Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Спецпроекты
Главы регионов станут «новой нефтью для Кремля»


От губернаторов потребуется авторская повестка, полагают эксперты.
В минувшую пятницу, 31 августа, на Ставрополье прошла научно-практическая конференция Экспертно-аналитического центра «Юг» - «Общество во время кризиса», «Современные практики политического и социального управления». Обсуждались риски и возможности посткоронавирусного периода.
Три дня ведущие социологи, политологи и экономисты юга и России вместе с президентом фонда «Петербургская политика» Михаилом Виноградовым, директором центра геодемографии и пространственного развития МГУ им. М.В. Ломоносова Александром Паниным, д.э.н, проректором Финансового университета при Правительстве РФ Алексеем Зубцом, экономистом и политолог Михаилом Делягиным, руководителем «Клуба регионов» Сергеем Старовойтовым, Членом Общественной палаты РФ Александром Малькевичем, директором NRP Group Дмитрием Фетисовы обсуждали темы - «Чему нас научил кризис – региональный и федеральный аспект? Как жить дальше и к чему готовиться?», «Гражданское обществе в деле поддержания социальной стабильности», «Избирательные кампании в период эпидемии. Политические и электоральные аспекты».
Коллективная депрессия

В постковидной реальности, в которую мы уже вступили, на первом месте для людей будут оставаться экономические вопросы, и именно это станет основным фактором роста тревожности в обществе. Алексей Куртов, президент РАПК, в течение всего периода коронавируса изучал динамику и причины уровня тревожности в российском обществе. Он уверен, что этот уровень не был связан с реальным уровнем угрозы.

Людей тревожили или успокаивали информационные потоки вокруг них: «Люди нервничают из-за того, что непонятно, что будет происходить дальше. И это ожидание худшего является, как ни странно, маркером сегодняшнего кризиса. Люди до сих пор не переходят в хоть какое-то условно оптимистичное настроение, потому что пока подтверждения того, что все будет развиваться в хорошем направлении, они не получают. В связи с этим у людей очень большой запрос на образ будущего».

При этом порядка 50 % жителей страны практически перестали следить за новостями о ситуации с коронавирусом, об этом свидетельствуют данные социологических исследований ВЦИОМ.

Социологи отмечают, что 40 % респондентов и вовсе не изменили свой режим работы. 3/4 населения не имели контактов даже в широком круге, поэтому эксперты уверены, что общественная паника была больше от медийного шума. Теперь угнетение сознания и расстройства идут от экономических последствий, которые для россиян оказались страшнее, чем страхи медицинские.

«Стандарты качества жизни в России опережают экономику», - пояснил директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Алексей Зубец.
Авторская повестка

«Дальнейшая децентрализация с поправкой на особенности российской политической системы, неизбежна», - считает политолог Владимир Слатиной.

Важнейшим последствием пандемии коронавируса в России стала децентрализация. Причем она затронула уже самые разные процессы нашей жизни - управленческие, миграционные, информационные.

На политическом уровне принято решение передать регионам полномочия по определению "ковид-мер", отметил Евгений Минченко из Международного института политической экспертизы. И это значительно ускорило принятие решений, например, по соцвыплатам, строительству и оснащению новых медучреждений.

Дарья Кислицина из ЭИСИ считает: когда регионам дали широкую автономию и разрешили бороться с коронавирусом по своему разумению, появилось невиданное поле управленческих решений и тактик. Губернаторы могут действовать в критических условиях самостоятельно и даже оказаться в выигрыше, что способствует возможности обратного разворота России к федерализации.

Однако не все регионы оказались готовы к новым полномочиям. Григорий Добромелов из Института прикладных политических исследований подсчитал, что всего за три месяца (март-май) регионам пришлось принять 1710 нормативных актов. Получается, что каждые четыре дня подписывался новый документ связанный с ограничительными мерами . А Александр Панин уточнил, что, лучше всего справлялись с заболеваемостью не там, где меньше расстояния и дистанции среди людей, а там где ретранслировали инновации по борьбе с коронавирусом. В таких условиях запрос со стороны Кремля, который за последние годы уже сменил порядка 64 губернаторов, на авторские программы региональной власти будет очень высок. По сути, руководители регионов станут «новой нефтью» для Москвы, которая обеспечит выход из кризиса, опираясь на успешные авторские стратегии.

Миграционный шанс

По мнению политолога, президента фонда «Петербургская политика» Михаила Виноградова, самым интересным феноменом ковид-кризиса стало «переоткрытие малых родин». Люди вернулись в родные регионы, пересмотрели к ним отношение. И, возможно, останутся там жить.

