Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Спецпроекты Мнения
Конец капитализма
Идеология начавшаяся с сифилиса, заканчивается коронавирусом.

Денис Булавин
Как известно, капитализм возник в XVI веке из пуританского аскетизма. Свою популярность пуританство приобрело в разгар эпидемии сифилиса в Европе, когда сексуальная связь только с одним партнером и необходимость копить деньги была продиктована суровой реальностью жизни.
В 1517 году Мартин Лютер приколачивает к двери церкви свои знаменитые тезисы, в которых обвиняет католическую церковь в отступлении от христианских идеалов, коррупции и продаже индульгенций.

В тезисах постулируется новая пуританская этика, столпами которой стали труд, чистота нравов, накопительство (предтеча частной собственности) и необходимость давать капиталы в рост (церковь в то время запрещала ростовщичество).

Именно пуритане стали первыми поселенцами Северной Америки, где они заложили первые теократические коммуны из которых позднее возникло par exellence - капиталистическое государство Соединенных Штатов Америки.
Эпидемия привела общество к переходу от феодализма к капитализму, когда исчерпанность одной модели развития общества (идеологии) привела к появлению другой.
Сегодня пандемия словно лакмусовая бумажка проявляет исчерпанность модели капиталистического развития и самое время посмотреть на признаки этой исчерпанности.

В 2020 году мир впервые увидел отрицательные цены на нефть, нулевые процентные ставки и фондовый рынок, который растет прямо пропорционально ухудшающейся экономической ситуации и растущему уровню безработицы.

Во втором квартале 2020 года Федеральная Резервная система (ФРС) США более чем на 12% увеличила чистые государственные трансферты, напечатав рекордные 4 триллиона долларов.

Для примера, во время GFC в 2008 году государство отдавало больше денег, чем забирало в виде налогов и пр., но тогда эта разница была в районе 0.5%. Сегодняшние фискальные стимулы в 20 раз больше!
Айн Рэнд (Алиса Розенбаум, 1905-1982)
Всего лишь несколько лет назад сама мысль о выкупе любых мусорных активов ФРС были бы крамолой и любой, озвучивший эту мысль вслух, лишился бы своего поста.

Сегодня никто даже не заметил того, что в экономику США было влито 7 балансов ФРС всего за 4 месяца и это уже считается отклонением от консервативного классического курса, который еще 10 лет назад был непререкаемой монетарной догмой ФРС.

Еще одним знаковым событием стал факт получения государственной поддержки Институтом Айн Рэнд - одиозного учреждения, пропагандирующего идеи бестселлера "Атлант расправил плечи", ставшего гимном капитализма и настольной книгой философии объективизма, предполагающей отказ от государственной помощи и стремление к свободному рынку.
Дивергенции

Термин дивергенция применяется в основном в биологии и торговле на фондовой бирже. Автор использует этот термин для объяснения явления, у которого пока нет официального термина, однако именно принцип дивергенции весьма точно описывает происходящие в обществе изменения в связи с одним из главных трендов современного капитализма - бесконтрольной денежной эмиссии.

Дивергенция в обществе и экономике это разница между декларируемой и истинной ценностью товара, услуги, а также различных форм общественных отношений.

Нулевые ставки в переводе на простой язык означают одно - деньги как мера стоимости ничего не стоят. Обесценивание денег это и есть один из тектонических сдвигов современной капиталистической парадигмы. Те кто следит за рынком, наверняка заметили разницу между стоимостью физического и "бумажного" золота.
Если вы видите на бирже деривативов золотую унцию по цене 1800 долларов, попробуйте прийти к любому дилеру физического золота и купить у него унцовую монету по этой же цене и вам все станет понятно.

Многие наверняка помнят недавний пируэт, который совершили нефтяные фьючерсы, улетев в отрицательную зону и разорив много российских трейдеров, потому что московская биржа продолжала торговать ими даже после момента, когда была побита первой отрицательной отметки. Тут произошла обратная ситуация, когда физическая нефть не стоила ничего, зато цена биржевой нефти осталась на отметке 20 долларов за баррель.

