USD: 63.72
EUR: 70.76
  1. Спецпроекты
  2. Интервью
СКФО
Вячеслав Битаров : " Турист готов приехать, но мы пока не готовы его принять "
Глава Северной Осетии рассказал о том, что спасение республики от груза бутлегеровского прошлого – высоко в горах.

Александра Рашидова
О спасении республики от груза бутлегеровского прошлого корреспонденту "Кавказ Пост" в своем интервью во время пребывания на инвестиционном форуме "Сочи-2018" рассказал Вячеслав Битаров.

Вячеслав Зелимханович, до назначения главой республики, вы были известны, как успешный предприниматель. Правильно ли называть вас бывшим бизнесменом?
- Загруженность главы региона настолько высока, что времени на бизнес попросту не остаётся. И в этом смысле я, конечно, бывший бизнесмен. Но при всём том мне, безусловно, близки и понятны проблемы предпринимателей.

Как чувствует себя начинающий бизнес в республике, и насколько проще или сложнее строить бизнес в современной Северной Осетии – Алании по сравнению с прежними десятилетиями?
- Я нередко встречаюсь как с молодыми бизнесменами, так и с теми, кто давно работает на ниве предпринимательства. И те, и другие, сетуют на сложности и проблемы бизнеса в нынешних реалиях. Но мне в таких случаях всегда вспоминаются 90-е годы прошлого столетия, когда утром новый для страны класс предпринимателей отбивался от контролирующих органов, которые отнюдь не контролировали соблюдение законодательства, а решали личные вопросы, занимаясь, по сути вымогательством. А вечером им же приходилось отмахиваться от бандитов и преступных группировок, заполонивших в те годы всю Россию. Сейчас ничего подобного нет, поэтому вести свой бизнес несравненно легче. И заниматься им намного интереснее и увлекательнее, поскольку возможностей открывается гораздо больше.

Главная сложность – в усилении конкуренции, но, я считаю, ничего плохого в этом нет. Лично я никогда конкурентов не боялся, потому что такое соперничество подстёгивает к развитию, к внедрению чего-то нового. Конкурент не даёт тебе спокойно спать и почивать на лаврах. Есть такое хорошее выражение: «Чтобы стоять, нужно бежать, а чтобы идти вперёд, нужно бежать в два раза быстрее». То есть, для того, чтобы оставаться хотя бы на тех высотах, которых добился, нужно развиваться как можно быстрее. Кстати, этот принцип применим и к работе руководителя региона.

По некоторым оценкам, доля теневой экономики в Северной Осетии в начале прошлого года составляла порядка 30 процентов. Удаётся ли вывести бизнес из «сумрака»?
- Я думаю, что определение Северной Осетии, как теневой республики, в первую очередь, было связано с алкопроизводящей отраслью. Предыдущие годы СМИ часто представляли Северную Осетию бутлегерской республикой. Последние два года этого нет, поскольку совместно с правоохранительными органами, Росалкорегулированием мы смогли навести порядок в этой сфере. Благодаря легализации не только этого рынка, но и других отраслей, мы реально увеличили налоговые доходы республики на 40 процентов. И потенциал по этому направлению ещё не исчерпан.
Вячеслав Битаров на инвестиционном форуме "Сочи-2018".
О вреде алкоголя

Практика известных стран показала, что бутлегерство, как незаконное производство и контрабанда контрафактной спиртовой продукции, чревато не только экономическими, но и социальными проблемами. Ощутила ли подобные негативные последствия Северная Осетия?
- К сожалению, эти последствия сложно переоценить. Алкогольпроизводящая отрасль угробила наше сельскохозяйственное производство. Именно в 90-е годы произошёл перекос в сельскохозяйственной отрасли республики, поскольку все наши сельхозпроизводители переориентировались на выращивание фуражного зерна. Даже в Моздокском районе, который за идеальные почвенно-климатические условия для производства продовольственной пшеницы называли житницей Северной Осетии – Алании, стали выращивать исключительно фураж. Остальные посевные площади республики заполонила кукуруза. В этой культуре нет ничего плохого, она отлично растёт в наших условиях, и никто не говорит, что заниматься ей преступно. Но мне хотелось бы, чтобы зерновые культуры шли на другие нужды, нежели на спиртовое производство. В частности, на нужды животноводства, которое совершенно необходимо для решения проблемы самообеспечения республики мясом и молоком.

