Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Спецпроекты Мнения
Капитал идет в лес
Площади Кавказского заповедника могут пойти под застройку?
Новые законодательные инициативы приведут к деградации природоохраны — уверены экологи

Недавно Счетная палата заявила, что у нее нет достоверных данных о ситуации в лесах на большей части России. По официальным данным ведомства, среднегодовой ущерб от незаконной вырубки составляет 11-12 млрд руб. Почти половина таких рубок зафиксирована в Иркутской области, откуда 12 декабря в отставку «сбежал» губернатор Сергей Левченко.

На юге от незаконных рубок страдает Краснодарский край, почти четверть территории которого покрыта лесом. В речах президента Путина не раз звучали тезисы о важности сохранения лесных богатств. На практике целые экосистемы могут быть уничтожены, как было в случае с реликтовыми самшитовыми лесами Сочи. Новые законодательные инициативы вместо помощи могут ещё больше ухудшить ситуацию.
Одна пятая — под бани и коттеджи

В Госдуме в первом чтении принят законопроект, регламентирующий размещение на землях лесного фонда объектов капитального строительства, некапитальных строений и сооружений, не связанных с созданием лесной инфраструктуры — с целью использования лесов для осуществления рекреационной деятельности.

Самая спорная его часть — предлагаемые изменения в статью 41 Лесного Кодекса РФ.

В законопроекте говорится: «На площади, не превышающей 20 процентов площади лесного участка, предоставленного для осуществления рекреационной деятельности, допускается размещение объектов туристской индустрии, детских и спортивных лагерей, объектов спорта, туристских парков, учебно-туристических троп, трасс, а также иных объектов капитального строительства и некапитальных строений, сооружений, необходимых для осуществления рекреационной деятельности, предусмотренных перечнем объектов капитального строительства, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, и перечнем некапитальных строений, сооружений, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, соответственно».

20% площади — под застройку: такого «карт-бланша» на строительство в лесах в кодексе раньше не было. Чтобы вести рекреационную деятельность интересанты теперь должны получить участок в аренду под соответствующие цели. Затем региональные чиновники могут выдать разрешение на строительство.

По мнению разработчиков законопроекта новшество «позволит качественно повысить уровень отдыха в лесах, инвестиционную привлекательность использования лесов».
Николай Николаев
Неживая изгородь

Председатель Комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев на пленарном заседании Госдумы 5 декабря сказал:

«Необходимо существенно сузить возможности для строительства, и очень избирательно подходить к этому вопросу. Помимо этого, надо обратить особое внимание на обеспечение свободного доступа граждан в леса. Дело в том, что законопроект предполагает возведение изгородей, а это может стать препятствием для доступа людей».

Документ готовится ко второму чтению, в котором депутаты будут рассматривать поправки. Пока их перечень неизвестен. Если законодатели не урегулируют спорные моменты, возникнет опасность строительства на землях лесного фонда неограниченного количества объектов нежилой инфраструктуры.

Эксперты «Гринпис России» и «WWF России» высказывали опасения, что в случае принятия закона гектары лесов могут быть вырублены под строительство коттеджей или санаториев.

Некоторые эксперты считают, что законопроект поможет развивать экологический туризм с привлечением крупных инвесторов. Но ученые и природоохранные организации с крупными инвесторами часто расходятся в представлении о том, что же такое «экотуризм».
Отдых «пять звезд» — не экотуризм

Член комиссии по особо охраняемым природным территориям Международного союза охраны природы (МСОП) в регионе Евразия, номинантка на почётное звание «Герой всемирного наследия» премии ЮНЕСКО Юлия Набережная считает, что у властей сложилось «особое» представление об экотуризме.

«Экотуризм — это туризм, который не оставляет следов в природе. Хороший пример экотуризма — всесоюзный маршрут через горы к морю через приют Фишт. В советское время через него проходило до нескольких миллионов человек в год. Это был массовый, плановый, качественно продуманный туризм. И природа прекрасно сохранилась. Группы сопровождались, проводники следили, чтобы туристы размещались и разводили костры в положенных местах. Люди были организованы и слушались инструкторов, не нарушали законодательство. И никакая инфраструктура не строилась, кроме единственного приюта под Фиштом», — говорит Набережная.

Эксперт уверена, что сейчас под видом экотуризма пытаются протащить в том числе крупные инфраструктурные проекты, которые нацелены на дальнейшее расширение горнолыжных курортов, в частности «Розы Хутор».

«Дикая природа в процессе создания инфраструктуры неизбежно уничтожается. Уничтожается потенциальный объект показа, ценность территории: строятся дороги, канатные дороги, жилые здания, проводятся коммуникации. И вот уже нет природы, а есть недвижимость, дорогая недвижимость, которая эксплуатируется с целью извлечения прибыли. Никакого экотуризма тут и близко нет. Это прямо противоречит сохранению биоразнообразия», — рассказывает эксперт.
Людям о стройках знать не положено

Второй законодательный сюрприз — отмена процедуры оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС).

