Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Спецпроекты Мнения
Людей пугают — они подчиняются
Ставропольцы массово рассылали фейковую аудиозапись про опасные детские капли. Хотя могли бы догадаться, что их обманывают.
«Дети падают, теряют сознание»
В первых числах октября люди пересылали друг другу в мессенджерах одно и то же тревожное сообщение. Аудиозапись была сделана женским голосом с выраженным местным акцентом — женщина «гэкала».

«Девочки, здравствуйте, я Оля Ушакова, вы меня все знаете. Хочу разослать по группам. В Ессентуках живёт моя сестрёнка родная, у неё тоже маленький ребёнок, как и у меня. И у них в Ессентуках творится ужас. Поступила в аптеку партия ***** (название капель) детского. Детки шесть человек уже в реанимации с тяжёлым состоянием (появляется дрожь в голосе). Врачи приезжают спрашивают: ***** капали? Капали. Выяснилось, что в ***** ацетон. В первый же день капанья дети падают, теряют сознание, падает температура. Лежат в тяжелом состоянии (всхлипы). Просто у сестрёнки знакомая девочка в этой ситуации (ещё дрожь в голосе). Так что это (пауза) правда. Мы в шоке. И предупреждаем всех, у кого есть детки: ***** детский опасен для здоровья (шумный выдох), для жизни наших малышей. (Длинная пауза). Поэтому, предупредите всех. Даст бог нам избежать этой участи (ещё шумный выдох)».
Власти региона сразу дали опровержение:

«Министерство здравоохранения сообщает, что данная информация не является правдой. В больницы города Ессентуки, а также другие медучреждения Кавказских Минеральных Вод не поступали дети с подобными отравлениями. Кроме того, нет сообщений от аптечных организаций о фальсифицированных препаратах».

Минздрав предупредил, что обратится в правоохранительные органы, чтобы в отношении автора аудиозаписи провели проверку.
Штраф за массовую истерику
— Привлечь человека к ответственности за рассылку сообщения очень сложно с правовой точки зрения, — объясняет юрист Дмитрий Кравцов. — Во-первых, как найти автора? Запись распространялась через мессенджеры, а прямого доступа к переписке у правоохранительных органов нет. Трудно установить, кто первым опубликовал аудиосообщение. Тем более, что имя, наверняка, вымышленное. Если «Олю Ушакову» найдут, её теоретически можно привлечь к ответственности за административное правонарушение по части 9 статьи 13.15 КоАП РФ. Это так называемые «штрафы за фейкньюс». Для физических лиц они составляют от 30 до 100 тысяч рублей.

Наказать трудно, но можно. Двух жительниц Приамурья оштрафовали за рассылку сообщений о заражении земли цианидом после паводка. Суд назначил обеим наказание ниже нижнего предела — по 15 тысяч рублей. РИА Новости сообщали, что личности нарушительниц установило региональное управление ФСБ.

«Оля Ушакова» может существовать в реальности, — считает кандидат социологических наук Александр Гапич.

— Это может быть человек с определённым складом психики, — говорит социолог. — Кто-то говорит ему о возможном случае, а он воспринимает это как реальность. А дальше решает, что ему надо заняться «спасательством» и срочно всех предупредить. Если это тот случай, вполне возможно, что человек с таким именем и фамилией действительно существует.
Ужас приближается. Передай дальше!
Есть и другое объяснение: вброс пугающей информации — спланированное действие.

— Автор записи использовал несколько профессиональных уловок провокатора. Первое: акцент на том, что «я человек известный», хотя может быть такого человека не существует. Женщина называет имя, чтобы это подтвердить. Дальше — отсылка к надёжному источнику: «у сестрёнки знакомая девочка в этой ситуации». Это сообщение может быть целенаправленной провокацией либо против кого-то конкретного, например, производителя лекарства, либо против институционального актора: системы здравоохранения и так далее.