Как получилось, что Северная Осетия, которая издавна славилась животноводческим сектором, оказалась в числе проблемных территорий?
- В этом, я считаю, тоже сказалось негативное последствие перекоса в сторону спиртового производства, который срочно нужно исправлять. Быстрые, лёгкие деньги отбили у людей желание работать. Куда проще вырастить зерно, продать его на спиртзавод и получить гарантированную прибыль без забот, проедая деньги до следующего сезона. Людям попросту стало неинтересно заниматься животноводством, овощеводством, садоводством. На каждой ферме стоял водочный цех, а пастбища тем временем приходили в запустение. Сейчас за каждый квадратный метр идёт война, а в 90-е годы, помню, как мне чуть ли не насильно навязывал землю один из глав района. Земля тогда никому не нужна была, потому что работа в сельском хозяйстве – это тяжелейший труд. Всё это подорвало основы сельхозпроизводства. В итоге никто не занимался обновлением сельскохозяйственной техники, исчезли кадры, готовые профессионально заниматься сельским хозяйством. Горные территории заброшены – а это половина земель сельхозназначения в республике. Теперь всё это нужно возрождать. Мы начали строить дороги в горных ущельях за счёт дорожного фонда, будем проводить электроэнергию, газ в горные районы, чтобы создавать сельскохозяйственные кластеры, вплоть до переработки сельхозпродукции.
Земля раздора

Вы затронули проблему малоземельности, характерную для всех горных республик Кавказа. Как в таких условиях можно привлечь инвестиции в сельское хозяйство?
- Да, к сожалению, это наша беда. Не имея свободных земельных участков, тяжело изыскивать место под строительство даже таких объектов, которые не требуют больших земельных площадей. Спасает то, что земля в республике – это не предмет собственности. Она может только находиться во временном пользовании. Это даёт возможность изымать земельные участки у тех нерадивых землепользователей, которые нарушают условия предоставления земли в аренду. За счёт этого и могут быть созданы инвестиционные участки. Подобные площадки уже сформированы, в частности, под тепличное производство. Другой резерв свободных земель будет образован за счёт освоения горных территорий, но для этого необходимо создать достойные условия для проживания населения.

Каким образом земельный вопрос стал причиной резкого повышения градуса социальной напряжённости в республике?
- А вы представьте себе ситуацию: в сельской семье, где воспитываются несколько сыновей и один из них хочет «отпочковаться», чтобы построить собственный дом, он вынужден выкупать землю у владельцев, которые даже не живут в этом селе. Это очень раздражает население. Или другой пример. Землю берут в аренду под какой-то «космический» социальный объект, который якобы спасёт не только нашу республику, но и всю страну, а потом этот участок дробят и начинают продавать по соткам. Разве это может не возмущать? Земля в равной степени принадлежит всем жителям республики, а если кто-то богатеет, ничего в неё не вложив, это называется, обмануть, ограбить свой народ. К сожалению, такие случаи не единичны. Я категорически против таких землевладельцев, а потому поручил правительственной комиссии, которую возглавляет первый вице-премьер правительства республики, сделать анализ законности предоставления земельных участков. Такой контроль поможет создать фонды развития населённых пунктов. Земля бесплатно будет предоставлена тем, кто реально живёт и работает на селе. Кроме того, я распорядился, чтобы участки не выделяли в долгосрочное пользование. К сожалению, по земельному законодательству, этот срок составляет не менее трёх лет. Я же ратую за то, чтобы ограничить его одним годом. Только в том случае, если за этот год действительно началось строительство объекта, под который был предоставлен земельный участок, срок аренды можно продлить на 49 лет.
Лучше гор могут быть только горы

Определённым залогом для привлечения инвестиций является участие в государственных программах софинансирования. Насколько эффективно этот инструмент работает в республике?

- Частный бизнес приходит туда, где ему интересно. Есть определённые госпрограммы, которые предоставляют субсидии на определённые сферы деятельности: туризм, сельское хозяйство. В частности, по линии Министерства РФ по делам Северного Кавказа 200 миллионов рублей было предоставлено в качестве возвратных средств по низкой кредитной ставке в два процента годовых. Огорчает, что в федеральной «сетке» господдержки отсутствуют программы, касающиеся развития горной местности. Именно это направление, на мой взгляд, является важнейшим для республики. Потому мы будем самостоятельно находить источники субсидирования и изыскивать любую возможность, чтобы активизировать жизнедеятельность горных территорий.