С ним согласен и Михаил Делягин, рассуждая о ситуации в мире, предрек, экономический кризис, который завалит ворохом проблем европейские страны и США. За которым, собственно, последует крах финансовой системы основанной только на долларах. В связи с чем, многие страны, в том числе и Америка будет втянута в войны. Отчего миру будет попросту не до ситуации в России, и страна наконец окажется «тихой гаванью», где пришло время заняться внутренними проблемами. Тем более, что Covid19 подарил нашей стране удивительный миграционный шанс, считает директор центра МГУ им Ломоносова Александр Панин. За 20 лет не было предпосылок, что сельская местность будет так активно заселяться. Коронавирус качнул миграционный маятник.

Как рассказали эксперт согласно данным миграционных служб из Москва в период ограничительных мер уехало порядка 2,5 млн человек. Пандемия открыла широкое окно возможностей для регионов из-за оттока жителей из городов.

Только в Ставропольский край вернулись более 150 тысяч человек. Это активные люди, говорит Панин, которые хотят работать вдали от городов, в том числе и удаленно, но вместе с тем и создают нагрузку на социальную инфраструктуру. А к этой нагрузки местные власти оказались так же не готовы, как и региональные - к переданным им Москвой полномочиям.
Чума не чума, но жизнь продолжается…

Сергей Смирнов из фонда "Прикладная политология" отметил, что во время пандемии в обществе изменились и законы восприятия информации. Эффект "большого рупора" уже не работает, а чтобы люди восприняли даже реально важную информацию, она должна быть персонализована. И несмотря на то, что в обществе процветает патернализм, когда люди готовы слушаться, но и претензии к власти повысились, от положительного результата работы госорганов благодарности не стоит ждать. Нужно планомерно, используя новые технологии, выстраивать взаимодействие с обществом. Так Алексей Федотов из Яндекса предлагает власти брать данные для принятия управленческих решений данных динамики поисковых запросов. К примеру, в Яндекс увеличились запросы на покупки велосипедов почти в два раза, а это значит , что усилится и недовольство по поводу отсутствия городской инфраструктур для передвижения на них по городу. Что бы снять напряжение власти надо следить за интересами своих граждан в интернете и принимать нужные управленческие решения. У людей на фоне пандемии появился новый запрос на городскую среду, нужны парковые пространства, доступные цифровые сервисы, вместительный общественный транспорт. И этот запрос власти обязаны удовлетворять и выстраивать диалог.
Ковид-стратегия на Ставрополье

Политолог, директор консалтингового агентства «NPR Group» Дмитрий Фетисов высказался об эффективности дифференцированного подхода к борьбе с пандемией и необходимости прямого диалога власти с обществом:

«Ставрополье очень показательно - здесь были задействованы интересные механизмы. В первую очередь, я бы отметил очень ранее введение режима повышенной готовности, на Ставрополье он стартовал несколько раньше, чем в соседних регионах. И это дало определенные плоды. Если сравнивать Ставрополье с другими кавказскими регионами, то статистика по коронавирусу здесь более чем неплохая».

По мнению Фетисова, власти региона во главе с Владимиром Владимировым с ситуацией справились во многом благодаря особым подходам. Не было шаблонных механизмов, по каждой территории они были свои.

«Мы видели особые подходы по Пятигорску, где очень рано был введен карантин, город был закрыт на карантин. Была непростая ситуация по Невинномысску: это промышленный центр Ставрополья, где на крупных предприятиях работают по несколько тысяч сотрудников. В таких условиях требовать жестких мер и останавливать промышленное производство было бы серьезным ударом по экономике. И вот этот баланс был найден: на тех предприятиях, где происходили вспышки, усиливались санитарные меры, и этот подход показал свою эффективность.

Во всех этих событиях очень важно было наладить коммуникацию. Чем выделяется Ставрополье на фоне других регионов? Основным инструментом коммуникации стал "Инстаграм" губернатора. Я в целом негативно отношусь к главам регионов, которые в социальных сетях прячутся от общения с живыми людьми. Но тут не тот случай, потому что Владимирова нельзя упрекнуть в нежелании общаться с людьми. Он часто ездит по краю, общается с жителями», - добавляет эксперт.

Он также заметил, что "Инстаграм" Владимирова стал поставщиком всех новостей по ситуации с ковидом.

«Насколько я знаю, даже СМИ получали пресс-релизы позже. На мой взгляд, это решение было правильным и позволило избежать каких-то неверных трактовок. Журналисты все равно могли написать ту или иную новость, но получали ее из "Инстаграма" губернатора, где уже был четко сформулированный текст, который уже нельзя было неверно интерпретировать. Самое важное, что Владимиров в своем "Инстаграме" уделил большое внимание разоблачению фейков. Очень много было фейков по коронавирусу, и они все оперативно разоблачались. Этот подход можно назвать верным», - резюмировал Дмитрий Фетисов.

Марина Троневская