Александр Гапич
кандидат социлогических наук, доцент
Свёрстанные по похожей схеме сообщения распространяли в Ставрополе в мае 2007 года после убийства двух студентов, предположительно в результате конфликта на национальной почве. Люди говорили, что их знакомые или родственники работают в правоохранительных органах и знают, что в городе опасно. Ещё вариант: «Брат работает судмедэкспертом, в морг привезли 15 трупов». Кто-то рассказывал, что соседи видели, как идёт бой. В результате в начале лета с городских улиц исчезли люди, отголоски паники сохранялись несколько месяцев. Про «Межэтнический конфликт в Ставрополе в 2007 году» даже написали статью в Википедии.

В сообщении «Оли Ушаковой» практически каждое слово — триггер (крючок) для манипуляции сознанием и поведением.
Во-первых, обращение целевое — к женщинам. Для имитации близости автор использует слово «девочки», выбирает уменьшительную форму имени, говорит о том, что у неё есть дети. Свой «авторитетный источник» называет «сестрёнкой». Все эти приёмы помогают втереться в доверие.

Фраза «В Ессентуках творится ужас» провоцирует безотчётный страх: под этим словом принято понимать нечто неконтролируемое, с чем невозможно бороться. Дальше приводятся действительно пугающие факты: шесть детей в больнице. Имитируется диалог с врачом — значимой фигурой, абстрактным авторитетом, которому мы склонны подсознательно доверять. Якобы врачи в курсе, что капли отравлены.

Следующий шаг может показаться парадоксальным: в качестве «ужаса» приводится совершеннейшая нелепость: в каплях ацетон. Во-первых, технология производства исключает такие ситуации.

Во-вторых, ацетон — пахучая жидкость. Вряд ли взрослый, а уж тем более сам ребёнок могли его не заметить. Но секрет подобных сообщений в том, что главная «пугалка» должна быть иррациональной, сверхъестественной. Человека заставляют почувствовать, что осознанные действия не помогут ему бороться. Он лишён всякой силы сопротивляться и может только оповестить других, что «ужас приближается».

Чтобы закрепить этот порыв, в конце сообщения автор подчёркивает, что его слова — «правда» и даёт призыв к действию: «предупредите всех».
Шаблон поддаётся разрыву

До «отравленных капель в Ессентуках» в России были другие эпизоды массовой рассылки через мессенджеры фейковых сообщений, составленных по профессиональному шаблону. Северный Кавказ пострадал от них в 2015 году, когда неизвестный утверждал, что в регион едут террористы.

Что примечательно, дело тоже было осенью. Самый известный пример в масштабах России — информация о сотнях погибших во время пожара в ТЦ «Зимняя вишня» в Кемерово. Автор вброса установлен — это был украинский пранкер Евгений Вольнов. От лица сотрудника МЧС он обзвонил городские морги и «предупредил» о скором прибытии тел погибших.

Информацию про горы трупов приняли на веру не только скорбящие жители Кемерово, её подхватили многие медийные персоны: журналисты, блогеры. Некоторые впоследствии извинились перед аудиторией. Они осознали, что растиражировали ложь, намеренно сфабрикованную для разжигания паники.

Почему люди поддаются на провокацию? Верят сообщениям от неизвестных «Оль», а не здравому смыслу и официальной версии?
— В стрессе человек подсознательно пользуется предпочитаемыми шаблонами поведения. Заготовками, которыми пользовался много раз и которые доведены до автоматизма. Получается, что вместо эффективного анализа ситуации и поиска антикризисных мер, человек себя ограничивает понятным и привычным действием. Именно поэтому, когда звонят мошенники, многие сначала перечисляют им деньги, а потом приходят в себя. Их шаблон — помогай и быстро. В данном случае —разошли сообщение и быстро, помоги спасти детей. Как защититься от таких ситуаций? По возможности, не доводить себя до стресса, чтобы быть эффективными и реагировать адекватно ситуации.

Марина Гогуева
кандидат психологических наук
Когда информация про ацетон в каплях начала распространяться, часть людей писали: «не верьте, это похоже на бред». Даже самые эффективные манипуляции не работают, если человек не позволяет страху завладеть его сознанием и критически воспринимает информацию. Если вас пугают и призывают делиться страхом с другими, задумайтесь: кому это поможет на самом деле?

Дарья Полянкина