USD: 66.61
EUR: 73.95
  1. Спецпроекты
  2. Кавказ в цифрах
Выборы президента РФ отличились электоральной коррупцией

Антон Чаблин
Сразу несколько российских математиков неопровержимо доказали: вбросы голосов «за» Владимира Путина на прошедших выборах были огромными. Особо постарались не только республики СКФО, но и, скажем, Краснодарский и Ставропольский края.
Наука – железный аргумент

Республики Северного Кавказа по традиции продемонстрировали феноменально высокие цифры явки и голосования за действующего президента. За Путина здесь проголосовали почти 90,5% избирателей. Причем по уровню поддержки в масштабах России «лидируют» сразу три республики – Кабардино-Балкария (93,5%), Чечня (91,4%) и Дагестан (91,0%).

С этими цифрами могут «поспорить» только три территории за пределами Северного Кавказа – Крым (92,2%), Тыва (92,0%) и Севастополь (90,2%).

Результаты выборов уже официально утвердил Центризбирком. Но среди политологов до сих пор не утихает спор относительно того, стоит ли считать кавказский регион «аномальным». То ли действительно поддержка Владимира Путина здесь так высока, что ничего и «подрисовывать» не нужно. То ли действительно имеют место многолетние фальсификации, которые сходят с рук местным губернаторам и мэрам.

В пользу второй версии говорят результаты беспристрастного математического анализа, который проводят признанные эксперты. Скажем, Сергей Шпилькин обнаружил «Ставропольское чудо» – полсотни избирательных участков в Ставрополе и Невинномысске, где явка избирателей оказалась практически идентичной, на уровне 85%. Это противоречит всем законам статистики.

Шпилькин проанализировал отклонение между нормальным распределением голосов и теми показателями, которые утвердил Центризбирком. И обнаружил не менее 10 млн. «аномальных» голосов, поданных за Владимира Путина в целом по стране. Лидируют по масштабам таких «аномалий», впрочем, вовсе национальные республики... а Краснодарский край.

К похожим выводам пришел и иркутский математик Всеволод Воронов, который придумал очень интересный способ анализа результатов выборов. Он изучил последние цифры главных электоральных характеристик, значения которых выдумываются фальсификаторами – это количество выданных бюллетеней, явка и результаты кандидата власти. (т.е. рассматриваются десятые доли процентов этих величин).

Разброс таких данных должен описываться законами математической статистики. Если видим иное – то налицо фальсификация. Самые высокие показатели статистических «аномалий» математик обнаружил в Татарстане, Дагестане, Краснодарском крае, Башкирии и Кемеровской области...

Правда, как оговаривается математик, таким способом можно «отловить» только случаи рисования психологически притягательных круглых (вроде 85% или 90%) или директивно заданных чисел.
«Чемпионат» по надомному голосованию

«Как можно повысить результат нужного кандидата и одновременно явку? Простейший вариант – добавить бюллетени или приписать голоса», – размышляет Сергей Шпилькин. Математик, изучающий выборы, предполагает, что вброшенные в этих случая бюллетени могут быть чистыми – а уже после закрытия участков их заполняют, «выдавая» на паспортные данные избирателей, которые не пришли на выборы.

Широкий простор для фальсификаций открывает и «надомное» голосование: при этом урна с несколькими членами комиссии и пачкой бюллетеней уезжает за пределы избирательного участка. Руководитель Ставропольского краевого отделения «Яблока» Валерий Ледовской приводит очень интересные данные по доле голосовавших «на дому» в городах региона.

Скажем, на УИК №126 (больница скорой медицинской помощи Ставрополя, председатель – заместитель главврача Максим Ульянченко) на дому проголосовали почти 78% от числа включенных в списки избирателей, на УИК №95 (городская больница №3, председатель – главврач – Константин Муравьев) – почти 57%, на УИК №1287 (санаторий имени Анджиевского в Ессентуках, председатель – учитель Елена Шутко) – 43%.

