USD: 63.89
EUR: 70.41
  1. Спецпроекты
  2. Интервью
На Ставрополье интернат с 60-летней историей влачит жалкое существование
Деньги на ремонт нищей Благодарненской коррекционной школы-интерната в год юбилея собирают всем миром. Учебному заведению нужно, как минимум, 2 млн 100 тысяч рублей, но их пока взять неоткуда.
В преддверии нового учебного года в минобразования Ставрополья под председательством уполномоченного по правам ребенка при губернаторе края Светланы Адаменко и замминистра образования Галины Зубенко прошло совещание.

В повестке дня был только один вопрос - о состоянии дел в Благодарненской коррекционной школе-интернате №6. Совещание состоялось после обращения в Администрацию Президента РФ, Правительство России и другие федеральные ведомства бывшего воспитанника учреждения Николая Дмитрука.
Забытый юбилей

Николай в 80-е учился в этих стенах, но тогда это было принципиально другое учреждение. Он посетил бывшую "альма-матер", чтобы забрать свое личное дело. Но увиденное так его расстроило, что он не смог остаться безучастным.
Николай Дмитрук
Так, Николай, к своему изумлению, обнаружил уцелевший с тех времен "дзот" - уличный туалет. Около половины зданий - аварийные. Интернат и в те времена не выглядел поздравительной открыткой, а сейчас тем более.

Бывший воспитанник поговорил с директором учреждения Ириной Белкиной, которая работает здесь всего 4 месяца. Она пожаловалась: вынуждена обивать чиновничьи пороги, чтобы получить элементарное - краску для ремонта, мебель, посуду и другое.
В этом году школе исполняется 60 лет, но власти края о круглой дате не вспоминают.

Может, хотя бы к концу года профинансируют учреждение для детей-инвалидов ?

На детей денег нет

Как сообщила на упомянутом выше совещании замминистра образования Ставрополья Галина Зубенко, два года назад из краевого бюджета на капремонт кровли школы было выделено около 1 млн 810 тысяч рублей.

В 2018 году средства на ремонт школы из казны региона не выделяли, но за счет спонсоров в интернате полностью заменили мебель в спальнях, ученические стулья и столы на почти 253 тысячи рублей.

В первом полугодии этого года благотворители после "попрошайничества" директора купили для учебного заведения посуду, краску и прочие материалы для ремонта. Спонсоры своими силами отремонтировали актовый зал.

Но этого явно недостаточно. Ирина Белкина в этом году подала заявку на получение из краевого бюджета 2 млн 110 тысяч рублей, чтобы привести в порядок водо-, электро-, теплоснабжение, душевые комнаты, а также заменить двери и закупить диодные лампы. Удастся ли получить эти деньги, пока непонятно.
"Образование, к сожалению, нищенская сфера, - констатирует уполномолченный по правам ребенка в Ставропольском крае Светлана Адаменко. - Наш край - глубоко дотационный, живем от продажи зерна". Поэтому деньги на образование, увы, зачастую, перечисляют по остаточному принципу.

Сейчас в интернате обучаются 143 ребенка-инвалида, проживающих на востоке края, сформировано 13 классов. В основном ребята получают 9-летнее образование. Меньшая часть воспитанников идет в десятый класс, и по его окончании им выдают свидетельство о получении профессионального образования. Детей учат по специальным образовательным стандартам, дают им профессии швеи, столяра и так далее. Кто-то поступает в колледжи, некоторым удается затем трудоустроиться.
Архивное фото
Восьмилетний "зэк"

Интересна история учебного заведения. Николай Дмитрук был "сослан" в эту школу в начале 80-х. Тогда в ней воспитывались обычные дети из семей со сложной жизненной ситуацией.
"Я попал в это учреждение в 1981 году в возрасте 8 лет, - вспоминает Николай. - За невыполненное домашнее задание учительница ударила меня в лицо, я ответил. В итоге меня судили: выставили перед комиссией районо, милиции и других "доброжелателей".

Через несколько лет Николая исключили из школы по навету. Данные о его пребывании были ликвидированы, когда от него избавились. Личное дело бывшему воспитаннику не выдали до сих пор. Ни раньше, ни сейчас никто перед Николаем не извинился, ни его, ни других экс-воспитанников представители власти не поздравили с юбилеем интерната.
С юным правонарушителем в те школьные годы не провели ни одной доверительной беседы. Увы, настоящих педагогов-наставников макаренковского типа, показанного в фильме "Пацаны" Динары Асановой и во французской кинокартине "Двое в городе", не было ни в те далекие уже времена, нет их и сейчас. Официально таких должностей не существует.

"Как бывший воспитанник, настаиваю на включении наставничества в систему образования РФ. Категорически! - считает Николай. - Без этого не будет здорового общества".

Что касается тогдашних воспитанников, в основном это были мальчишки и девчонки из семей, проживавших на кошарах.

Но, как ни печально, в интернате нет даже намека на музей. Предан забвению педагогический опыт многих поколений, забыты педсостав школы и экс-воспитанники. Бывшим ученикам негде встретиться и пообщаться. Нет места даже для банальной ночевки в "изоляторе"-гостинице бывшего медпункта, которая была раньше. Более того, в архиве заведения - явные "прогрызы". Из регистрационного журнала школы злоумышленники вырвали листы с информацией о Николае.
О том, что он там когда-то воспитывался, свидетельствует чудом уцелевший приказ о наказании нескольких воспитанников, покинувших самовольно школу, в котором фигурирует нарушивший режим Дмитрук.

"Когда я здесь проживал, директор как-то сказал, что у нас специнтернат, по типу колонии, - рассказывает Николай. - Неудивительно, что нас никуда не выпускали, даже ночью в туалет. В коридоре для естественных нужд выставляли ведро, и утром на полу была моча. Выйти за территорию интерната можно было только со специальным пропуском. На территории школы в ночь перед отбоем дежурил милицейский воронок. Мы постоянно испытывали чувство недоедания. В целом, это было неблагополучное учебное заведение. И я, и некоторые мои однокашники неоднократно сбегали оттуда. Это жестко наказывалось и пресекалось. Так называемые шефы (старшеклассники), идя на поводу у администрации, расправлялись с неугодными методично и безапелляционно, как правило, ночью. Это очень напоминало дедовщину".
Дамокловом мечом над головами подшефных были администрация и учреждённый шеф-класс. "Также у нас бытовали такие понятия, как "король школы", "король класса", - продолжает Дмитрук. - Воровство в магазинах, как и стычки с местными были обыденностью. Доходило до избиения друг друга камнями... Местные называли нас "инкубаторцами", а мы их - "домашними коровами". После крушения СССР кто-то попал в места не столь отдаленные, кто-то спился, кто-то умер от наркотиков. Мы - непростое поколение проигранной холодной (информационной) войны, выпавшие из обоймы".
Но, вопреки непростой судьбе, некоторые все-таки смогли самореализоваться. Николай, к примеру, издал свою книгу, кто-то стал чиновником, кто-то - бизнесменом. Увы, таких немного. Да и сейчас далеко не все выпускники казенных учреждений находят себя в жизни. По данным статистики, в последние годы в России только 10% выпускников детдомов и интернатов становятся более-менее благополучными, остальные либо идут в криминал, либо спиваются.

Автор материала: Елена Панкова

Справка
На Ставрополье - 25 коррекционных школ для детей-инвалидов.
Опубликовано 24 Августа в 11:39