Если взглянуть на графики таких индексов, как Dow Jones и S&P 500, будет виден мощный тренд вверх, а если посмотреть на график соотношения величины индекса к денежной массе, будет виден отчетливый тренд вниз. Уже стало моветоном приводить в пример растущие индексы фондовых рынков на фоне ухудшающихся экономических показателей. Этот список дивергенций можно продолжать бесконечно. Все эти дивергенции говорят лишь об одном - рынка больше не существует, а значит нет и капитализма.
Если обратиться к истории, то дивергенции всегда были спутниками феодализма и социализма. При феодализме например были нормой отрицательные дивергенции, когда за реальные результаты труда и услуги платили намного меньше, чем они реально стоили.

Труд крестьян не стоил практически ничего, труд художников. Скульпторов и инженеров зачастую оплачивался мизерным жалованьем, а иногда и просто миской с похлебкой. Вклад этих людей в искусство и науку и технологический прогресс был оценен намного позднее.

При социализме в порядке вещей были положительные дивергенции. Те кто жил в Советском Союзе помнят ситуации, когда чтобы приобрести что-то хорошего качества, приходилось платить больше указанной цены. Например, в сельпо есть мясо по 5 рублей, но если вам нужно пригодное в пищу не заветренное мясо без гнилых пятен, необходимо было знать нужного человека и заплатить ему 9 рублей. Дивергенции в капитализме принимают обе формы, когда деньги не стоят ничего и нет стимула производить что либо качественное, соответственно даже при наличии денег, купить что то качественное будет весьма проблематично.

Как следствие этого явления в будущем мы можем увидеть рост заработной платы при одновременном падении покупательной способности заработанного, вместе с ростом количества товаров будет падать их качество, дивергенции между тем, что люди будут обещать и тем что они будут делать на самом деле, дивергенции между строгостью законов и необязательностью их выполнения, в условиях потери контроля над социальными процессами и разрушение общественного консенсуса.

Наступит момент, когда дивергенции подойдут к своей точке кульминации и тогда миру будет необходима совершенная новая парадигма общественного устройства, способная запустить прогресс заново.
Настоящая депрессия

Основная проблема капитализма сегодня заключается в том, что способы извлечения прибыли выродились до такой степени, что производство как основной способ извлечения прибыли перестал извлекать эту самую прибыль, упершись в невозможность расширятся ни во времени, ни в пространстве.

Конечно можно напечатать еще сотни триллионов долларов и раздать закредитованному населению новую порцию кредитов, чтобы те могли потреблять, работодатели снова платить зарплаты из прибыли возникшей в результате возросшего уровня потребительской активности, банки снова смогут выкупать долги бизнеса и пополнить свои balancsheet, однако это только продлит агонию.

До тех пор, пока мы можем печатать деньги, можно выкупить любой долг, любой банк сможет раздать деньги населению и бизнесу. Проблема в том, что в условиях кризиса перепроизводства финансовым элитам нужна прибыль с ускорением и это ускорение должно нарастать, чтобы опережать инфляцию. Более того, даже если каким то чудом преодолеть кризис перепроизводства, само производство перестанет иметь смысл, ведь зачем вкоадывать деньги в бизнес или стартап который вернет инвестиции в лучшем случае через год или два, а к тому времени вложенные средства обесценятся. В таких условиях единственным активом инструментом для извлечения прибыли станет сама эмиссия и скорость ее расширения, за которой не угонится ни один бизнес цикл продукта или услуги.

В отсутствие экономики, прибыль будет извлекаться исключительно из эмиссии, соответственно, деньги будут печатать с ускорением. В результате деньги окончательно потеряют ценность и инфляция станет четырехзначной. Денежную массу рано или поздно придётся привязывать к чему-то физическому, что нельзя воспроизвести с такой же скоростью как деньги, например золото, что вызовет сильнейший дефляционный шок и оставит мировую экономику без ликвидности за считанные месяцы.
Капитализм основан на постоянном расширении, а значит не стабилен. Рано или поздно он или скатится в феодализм или перейдёт в социализм. Можно, конечно, попытаться еще поиграть с математическими деньгами вроде биткойна, которым можно придавать те или иные математические атрибуты, например, выпускать деньги со сроком давности и вводить нелинейный коэффициент их обмена на деньги без срока давности.

