Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Спецпроекты Мнения
Интервью с трейдером:Видеть не фигуры, а образы
Почему нельзя доверять торговым роботам и играть на бирже ради денег.
В период пандемии многие проявили интерес к торговле на бирже. Фондовый рынок наводнили домохозяйки, студенты и даже бизнесмены из реального сектора. «Кавказ Пост» попытался выяснить почему игра на фондовом рынке вновь стала привлекательной для масс и почему этот способ заработать подходит далеко не всем, и задал вопросы австралийскому трейдеру с двадцатилетним стажем Родни Моррису.
Что, на ваш взгляд, стало причиной такого ажиотажа?
Да, это заметно по тому, как ведёт себя рынок. Я считаю, что паломничество в рынок связано с вырождением иных способов заработка. Во время пандемии люди теряют работу, бизнесы, во многих странах действуют запреты на выселение жильцов, которые не платят месяцами. При этом ставки по депозитам минимальны. Люди просто не видят иного способа заработка, кроме как "вечно растущий" рынок.

Родни Моррис (Rodney Morris)
трейдер
Что бы вы порекомендовали тем кто еще не решил, стоит ему открывать брокерский счет или нет?

Я бы не брался давать такие рекомендации, не зная человека. Биржевая торговля не для всех. Подавляющее большинство участников рынка теряет деньги в пользу очень узкого меньшинства. Рынки созданы этим меньшинством исключительно в свою пользу. Чтобы систематически выигрывать у этого меньшинства, нужно хорошо знать его слабые стороны, границы возможностей и объективные законы.

Вы не прочтёте об этом ни в одной книге по трейдингу, не узнаете ни из одного вебинара. Те, кто умеет успешно играть против больших парней, не очень спешат делиться сввоими секретами. Эти знания приобретаются только в процессе торговли, то есть в процессе потери денег. Кто-то эти деньги теряет безвозвратно, а кто-то проходит школу выживания и научается зарабатывать. Особенность биржевой торговли такова, что входить в неё нужно, с одной стороны, большими деньгами, а с другой стороны, далеко не последними деньгами.

Если вы входите миллионом, у вас должно быть ещё десять. Если вы занимаете под своё жильё, чтобы быстренько обернуть деньги, заработать и выплатить кредит, вы практически гарантированно потеряете, поскольку у вас уже неправильное отношение к рынку. Вы его боитесь. Он ваш бог, от которого зависит, будете ли вы богаты или лишитесь жилья. В отношения бог — раб божий желательно всё-таки вступать в качестве первого.
Какими качествами и навыками должен обладать трейдер чтобы быть успешным в игре?

Я бы сказал, такой человек должен обладать достаточным количеством нейронного субстрата в ассоциативных областях, чтобы уметь подвергать мысленным преобразованиям многомерные структуры в многомерных пространствах.

В частности, такому человеку нужно держать в голове графики различных таймфреймов различных инструментов и мысленно сопоставлять их с фундаментальными событиями.
На какие основные моменты вы бы хотели обратить внимание тех, кто делает свои первые шаги в торговле?

Опять же, не возьмусь этого делать, не зная человека. Всё очень индивидуально. Из общих вещей — нельзя входить в рынок реальными деньгами, если вы не отторговали на демо счёте пяти лет, два из которых без потерь. Это не застрахует вас от потерь, но позволит делать более или менее правильные выводы из потерь. Рынок очень коварен. Он может годами идти в одну сторону, а потом развернуться и пойти в другую.

Я знаю массу историй, когда человек начинал торговать на демо счёте, удваивал свой депозит за пару месяцев, хватался за голову с криком: «Это могли бы быть реальные деньги!», вваливал в рынок все накопления и за следующую пару месяцев их все терял. Ошибка тут очень простая. Человек делает вывод о всём рынке на основание двух месяцев торговли. Такой вывод нельзя сделать и после пятидесяти лет торговли, поскольку рынок — это постоянно изменяющаяся структура.

Да, у него есть некоторая инерция, что иногда позволяет делать верные прогнозы. Но законы этой инерции постоянно и изменяются. Приходится делать прогноз не только по изменению закона инерции рынка, но и по изменению закона изменения этого закона и так далее до бесконечности.
Расскажите поподробнее о стратегиях минимизации рисков?

Это не стратегиИ, а стратегиЯ. Она одна, но достаточно сложная и многокомпонентная. Самый лучший способ минимизации риска — это иметь депозит в размере сотни миллионов долларов и торговать не более чем десятью процентами. Если вы торгуете тысячей, вы практически гарантированно её потеряете, поскольку даже открывая очень маленькие позиции, не сможете пересиживать большие движения.

