USD: 63.72
EUR: 70.76
  1. Спецпроекты
  2. Интервью
СКФО
Северный Кавказ забывает про русский авангард

Антон Чаблин
Как спасти шедевры советской архитектуры, если даже чиновникам они не нужны?
Ростовский архитектор Артур Токарев спасает память о советских архитектурных шедеврах, разбросанных по всему Югу России. К сожалению, многие из них уже безвозвратно утрачены, иные – заброшены, и скоро могут уйти в небытие.

Это, в том числе, застройка «старого» Владикавказа и Грозного, легендарный восьмой цех завода «Дагдизель» в Дагестане, санаторий НКВД в Кисловодске, областная больница в Нальчике...

Забыть про безликие коробки

Ростовский архитектор и доцент Академии архитектуры и искусств ЮФУ Артур Токарев опубликовал двухтомник «Архитектура Юга России эпохи авангарда». Первая часть, посвященная Ростовской области, Краснодарскому краю, Республике Крым и Ставрополью (а точнее, Кавминводам) увидела свет в издательстве ЮФУ еще полтора года назад.

Вторая же книга, в которой речь идет о Волгоградской и Астраханской областях, Каломыкии и республиках Северного Кавказа, вышла в свет совсем недавно. Корреспондент «Кавказ Пост» стал ее счастливым обладателем, за что выражает искреннюю благодарность автору.

Казалось бы, от эпохи авангардизма (1920-1930-е годы) нас отделяет не так много времени, но собирать информацию приходилось буквально по крупицам. Взята она в музеях, архивах, библиотеках вузов, санаториев и заводов. Что-то – даже в частных собраниях и коллекциях.

Некоторые объекты, к сожалению, в монографию не попали – по причине того, что по сию пору сохранились лишь их единичные фото (как, например, санаторий имени Фабрициуса в Сочи или фабрика-кухня в Шахтах).

Не стал Артур Токарев включать в свою монографию и «рядовые» архитектурные объекты – в первую очередь, жилые здания. Строили их на заре советской власти, естественно, много. А эра индустриализации требовала удешевления: при этом архитектурный язык упрощался до того, что говорить о каком-либо творчестве вообще не приходилось. Серые безликие коробки, короче. Вроде того, что строят сейчас!
Как росли промышленные гиганты

Самая внушительная часть книги посвящена, конечно, Ростовской области (38 объектов), а также Ставропольскому краю (18 объектов), Краснодарскому краю и Волгоградской области (по 17 объектов).

Но есть и интересная закономерность. Скажем, на Ставрополье почти все исследованные Артуром Токаревым объекты расположены в курортном регионе Кавминвод (это, как правило, санатории). Еще один – в Невинномысске (водонапорная башня с пожарным депо шерстомойной фабрики). И ни одного – в Ставрополе, в котором до войны, между прочим, проживало уже 100 тысяч человек.

– Мы не ставили целью показать всё, что было построено (да это и невозможно), но относительно яркие примеры. В Ставрополе ничего значительного не нашли. И местные архитекторы (эксперты в реставрации и памятниках) это подтверждают. Причина – в развитости промышленности: где были промышленные объекты, там было и активное строительство. А в Ставрополе не было таких крупных предприятий, как в Волгограде или Ростове, – пояснил «Кавказ Пост» автор монографии Артур Токарев.
Артур Токарев
...это место любил Берия

Токарев отмечает: чем меньше город и дальше от него проходят инвестиции, тем сохраннее историческая архитектура. К сожалению, даже наличие охранного статуса не гарантирует того, что здание сохранится.

Скажем, сейчас заброшены несколько крупных здравниц на Кавминводах – например, санаторий НКВД на улице Коминтерна в Кисловодске, построенный в начале 1930-х годов по проекту гениального советского архитектора Мирона Мержанова (Мирана Мержанянца).