Например, работник получил зарплату в размере 10 тысяч. Из них 5 тыс сгорят через месяц, 3 тысячи сгорят через год, еще тысяча через 10 лет, и последняя тысяча через 100 лет. И любая сумма, любая банкнота, становятся функцией не только номинала, но еще и даты транзакции. Тогда деньги будут сами себя уничтожать.

Такая технология уже есть в криптовалюте Etherium и называется Gas, часть токена сгорает при транзакции или по «будильнику», но там это сделано чтобы избежать двойных трат и в качестве оплаты за использования вычислительных мощностей системы и вряд ли осмысленно в иной парадигме.

Технология блокчейн сейчас интересна финансистам именно как лаборатория для теста различных концепций новых денег, но не более. Все еще слишком сыро и в системе много молодых людей без понимания что необходимо не играться в монетки, а пересматривать основы существующей архитектуры денег и саму парадигму общественных отношений.
У мировых финансовых элит возможно есть еще пара козырей в рукаве. Например, все центробанки мира одновременно могут купить все долги, с условием, что те, у кого эти долги были выкуплены, будут выкупать эти долги обратно в течение, скажем, 10-ти лет, причем, начиная не со дня выкупа, а через 10 лет.

Это может накачать экономику деньгами и высвободить свободный потребительский потенциал, отбросив сегодняшний кризис лет на 20 вперёд. Через 20 лет трюк можно снова повторить.

Если элиты до этого додумаются, про кризисы можно забыть на следующие 30-50 лет. Итог этих танцев с монетарными бубнами будет один - каждый раз денежную массу придется увеличивать с учетом извлекаемой прибыли, то есть в десятки раз. Пока дыхание капитализма способно породить испарину на стекле, никто всерьез не будет заниматься накопившимися структурными противоречиями и поиском новой парадигмы.
Новая парадигма

Прежде чем приступить к описанию причин, давайте сначала определимся с некоторыми аксиомами капиталистических реалий:

1. Чтобы в обществе кто-либо жил лучше других, кто-то должен жить хуже.

2. Количество тех, кто живёт существенно хуже, сегодня сильно превышает количество тех, кто живёт существенно лучше.


Наверняка многие читатели на согласятся с такой формулировкой, ведь капитализм это про прогресс, про невидимую руку рынка, которая нежно гладит по кучерявой потребительской головке и заботливо регулирует шкодливые рынки во благо поедателя бургера с двойным сыром и колой. Однако вернемся к суровой реальности и для начала назовем вещи своими именами.

У системы есть бенефициары (выгодополучатели прибыли) и малефициары (жертвы прибыли). Никто из вас уважаемые читатели конечно не признает в себе жертву прибыли и это нормально ведь если бы все малефициары знали что они малефициары, то их восприимчивость к капиталистической идеологии была бы существенно ниже.

Идеология — это ловкий карточный трюк с целью заставить малефициаров согласиться со своей позицией и поверить в чудо, что с помощью модных методов достижения целей можно стать бенефициаром. Но это все на лекциях у инфо цыган. В реальности малефициарам непозволительно становиться бенефициарами.
Парадигма (идеология) как огонь всегда была спутником человека. В средние века идеологией было христианство. Всем надлежало служить царю и богу и в награду после смерти попасть в царство небесное. Автоматическое попадание в ад предполагалось за свободомыслие, попытки свержения строя и служение себе и своей семье.

Капитализм предложил куда более продвинутый и привлекательный концепт рая - рай потребительский, а скучную идеологию спасения души заменил на идеологию личного обогащения.

В эпоху капитализма стало круто усердно работать, инвестировать и потреблять. В награду предлагался полный пакет из набора который часто демонстрирую американские реперы в своих продакт-плейсмент клипах: крутой дом, много денег, золотые побрякушки, тачки и девушки с большими глазами. Социализм предлагал ортогональную идеологию построения общества.

При социализме было круто работать на благо общества, беззаветно верить в идеалы партии и коммунизма. За это полагались должности, грамоты, ордена, привилегии. Не круто было лениться, расхищать социалистическую собственность, спекулировать пластинками "на костях" и играть джаз. За это полагались тюрьма или расстрел.
Как уже упоминалось ранее, идеология капитализма предполагает что бенефициары могут быть бенефициарами лишь до тех пор, пока малефициары свято верят в идеологию и соглашаются быть малефициарами, рассчитывая что однажды сами станут бенефициарами. Вся история капитализма — это история манипулирования рынком, где малефициары работают в течение всей своей жизни, делают накопления, строят планы на счастливую старость, но случается очередной финансовый кризис, крушение фондового рынка, инфляционный скачок и все, что было скоплено, вновь возвращается в карманы истинных хозяев - бенефициаров.