К слову сказать, каждый раз, когда регулятор увеличивает денежную базу в два раза, нужно увеличивать в два раза депозит, поскольку все движения рынка становятся в два раза длиннее. Многие трейдеры этого не понимают, ожидают отскоков рынка в прежних размерах, а рынок улетает гораздо выше или ниже и обнуляет депозиты. В этом смысле, сегодня сто тысяч потерять практически также легко, как и тысячу. Я бы не лез в рынок с суммами меньше миллиона долларов.
Какое место в биржевой торговле занимает технический анализ и стоит ли доверять стратегию торговли роботам?

Каждый трейдер торгует по-своему. Для кого-то технический анализ важен, другие торгуют на новостях. Кто-то хочет иметь максимум информации, а кто-то использует один индикатор и ему хватает. Это вопрос поиска своей индивидуальной стратегии. Успешный торговый робот — это аналог вечного двигателя.

Звучит заманчиво, но не существует. Появление первого робота, который стабильно делает прибыль, означало бы конец рынка, поскольку у всех остальных пропадает любая мотивация участвовать.

Успешный торговый робот в одних руках — это гарантия проигрыша всех других участников. Самый успешный торговый робот — это печатный станок ФРС. Он действительно никогда не проигрывает и всегда только делает деньги. Вам такой не дадут иметь.
Игра на бирже овеяна ореолом романтики, а в интернете полно штампов об игре. Не могли бы вы раскрыть читателю основные тезисы философии игры без стереотипов?

Если для вас игра на бирже овеяна романтикой, вам нельзя ею заниматься. Игра на бирже должна быть скучным, неинтересным занятием. Только тогда она приносит деньги. Философия тут простая. Нельзя играть ради денег.

Нужно играть ради мастерства. В любом успешном деле деньги играют второстепенную роль. Как только деньги становятся главным, дело обречено. Это же касается и игры. Если у вас открыта позиция, которая провисла на 200 тысяч доларов в минус, рынок идёт против вас, а вы не можете без эмоций её закрыть, вы обречены.

Через месяц эта позиция сожрёт ваш депозит. Это совсем не романтично. Это, в лучшем случае, никак.
Ещё один элемент философии заключается в том, что в бесконечности рынки никуда не идут. Они осцилируют примерно вокруг одних и тех же значений, откорректированных на прирост денежной массы.

К слову, если вы построите индекс того же S&P 500, нормированный на прирост денежной массы, вы увидите падение, а не рост. Экстремальные отклонения рынка от средних значений — это всегда повод открывать позицию против движения.

Нужно лишь учитывать две вещи: прирост денежной массы и возможное избыточное отклонение. И то, и другое корректируется отношением размера позиций к сумме вашего депозита. Если сумма большая, а позиции в рамках 10% от суммы, вы в порядке.
Каково влияние биржи на мировую экономику?

Это смотря что называть экономикой. Раньше экономикой называли производство. Затем к производству присоединили продажу, потом реальные услуги, такие как рестораны, парикмахерские, потом то, что я называю «услуги себе», когда человек вроде бы оказывает услугу, но реально в ней заинтересован только он сам. Сюда можно отнести услуги различных брокеров, агентов, юристов, бухгалтеров.

Это индустрия создания проблем и одновременно решений для них. Частью ВВП является предоставление прав. Сюда относятся интеллектуальные права, аренда, франшизы, лизинг.
Существует такое правило: наивысшие деривативы стягивают в себя всю прибыльность. Торговля — это дериватив на производство. Если нет производства, нечем и торговать. Услуги — это дериватив на работу. Вместо занятия в реальном секторе, человек занимает себя в «нереальном» секторе. Индустрия предоставления прав — это дериватив на собственность. Сама собственость — это тоже ни что иное, как право. И то, и другое, и третье сегодня стали достаточно низкими деривативами.

В них осталось очень немного прибыли. Зачастую она отрицательная. Они зарегулированы, обложены всевозможными налогами, лицензиями, расходами, в них дикая конкуренция, а капитал в них не идёт. Когда-то владеть недвижимостью было невероятно круто. Ею владели короли и высшая знать. Сейчас невижимостью владеют все подряд, а заработать на ней крайне сложно. Затем стало круто владеть средствами производства. Крутыми стали промышленники. Эти времена тоже в прошлом. Производство сейчас работает на очень тонкой марже.

