USD: 76.41
EUR: 82.63
  1. Спецпроекты
Каспийский логистический мега-комплекс: быть или не быть?
Каким будет Каспийский транспортный хаб, о котором твердят уже три года подряд, жители до сих пор плохо представляют. Хотя уже и 26 миллионов рублей потратили на разработку стратегии, и проект дважды на инвестиционном форуме в Сочи продемонстрировали.
Чеботарев Каспия не замечает?

Многие наблюдатели обратили внимание на то, что министр по делам Северного Кавказа Сергей Чеботарев, выступая 16 января на парламентских слушаниях в Совете Федерации и перечисляя основные проекты развития округа, почти ничего не сказал о создании Каспийского торгово-транспортно-логистического хаба.

А ведь еще недавно этот мегапроект, только предварительная стоимость которого оценивалась в 15-20 млрд. рублей, не сходил с уст чиновников. О проекте создания Каспийского хаба было объявлено еще летом 2016 года. Курировал проект лично первый замминистра по делам Северного Кавказа Одес Байсултанов – двоюродный брат Рамзана Кадырова.

Одес Байсултанов
Эксперты тогда же высказали мнение: через Байсултанова чеченский лидер пытается упрочить свое политическое влияние в Каспийском регионе, и в первую очередь в Дагестане.
В прошлом году Рамзан Кадыров предложил построить высокоскоростную железнодорожную магистраль от Ростова-на-Дону до Махачкалы, которая позволяла бы доставлять грузы и пассажиров в обновленный порт.
Каспийский хаб в числе приоритетных проектов развития Дагестана называл и глава республики Рамазан Абдулатипов. Впрочем, минуло уже три года – а до сих пор до конца непонятно, что будет собой реально представлять амбициозное детище Минкавказа (о котором уже и Чеботарев почти не говорит). Да и вообще будет ли реализован мегапроект. Еще в феврале 2017 года на Российском инвестиционном форуме (РИФ) в Сочи представили концепцию создания Каспийского хаба, затем, уже в прошлом году, продемонстрировали инвестиционный проект. Правда, широкой общественности о содержании проекта известно крайне отрывочно.
«Ядром» Каспийского хаба должен стать Махачкалинский морской торговый порт (ММТП), который должен быть связан в единый логистический комплекс с международным аэропортом Махачкалы («Уйташ»).

Для обеспечения логистики в аэропорту должен быть построен стивидорный комплекс, позволяющий осуществлять перевалку контейнеров (в том числе рефрижераторных). Ну а в самом Махачкалинском порту должны были быть созданы новые складские помещения и объекты терминальной инфраструктуры.

Перспективы Махачкалы туманные

В ноябре 2017 года председатель правительства Дмитрий Медведев своим постановлением утвердил «Стратегию развития российских морских портов в Каспийском бассейне», которая была разработана по заказу «Корпорации развития Северного Кавказа» (КРСК) аналитическим центром при правительстве РФ. Центр получил за работу, кстати, почти 26 млн. рублей.


В документе будущее Махачкалинского порта описывалось в мрачных тонах: «Развитие порта ограничено территориально, поскольку вокруг него имеется плотная городская застройка… Существуют аналогичные проблемы с развитием транспортных подходов к порту… Магистрали, перегружены и не рассчитаны на рост грузопотоков. В акватории порта существуют естественные природные ограничения, не позволяющие организовать возможность захода крупнотоннажных судов».
Вот и все, этим абзацем будущее ММТП (к слову, единственного наземного глубоководного порта России на Каспии) было перечеркнуто. Сказались и непрекращающиеся споры вокруг собственности на порт, который ранее контролировала группа «Сумма». Теперь Москва вместо попыток расширения и развития Махачкалинского порта, похоже, готовится к строительству нового порта – в Каспийске, где расположена незамерзающая акватория. Подписанная Медведевым стратегия предусматривает, что первая очередь нового глубоководного порта будет построена уже к 2025 году (вторая очередь – к 2030 году). К этому же сроку появятся пассажирские причалы и пассажирские морские терминалы в Махачкале и Дербенте. Это позволило бы развивать внутренний и международный круизный туризм – причем не только на Каспийском море, но и на Волге.

У Ирана планы грандиозные, у России – скромные

В нынешнем году, если верить стратегии, должен появиться логистический оператор для развития торговых маршрутов из России в Индию и страны Персидского залива через Каспийское море и Иран. Правда, об этом опять-таки ничего неизвестно: что конкретно за оператор, где он будет базироваться, чем конкретно займется…

Именно с этой неопределенностью, похоже, и связано отсутствие новостей о реализации проекта – что конкретно будут строить, общественность Дагестана тоже не знает. Между тем, необходимость скорейшего развития в Каспийском направлении диктует геоэкономическая ситуация.

На территории Дагестана имеются месторождения природных ресурсов – нефти, газовых сланцев, каменного угля, полиметаллов, строительных материалов – в которых заинтересованы другие прикаспийские государства, и в том числе Иран. Через Дагестан (либо в непосредственной близости от него) проходят сразу четыре международных транспортных коридора (МТК): «Север – Юг», «Запад – Восток» (ее частью может стать строящаяся Аваро-Кахетинская дорога, которая позволит увеличить грузооборот России с Турцией, Арменией и Грузией), «Западная Европа – Западный Китай» и TRACEKA.
Хроническая стагнация российских портов на Каспии вдвойне заметна на фоне стремительного роста объектов портовой инфраструктуры в соседних прикаспийских государствах. Так, новые железные дороги строятся вокруг порта Актау в Казахстане, а власти Ирана строят в Гиляне гигантский портовый комплекс, который так и будет называться Каспийский порт. Он будет включать в себя 25 причалов, в том числе 4 терминала для приема контейнеров, три – наливных (для нефти), один – для сыпучих грузов… Также пассажирский терминал позволит принимать одновременно 350 круизных катеров и судов. Помимо этого строится порт Амир-Абад в городе Бехшахр, где будет 34 причала.

На фоне иранских планов российские, конечно, выглядят куда скромнее.

Антон Чаблин
Опубликовано 28 Февраля 2019 в 08:15