Так чего все-таки больше в запредельно высоких результатах голосования в регионах Северного Кавказа – тотальной «народной любви» к президенту или тотального желания губернаторов и мэров выслужиться перед Кремлем? Этот вопрос «Кавказ Пост» задал политическим экспертам.
Косов: не верю в существование «камикадзе»

Руководитель Северо-Кавказского филиала Фонда развития гражданского общества (ФоРГО), профессор, доктор политических наук Геннадий Косов:

– Не секрет, что ряд политических сил был заинтересован в дискредитации выборов и их результатов. В том числе и поэтому сейчас активно обсуждаются вопросы различного рода фальсификаций.

Только неясно, почему мы активно верим жалобам на сайте «Голоса» и иным рассказам, но при этом игнорируем работу ситуационных центров по проверке информации о нарушениях. Почему-то проще признать и рассуждать о политической апатии, незрелости, махровом традиционализме населения ряда территорий, навесить ярмо «султанатов», тыкать пальцем в «отсталость» избирателей, непрофессионализм организаторов, забитость бюджетников, запуганность студенчества... нежели принять факт того, что на Северном Кавказе живут современные люди, со своей активной политической позицией, своими предпочтениями и антипатиями.

Кавказ всегда отличался реальной высокой явкой, а если прибавить к этому колоссальные усилия ЦИКа по популяризации идеи выборов и поднятию интереса к ним, то процент явки 18 марта не должен вызывать вопросы.

Итоги выборов – итоговые цифры голосования – назвать аномальными тоже нельзя. Замеры предпочтений, выявленные уровни доверия к политическим институтам коррелируют с итоговыми цифрами, озвученными ЦИК.

Можно много рассуждать о проблеме фальсификации, искать объяснения, в том числе, и стремлении местной элиты выслужиться перед федеральным Центром и конвертировать в «бонусы» проценты явки. Но навряд ли можно найти большое число «камикадзе», которые, зная о статье 142.2 УК РФ, приняли бы участие в фальсификации выборов.

Напомню, что 10 августа 2017 года начала действовать ст. 142.2 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность членов избирательной комиссии любого уровня за выдачу избирательных бюллетеней в целях предоставления гражданину возможности проголосовать вместо другого лица или проголосовать более двух раз в ходе одного и того же голосования, а также за выдачу заполненных бюллетеней.
Руководитель Северо-Кавказского филиала Фонда развития гражданского общества (ФоРГО), профессор, доктор политических наук Геннадий Косов.
Калачев: мнение меньшинства выборы не отражают

Руководитель «Политической экспертной группы» (Москва) Константин Калачев:

– Можно ли голосование за Путина считать доказательством отсутствия в СКФО социально-экономических или межэтнических проблем? Нет. Чего хотят элиты, демонстрируя единство народа с лидером страны, добиваясь высоких процентов? Чтобы их оставили в покое. Это главное. А были ли перегибы, не так важно.

Мнение Москвы о республиках формируют не только выборные результаты. Реальные настроения людей можно получить и через другие механизмы.

Я думаю, что Путина в СКФО уважают. И до сих пор возлагают на него большие надежды. Но не все. Волю большинства выборы вполне отражают. Мнение меньшинства отражено не полностью. Критично настроенного меньшинства. Тех, кто не уверен в лучшем будущем и видит все недостатки настоящего.

Не все критики власти – это «протест» и «оппозиционеры». Есть просто те, кто ждет от власти большей эффективности в решении насущных проблем, диалога с гражданами, уважения к нормам морали, бескорыстного служения Отечеству.

Но, судя по результатам голосования, не так все плохо. Митингов протеста против объявленных результатов не наблюдается. Путину альтернативы нет. А фига в кармане некоторых так в кармане и осталась.

Руководитель «Политической экспертной группы» (Москва) Константин Калачев.
Опубликовано 23 Марта 2018 в 17:12