В США только 4% ВВП приходится на производство и 3% на сельское хозяйство. Основные деньги делаются в высших деривативах, то есть даже не в акциях, а в деривативах на них: в индексах, в опционах, во фьючерсах, в валютных свопах. Новые деривативы появляются постоянно.
Есть ли смысл говорить об экономике высших деривативов? На мой взгляд всё-таки нет. Экономика — это, как и прежде, производство. Я бы даже продажу к ней не относил. В СССР до косыгинских реформ ВВП измерялся в натуральных единицах: тонах зерна, мяса, молока, штуках станков, машин, кораблей. Если так считать ВВП, в него не войдут ни торговые центры, ни аренда, ни услуги. Это всё деривативы на реальный сектор.

Рынки высших деривативов убивают такую экономику. Они выкачивают из неё весь капитал. Нет никакого смысла вкладываться в технологии, которые принесут прибыль через 15 лет, если можно удваивать капитал каждый год с помощью спекулятивных операций. Знаменитая формула Маркса товар — деньги — товар` сначала плавно превратилась в деньги — товар — деньги`, затем из неё исчез товар, потом деньги, остался только штрих.

Сегодня всех интересует именно он — навар в денежном выражении. Наша экономика производит деньги. Я не берусь судить, хорошо это или плохо, но у такой экономики есть предельное состояние. Оно выглядит так — у всех полно денег, но на них ничего не получается купить, поскольку никто ничего не производит, кроме денег. Если такая экономика затянется на сто лет, мы просто безвозвратно потеряем сегодняшние технологии и окажемся в средневековье.
Что ждет биржевую торговлю через 10 лет?

В лучшем случае её не будет и мы вернёмся к экономике производства. В худшем случае она станет единственным источником денег для большинства населения планеты. Вообще, сейчас сложно что-то прогнозировать на месяц, не то что на 10 лет. Реальная экономика описывается статистическими методами, поскольку это результирующая миллионов единичных решений. Сегодняшняя экономика полностью зависит от эмиссии, то есть от политических решений.

Её нельзя предсказать экономическими методами, но лишь политологическими. Будем печатать деньги, будет экономика, будет доход, будет рынок. Не будем печатать деньги, будет дефляция, падение уровня жизни и нищета. При этом нужно понимать, что любая инфляция всегда заканчивается дефляцией, а любая дефляция всегда заканчивается инфляцией. У нас только что произошла смена элит. У меня есть ощущение, что они хотят реальной власти, а не финансовой.

Ошибка Трампа заключалась в том, что он полагал, что деньги решают всё. Это не так. Людям с абсолютной властью никогда особо не нужны были деньги. Если новая элита хочет финансовой власти, она будет печатать и раздавать деньги
Люди любят, когда им дают деньги, особенно если деньги дают просто так, но за такие деньги люди не готовы ни умирать, ни даже менять свой стиль жизни. Если новые элиты хотят реальной власти, они скоро прекратят эмиссию, задерут ставку и будут раздавать деньги только тем, кто полностью ляжет под них. Это очень жёсткий вариант развития событий, который приведёт к сильному обнищанию.

Противоположный вариант — разгонять печатный станок. Это позволяет оттянуть момент дефляции. При правильном печатании можно его оттянуть на сто лет. Если этиты на это пойдут, мы окажемся в столетнем периоде благоденствия, когда всё будет только расти. Это, тем не менее, не позволит новым элитам захватить реальную власть и на следующих выборах им в затылок будут снова дышать республиканцы. В реальности, я думаю, будет что-то среднее. Элитам нужно, чтобы как можно больше людей от них зависели. Для этого нужно лишить их любого дохода, кроме пособий. Мелкий бизнес уже убили.

Его владельцы готовы сидеть на пособиях. Сейчас возьмутся за тех, у кого 50-500 миллионов. Как именно их будут раскулачивать, сказать сложно, но за рынки, я думаю, возьмутся. Те, кто играет на рынке, в 2020-м году неплохо наварился, то есть повысил степень своей свободы. С точки зрения элит это не хорошо. Я готов предположить, что могут ввести налог на биржевые операции. Впрочем, это тоже удар по мелким инвесторам. Крупные уходят от налогов с помощью различных трастов и фондов.
Как играют на бирже игроки вашего уровня? Что отличает игру новичка и профессионала?