С чем связан особый интерес к горной местности?

- Я сам вырос в горах и знаю, каково жить там, где нет элементарных условий для жизни. Между тем, мне довелось побыть в Швейцарии, где в самых отдалённых горных населённых пунктах есть кафе и магазины, где все дороги асфальтированы, и везде царят чистота и порядок. Я понимаю, что у нас такое будет нескоро, но к этому надо стремиться, и хотелось бы, чтобы этот процесс начался в мою бытность главы республики.
Туристу дороги дороги

Готовы ли туристы приезжать на отдых в Северную Осетию?


- Туристы готовы. Мы не готовы их принимать так, как следует. Взять, к примеру, Цейское ущелье, исторический курорт, который и в советские времена славился количеством солнечных дней в году. Туда приезжали многочисленные сборные страны по различным видам спорта, даже база отдыха космонавтов была. Но дороги и гостиницы постепенно разрушались, никто не вкладывал средства в строительство новых курортных объектов. Спартанские условия в наше время мало кому интересны, и современный турист, как мы все понимаем, не готов въехать в деревянный домик 70-х годов постройки с удобствами на улице.

В горной Дигории тоже есть прекрасные места. Инвесторы построили там прекрасные гостиницы, но отсутствие дорог сводит все усилия на нет. Именно поэтому мы уделяем особое внимание логистике. В прошлом году впервые за много лет отремонтировали дорогу в Цейское ущелье, обезопасили серпантин, установив отбойники. Предоставили три миллиона рублей на строительство дорожного участка в горной Дигории.

Кроме того, мы задумываемся над тем, чтобы возродить внутренние туристические маршруты, которые будут интересны гостям республики.
Эти планы рассчитаны на десятилетия?
- Главное, я считаю, – стартовать. Если помните, был такой проект Мамисон, который заморозили несколько лет назад. Но сейчас и этот курорт должен получить развитие. В прошлом году на встрече с президентом России Владимиром Путиным дано соответствующее поручение. На форуме (Российский инвестиционный форум Сочи-2018 – прим. Авт) мы с зампредом правительства РФ Александром Хлопониным обсуждали это. Он пообещал в ближайшем месяце решить этот вопрос. При условии выделения федеральных средств на строительство дорог и инфраструктуры частный бизнес уже сейчас готов инвестировать средства в его реализацию. Мамисон интересен тем, что помимо возможностей для строительства горнолыжных трасс, есть перспектива создания бальнеологического курорта. Даже сейчас сюда приезжают люди из других регионов страны и живут в палатках рядом с целебными источниками. Таким образом Мамисон может стать круглогодичным курортом.

В прошлом году президент РФ подписал Указ о праздновании в 2022 году 1100-летия крещения Алании. Рассматриваете ли вы это событие, как возможность повысить туристическую привлекательность республики?
- Для нашего региона это действительно очень значимое событие. Создан оргкомитет, в который вошли представители федеральных министерств и ведомств. Мероприятия по подготовке к празднованию 1100-летия крещения Алании включают, в том числе, восстановление высокогорных храмов. Это наша история, наша гордость.

Даже любители экстремальных видов туризма не поедут в неспокойный с точки зрения безопасности для жизни регион. Как вы оцениваете ситуацию в республику в этом разрезе?
- Если рассматривать саму республику Северная Осетия – Алания, то у нас всегда было спокойно, потому что народ у нас миролюбивый. 99 национальностей проживают на территории республики. Не дай Бог, если одна из них покинет Северную Осетию. Уверяю, остальные при этом испытают огромный дискомфорт. Отношения между представителями разных национальностей строились столетиями, и они основаны на взаимоуважении и взаимопонимании. Если вспомнить историю, к нам беда всегда приходила извне. И пока обеспечен покой у соседей, у нас тоже не будет потрясений.
На XVII Российском инвестиционном форуме «Сочи-2018» Республика Северная Осетия-Алания представила перспективные проекты в области сельского хозяйства, промышленного производства, перерабатывающей отрасли, туризма и рекреации.
Опубликовано 22 Февраля 2018 в 11:16