Проектируя его, архитектору нужно было решить непростую инженерную задачу: «вписать» огромное здание в лощину. Мержанов поступил так: боковые корпуса санатория, словно крылья, огибают горные склоны, а к фасаду через лощину ведет огромная парадная лестница…

Лестница «прорезает» двухэтажный стилобат, кровля которого была превращена в террасу, на которой когда-то пили нарзан Генрих Ягода и Лаврентий Берия. Однако уже в ельцинские годы санаторий, переданный в ведение ФСБ, пришел в упадок и был полностью заброшен. А ведь Мирана Мержанянца, тоже архитектор Сергей Мержанов, считает, что санаторий НКВД – это лучшее архитектурное произведение в карьере его деда.

Бездействует и отель-санаторий, построенный в устье Мацесты (на высоте 160 метров над уровнем моря) по проекту Алексея Щусева – едва ли не самого известного советского архитектора. Здание много раз меняло предназначение, для самих сочинцев наиболее привычное – это НИИ курортологии и физиотерапии. К сожалению, сейчас санаторий (между прочим, памятник архитектуры федерального значения) заброшен и разграблен.
Санаторий НКВД в Кисловодске.
Дагестанское «палаццо»

Если санатории, построенные Щусевым и Мержановым, еще можно возродить – была бы политическая воля, то многие памятники советского авангарда полностью утрачены. Среди них, например, строения областной больницы в Нальчике, строившиеся почти десять лет по проекту инженеров ростовского «Севкавпромстроя». Всего было возведено восемь корпусов… которые сейчас перестроены до неузнаваемости. А хирургический и терапевтический и вовсе готовятся к сносу.

Полностью перестроен санаторий «Теберда», который строился в 1928-2931 годы как санаторий Комиссии содействия ученым – поправить здоровье горным воздухом приезжали ученые умы со всей Страны Советов. Вдоль Военно-Сухумской дороги были построены несколько корпусов и центральный клуб-столовая. Но после всех последующих «ремонтов» здание изменилось не неузнаваемости.

Немало таких «домов-призраков» и в Дагестане. Ветшает Дом советов в Махачкале, возведенный между Каспийским морем и Эмировским озером (ныне Вузовским) по проекту Ивана Жолтовского. А ведь строение это уникальное.

Во-первых, первое в СССР здание, полностью построенное из «теплого» бетона. Во-вторых, Жолтовский совместил в своем проекте черты итальянского палаццо (типично европейской архитектуры) и восточной крепости: круглый дворик с бассейном посредине опоясывают пешеходные галереи.
Восьмой цех завода Дагдизель
Владикавказ и Грозный – уходящая натура

Вот-вот разрушится легендарная «восьмерка» – испытательный цех для морского оружия завода «Дагдизель» (бывший «Двигательстрой»). Без преувеличения, одна из визитных карточек Дагестана: гигантский корпус, высота которого «в холке» более сорока метров, строился в 1934-1936 годах… на берегу Каспийского моря. Затем по специально прорытому каналу его буквально спустили в море, как гигантский понтон. А заброшен корпус, где были все помещения для многомесячной жизни персонала вдалеке от дома, оказался уже в 1966 году…

В 1998 году был уничтожен пожаром легендарный «Приют одиннадцати» – визитная карточка Приэльбрусья. Похож был отель, способный вмещать до сотни постояльцев, на гигантский дирижабль: такая форма необходима была, чтобы здание обтекали ветра. Ничем не уступало по комфортабельности городским гостиницам, за что назвали его туристы «отелем под облаками».

Почти ничего не осталось от «авангардного» Владикавказа – в начале 1930-х годов здесь начали возводить «новый центр» на улице Баксанской (ныне Головко). Самым выразительным было трехэтажное здание Облснаба, об облике которого можно гадать только старым фотографиям. После войны Владикавказ фактически начали отстраивать заново, полностью уничтожив даже сохранившиеся памятники авангардизма.

Ну а, скажем, в Грозном активно застраивался Заводской район, который мечтали превратить в «образцово-показательный» советский центр города. И снова большинство из этих зданий не сохранились – но уже не после Великой Отечественной войны, как во Владикавказе, а после войн уже совсем недавних …
Приют одиннадцати
Опубликовано 15 Июня 2018 в 9:49