Ответ на первую часть вопроса займёт очень много времени и будет дорого стоить. Ответ на вторую часть вопроса — я не знаю. Я играю в одиночестве и не знаю, как сегодня торгуют новички.

Когда я начинал, я мог не спать ночами, лазил проверять счёт, расстраивался из-за того, что рынок шёл не в мою сторону. Сейчас ничего этого нет. Есть просто понимание, что вот этот инструмент идёт вот сюда.

Да, возможны флуктуации, он может сюда прийти извилистой дорожкой, но на большом счёте эти флуктуации не играют роли.
Если у человека есть приличный капитал, который он хочет приумножить на рынке, но не хочет играть самостоятельно, как ему правильно выбрать трейдера?

Это тоже очень сложный вопрос. Лучше всего, как всегда, по знакомству. Если вы знаете, что какой-то человек давно и успешно торгует, можно попробовать с ним. Ни дорогая машина, ни яхта, ни богатый дом сегодня ни о чём не говорят.

Человек с двадцатью тысячами может снимать и класть их на счёт в течение года, а потом прийти, заявить, что это его ежемесячный (или еженедельный) доход и получить кредит на машину, дом и яхту.

Затем можно врать всем окружающим, что всё это заработано на рынке. Те, кто реально что-то может, не нуждаются в постоянном предъявлении доказательств своих возможностей.
Я знал трейдеров, которые снимали даже не квартиру, а комнату, зашторивали окна, расставляли мониторы и ворочали сотнями миллионов долларов. Не хочу сказать, что все такие, но внешний лоск — это не показатель. Из разговора с профессиональным трейдером начинающий тоже мало что поймёт.

Я могу спросить у трейдера, почему он открыл ту или иную позицию, и понять его уровень. Если человек говорит мне, что на графике была фигура, что рынок завершил волну С или что график нарисовал свечу в форме креста, он, скорее всего, начитался книжек.

В реальности многочисленные методы технического анализа имеют вероятностную значимость. Крупные трейдеры тоже видят фигуры, но понимают, что мелкие трейдеры будут торговать в соответствие с этими фигурами и входят в рынок большими деньгами против них. Нужно смотреть на смежные инструменты, нужно понимать, в какой ситуации крупные трейдеры вынуждены торговать в определённом направлении. Профессиональные трейдеры — это те, кто продержался на рынке долгие годы. Они обычно медленно и спутанно говорят, поскольку проводят свои дни молча. Трейдинг не является их сферой интересов, поскольку для професионала это достаточно тупое занятие.

Професиональный трейдер может оказаться заядлым коллекционером бабочек, любителем спелеологии или истории древних шумеров. Если у профессионального трейдера нет сторонних увлечений, я бы такому трейдеру тоже не доверял. Это означает, что весь его нейронный субстрат занят одной темой и ресурсов для обучения нет. Профессиональный трейдер склонен думать о трейдинге образами, а не словами.
Скорее всего, такой трейдер не сможет объяснить, как он принимает решения, поскольку он не принимает их вербально. Решения принимаются образно, а поскольку образы эти многоуровневые и многомерные, описать их крайне сложно. Спросите у трейдера, какие у него цели на этот год. Если у него есть любые цели, это не трейдер. Трейдер следует за рынком. Рынку плевать на ваши цели. Цель — это взять то, что рынок даст. Ну и замотивировать трейдера играть вашими деньгами будет крайне трудно.

Когда человек долгое время делает деньги без общения с людьми, ему надо предложить очень большие деньги в управление, чтобы он согласился иметь дело с живым человеком по поводу денег. Спросите у него, каким счётом он торгует. Если после двадцати лет торговли он торгует тысячей долларов, он не состоялся как трейдер. Если миллионом, с ним уже можно разговаривать, но тогда ему в управление нужно дать десять, чтобы он заинтересовался.
Вообще, хороший трейдер обычно не нуждается в деньгах. Если человек делает миллион в год, а тратит сто тысяч, вы можете попытаться заинтересовать его десятью миллионами в год, но тратить он всё равно будет сто тысяч. Да, он будет делать ненужные деньги, но ему придётся иметь дело с вами.

Вы, конечно, будете ему звонить через день с вопросами: «Ну, как там мои деньги? Ты уже заработал мне 100%?»

В итоге трейдер получает абсолютно ненужный головняк за относительно ненужные деньги. Если хотите, чтобы он вам зарабатывал, дайте ему доступ к терминалу и не спрашивайте о торговле никогда, если только он сам о ней не заговорит.

Беседовал Денис Булавин