Минприроды подготовило проект постановления правительства, которым с 1 января 2021 года должно быть отменено Положение об оценке намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду (то есть, пресловутый ОВОС)

Это единственный документ, который обязывает государственные и коммерческие организации информировать граждан, что собираются построить рядом с их домами. Еще он дает людям право и возможность участвовать в общественных обсуждениях этой деятельности.

В «Гринпис России» считают постановление опасным для природы:

«Отмена экспертизы означает, что совсем скоро люди даже не смогут узнать, что рядом с их домом собираются разместить свалку или мусоросжигательный завод, вместо любимого пляжа — нефтеналивной терминал, в заказнике недалеко от их дома проложить газопровод, а также выловить сотни косаток или отстрелять тысячи бельков», — заявляет экологическая организация на своем сайте.
Проект об отмене положения об оценке воздействия на окружающую среду упростит процедуру согласования строек, снизится и уровень общественного участия в обсуждении инфраструктурных проектов. Активисты, жители и профессиональные экологи лишатся возможности оставлять свои замечания и спорить с властями.

Юлия Набережная считает, что отмена ОВОС — это сигнал, что возможен рост числа строек на особо охраняемых природных территориях (ООПТ):

«Для нас это сигнал, что намечается бурная хозяйственная деятельность на ООПТ: в лесах, на землях лесного фонда. Это четкий посыл, что граждане будут лишены права не только участвовать в общественных обсуждениях планируемой деятельности, мы будем узнавать по факту, что приняты решения об уничтожении нашей уникальной природы. Природоохранное законодательство корректируется очень активно в направлении дальнейшей деградации и ослабления. Ничего хорошего в себе это не несет для природы. Такая стремительная деградация природоохранного законодательства просто чудовищна».
Не минимальное вмешательство

По всей видимости, чтобы окончательно убедить экологов в скором начале массового строительства в российских лесах, Минприроды РФ предлагает изменить ещё и Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» ‎вместе с отдельными законодательными актами Российской Федерации. С текстом проекта можно ознакомиться здесь. Он регулирует создание биосферных полигонов природных биосферных заповедников.

Эксперт Юлия Набережная считает, что документ — новая угроза для природы.

«Под Олимпиаду-2014 приняли много поправок в законодательство, чтобы построить объекты олимпийского горного кластера в Сочинском нацпарке. Они распространились на все национальные парки России и до сих пор не отменены. За 10 лет с момента, когда было принято решение проводить Олимпиаду в Сочи, появились возможности уничтожать заповедную природу на законных основаниях. Все это лоббируется инвесторами и делается, в том числе силами тех, кто протаскивает свои планы развития инфраструктуры горнолыжных курортов на заповедной территории», — говорит эксперт.

По мнению Набережной, ближайшая «жертва» — Кавказский заповедник. Она напомнила, что Россия взяла на себя много природоохранных обязательств перед Олимпиадой. А после — экологи увидели действия, противоречащие этим обязательствам. Вместо повышения природоохранного статуса верховьев долины реки Мзымта были внесены очередные изменения в зонирование Сочинского нацпарка, понижающие охранный статус территории до рекреационного, что по факту даёт возможность капитального строительства.

«Полагаю, что многие представители крупного курортного бизнеса спят и видят, как заполучить ещё 31 тысячу гектаров заповедных территорий под расширение инфраструктуры под видом биосферного полигона, в том числе 22 тысячи гектаров — на территории Кавказского заповедника, который является ядром Всемирного природного наследия "Западный Кавказ"», — прокомментировала Набережная.
Эколог объяснила, что в международной практике биосферные полигоны создают в буферных зонах ООПТ, имеющих статус биосферного резервата, но не на его территории. Но биосферный полигон в горах за Сочи — это часть биосферного заповедника, относящегося к Всемирному наследию, которая вовлекается в хозяйственный оборот.

В проекте нового закона сказано: «Запрещается любая хозяйственная и иная деятельность, которая может нанести ущерб природным комплексам и объектам растительного и животного мира объектов всемирного природного наследия и которая противоречит целям и задачам таких территорий». Но рекреационная деятельность не считается «наносящей ущерб», хотя у экологов подчас об этом другое мнение.

«Там подразумевается не минимальное вмешательство, позволяющее находить компромисс между сохранением природы и традиционными для местных жителей видами природопользования, а капитальное строительство инфраструктуры массового посещения. Биосферный полигон в нашем случае может включать горнолыжные подъемники, дороги, новые гостиницы, рестораны, линии электропередачи. Это просто еще один огромный участок, который можно сдать в аренду крупному бизнесу. В законе не прописаны ограничения на создание биосферных полигонов на территории заповедников, которые являются частью Всемирного наследия. Это опасный новый прецедент».

Софья Русова