Рано или поздно малефициарам становится понятно, что реальных способов становиться бенефициарами нет, а идеология — это обман. Как только эта очевидная мысль проникает в голову малефициаров, пропадает вера в золотого тельца (ну или бронзового тельца с Уолл-Стрит) и наступает стагнация и вырождение общества. Малефициарам станет очевидно, что за напечатанные деньги можно работать всю жизнь и остаться ни с чем. Бенефициарам уже очевидно, что денежную массу можно генерировать без участия малефициаров.

В результате запускается необратимый процесс девальвации всего: продуктов труда, сервисов, образования, науки, сферы здравоохранения, искусства, политики и т.д..

Если целью любого процесса являются деньги, то конечным продуктом процесса тоже будут деньги. Все что не вписывается в эту парадигму, например качество, надежность, долговечность будет отсекаться как в прокрустовом ложе. Наглядным примером этого является недавнее прекращение производства легендарных скутеров Segway. Производитель аргументировал закрытие производства низкой прибыльностью сигвеев.
По словам президента компании Джуди Кай, главной причиной низкой прибыльности проекта стала сверхнадежная конструкция транспортного средства, куда изначально было заложено несколько резервных систем, поддерживающих работоспособность электроскутера, даже при выходе из строя отдельных элементов, а также качество сборки и отсутствие необходимости делать плановый сервис. Человек один раз купивший сигвей просто пользовался им многие годы, не покупая ни деталей, ни сервисных пакетов и не тратя деньги на гарантийное обслуживание.

Какой же будет третья общественная идеология отличная и от социализма и капитализма. Можно предположить, что это будет не социалистическое или капиталистическое общество, а альтруистическое, в противовес обществу индивидуалистическому. Социализм начинался с идеи о том, что каждый должен делать для общества больше, чем получать от него.

Пока это была общественная идея, социалистическое, а точнее, альтруистическое, государство росло и развивалось. Когда слой иждивенцев-бюрократов превысил слой трудящихся, государство развалилось. Капитализм проходит тот же путь. Пока в обществе была идея о том, что человек должен много работать и тогда сможет заработать, т.е. пока люди вкладывали в общество свои силы, оно развивалось.

Сейчас синоним успеха - это пассивный доход. Купил недвижимость, сдал в аренду. Ничего не делаю и получаю прибыль. Никто из молодежи сегодня не мечтает что то производить, к примеру, стать сапожником или фрезеровщиком. И пока они об этом не мечтают, общество будет скользить вниз. Вот когда дела будут настолько плохи, что сапожник или фрезеровщик это будет круто, только тогда начнется новый виток развития и это лишь грубое упрощение.
Устойчивое альтруистическое общество возможно только в среде высоко сознательных людей, которые понимают, что общественные интересы выше личных. Именно для того, чтобы такие идеи не бродили в умах, государство создает ту систему образования, которую имеем.

Модель альтруистическая требует высокой сознательности общества. Высокого уровня самодетерминации и естественного желания трудится на благо других и при этом видеть встречный альтруизм.

Дело даже не в том как этот альтруизм зафиксирован и поощряется, скорее он должен стать общественной парадигмой, должен вызреть в массах и элитах на уровне глобального общественного консенсуса - новой идеологии. Количество шкал общественных ценностей должно увеличится многократно. Мир должен перейти от одной шкалы ценности каждого человека для общества, которая сегодня представлена как бинарная оппозиция богатый-бедный к многомерным шкалам где будут представлены различные уровни общественных (интерсубъективных) ценностей.

Именно тогда возможно удастся высвободить скрытый потенциал общественной энергии и преодолеть исчерпанность общественного развития. Именно тупик развития, а не коронавирус спровоцировали мировой кризис, который мы наблюдаем прямо сейчас, пандемия лишь проявила острую необходимость всех членов общества действовать сообща перед лицом опасности и жертвовать чем-то ради общего блага.

E:mail автора -Bulavin2011@gmail.com