Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Спецпроекты Мнения
Мальчики «на гречке» появились в России не вчера
История восьмилетнего Паши из Омска потрясла страну в прошлом году. Удалять вросшую крупу из тканей коленей ребенка врачам пришлось хирургическим путем. Выяснилось, что отчим Павлика практиковал изощренное наказание в комнате общаги часто, мальчик порой проводил на гречке ночи напролет.
«Кавказ Пост» попытался разобраться, как глубоко лежат корни телесных наказаний детей, и почему сегодня, в 21 веке, истории, подобные Пашкиной, имеют место.
Снимал на видео

Чтобы ребенок не вставал с гречки и не опирался на стену, отчим Сергей Казаков, который сейчас находится под следствием, направлял на Пашу камеру ноутбука. Главный вопрос – почему мама мальчика этому не препятствовала? Более того, сам ребенок утверждает, что его мама - добрая. Алина Юмашева – детдомовская. Она заявила, что пробовала стоять на крупе, и это не больно. А соседи семьи по общежитию заявили, что ребенок периодически просил пустить его переночевать. Видели и истерзанные коленки Паши в бинтах и вате. Но почему-то молчали.

Сейчас Юмашевой и ее сожителю грозит до семи лет тюрьмы.
Страшное «наследство» вечной порки

Конечно, детей наказывали и раньше. Но в подробностях история телесных наказаний изложена со времен со времен Киевской Руси в книге драматурга, режиссера, историка и теоретика театра Николая Евреинова. Мрачное, местами шокирующее издание повествует о наказаниях, практиковавшихся до начала XX века. Книга была запрещена.

Предисловие ее цитирует канал «Ваш Реставратор» на Яндекс Дзен: «Вся жизнь народа проходила под вечным страхом истязания: пороли родители дома, порол учитель в школе, порол помещик на конюшне, пороли хозяева ремесел, пороли офицеры, становые, волостные судьи, казаки. И, конечно, эти стоны не могут пройти бесследно в истории русского народа для тех, в чьих жилах до сих пор течет кровь озверевших, униженных, кровь притупевших от долгого позора, кровь пугливых не столько перед муками совести, сколько перед мукой физической. Отмена телесных наказаний не ознаменовала отмену привычки и страсти к ручным расправам. Пробегая мрачные страницы истории телесных наказаний, мы убеждаемся с каждой строкой, что из бездны не выкарабкиваются сразу и что переход от тьмы к свету невозможен без промежутка ослепления».


Кстати, в изначальном варианте книга не была допущена цензорами, из нее было убрано две последние главы: «Телесные наказание в эпоху революции с 1905 года» и «Современное положение». Издание местами напоминает пособие начинающего палача:

«Кнут состоял из толстой деревянной рукоятки, к которой прикрепляли упругий столбец из кожи с кожаной петлей на конце. К этому концу привязывали хвост, сделанный из широкого ремня толстой, сыромятной кожи, согнутой вдоль наподобие желобка и так засушенной. Иногда конец хвоста заостряли; он был твёрдый, как кость, при ударе рассекал кожу и вонзался в тело. Но от крови ремень скоро размягчался; потому после нескольких ударов кнут меняли. Иногда вместо одного ремня на конце привешивали три».

Таких разделов в книге немало: «Сечение рта и пальцев», «Резание носов и ноздрей», «Батоги», «Клеймение», «Закапывание», «Подвешивание за ребро», «Заливание горла металлом».
Морозом и солью

Наверное, что-то должно щелкнуть в сознании самих родителей. Осознание того, что насилие всегда порождает ответное насилие, что крик унижает, что обижать маленького беззащитного человека, который пока не может тебе ничем ответить – чудовищно. А пока некоторые будут оправдывать наказание ремнем своим собственным несладким детством, вспоминать, как их самих отправляли раздетыми на мороз или ставили на колени на соль, ситуация не изменится. Недопустимы любые формы телесных наказаний – это очевидно. Не могут быть безобидными и правильными с воспитательной точки зрения шлепки и подзатыльники. Фактически между ними и жуткой историей Паши из Омска – один шаг.
«Тебе бы такую мать, как была моя», - говорила Татьяна К. из Ставрополя своей дочери, когда отправляла ее на очередную порцию гороха на колени. Провинность девочки была пустяшной. Но расплачивалась она за детские обиды собственной матери, которую когда-то жестоко наказывали. Получается страшная цепная реакция.

Сергей Е. из Нальчика не скрывает, что его мама за плохие отметки в школе полосовала шнуром от пылесоса. Отличником он в итоге так и не стал, а по «кривой» дорожке отправился. И своего пасынка сегодня воспитывает так, как заблагорассудится, нередко распуская руки.

Похожая история случилась с Екатериной Х. из Михайловска. Ее родители наказывали за тройки так жестоко, что девочка боялась идти домой и могла часами зимой стоять под деревом на улице. Итог – беременность в 15 лет, два неудачных замужества.

Историй подобного рода – много. И в каждой - своя трагедия. Хорошо, когда жертва телесных наказаний вырастает и, памятуя об ужасах ремня, хворостины или стояния в углу, не повысит голоса на собственное дитя, не то, что ударит его. Но чаще, увы, получается наоборот. И отсюда возникают леденящие душу истории Паши из Омска.

Олег Петров