю с 1985 года. С тех Росгидромет «пропустил» лишь один год — 1997 — из-за отсутствия финансирования.

По данным ведомства, эффективность градобойных технологий медленно, но верно растет.
В начале наблюдений ракеты помогали уберечь посевы на 50-70%. Хуже всего для аграриев оказался 1992 год — тогда технологии помогли лишь на 26%.

Но чем дальше, тем чаще показатель все чаще превышает 90%. По последним данным (2020 год) градобойная техника помогла снизить последствия стихии на 91%.

Марьяна Шогенова


Видео: www.youtube.com/@DAGESTAN_NEWS