Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Спорт Выборы 2021 Спецпроекты Мнения
Кадыров открыл кавказский ящик Пандоры
Не только Чечня претендует на территории соседних регионов

Чаблин Антон
Драматические события вокруг утверждения чечено-ингушской границы получили продолжение. Теперь уже и общественность Ставрополья требует «вернуть» целых два района Чеченской Республики. Сколько теперь будет «разбужено» давно спящих территориальных споров? Десятки!
Чечня: на что она претендует?
Рамзан Кадыров неоднократно заявлял о территориальных претензиях к соседним регионам. Еще в 2012 году возникли территориальные споры между Чечней и Дагестаном – на сей раз из-за принадлежности высокогорного озера Кезеной-Ам на южном склоне Андийского хребта, на берегу которого тогда предполагалось строительство туристско-рекреационного центра.

Естественно, чеченские власти (и даже ученые из Академии наук республики) настаивали на том, что все озеро с прилегающей территорией входит в границы Чечни. Сейчас административная граница официально проходит посредине озера.

Но куда более громким был спор вокруг Сунженского района. Еще в октябре 2012 году республиканский парламент принял, а Кадыров подписал поправки в закон «Об образовании Сунженского района»: согласно этому документу, к Чечне отходили не только город Карабулак, но также четыре сельсовета Сунженского района Ингушетии (станицы Нестеровская, Орджоникидзевская и Троицкая, село Чемульга) и два сельсовета Малгобекского района (станица Вознесенская и село Аки-Юрт).

Закон до сих пор не отменен. И это несмотря на то, что и Рамзан Кадыров (в том числе на встрече 19 октября с ингушской молодежью в селении Сурхахи) и спикер парламента Магомед Даудов (на встрече 8 октября с ингушскими активистами в пятигорской резиденции полпреда) заявляли: ни клочка земли Ингушетии им не нужно.
К чему привели советские эксперименты

Территориальных споров на Северном Кавказе – десятки, они коренятся еще в советской, а то и царской истории. Границы соседних регионов неоднократно «перекраивали». Скажем, с 1926 по 1937 годы в составе РСФСР существовал Северо-Кавказский (Орджоникидзевский) край, который простирался от Черного до Каспийского морей.

Потом его неоднократно дробили, передавая регионам земли (вместе с проживающим здесь населением, разумеется) или объединяя их. Так в 1922 году из двух самостоятельных субъектов появилась Кабардино-Балкария, в 1936 году – Чечено-Ингушетия, а в 1957 году – Карачаево-Черкесия.
С позиции современной карты эти метаморфозы могут показаться поистине абсурдными. Скажем, с 1944 по 1957 годы вся территория Чечено-Ингушетии была разделена между соседними республиками, а затем возвращена обратно (но не полностью).

С 1922 по 1957 годы столицей Мало-Карачаевского округа Карачаевской АО был… Кисловодск, а столицей Нагорного района Кабардино-Балкарии – Пятигорск (хотя сами города в состав районов не входили).
Многие из этих территориальных «экспериментов» советских властей ныне аукаются вполне реальными конфликтами.
Вообще, именно Ставрополье было в советские годы самым большим «выгодоприобретателем» от земельных экспериментов Президиума Верховного совета СССР: в разное время к нему присоединяли часть территории Грузии, Калмыкии, Дагестана, Астраханской области, а также всю Карачаево-Черкесию. Многие из этих территориальных «экспериментов» советских властей ныне аукаются вполне реальными конфликтами. Ногайцы требуют восстановления собственного субъекта, переселенные из горных районов на равнину Дагестана кумыки конфликтуют с аварцами, лакцами, даргинцами и чеченцами, ингуши хотят вернуть Пригородный район Северной Осетии, а северные осетины – объединиться с южными… Вот такой клубок противоречий
КБР: страусиная позиция обернулась отставкой
Для современного человека жить стереотипами прошлых столетий – это, несомненно, нелепо. Особенно когда это касается территориальных претензий. Но, как видим, они весьма характерны для патриархального общества. Но нужно помнить: поднимая давние споры и конфликты «на щит», современные «лидеры толпы» вовсе не за историческую справедливость радеют – а решают свои собственные, сиюминутные, задачи.

И в такой ситуации задача грамотных политиков – не позволить раздувать конфликты. И от обратного: там, где эти конфликты жарче «горят» – там слабая власть, ибо общество прислушивается не к ней, а к «лидерам толпы».
На самом деле истинная причина беспорядков – в неурегулированности положения балкарского меньшинства.
Именно так произошло в Кабардино-Балкарии, где споры вокруг Канжальской битвы 1708 года(!) аукнулись массовыми беспорядками в балкарских селениях Кёнделен и Заюково, а затем протесты перекинулись на Нальчик. Сражение трехсотлетней давности, конечно, – это лишь формальный повод. На самом деле истинная причина беспорядков – в неурегулированности положения балкарского меньшинства.

Неоднократно Союз старейшин балкарского народа, который возглавлял Исмаил Сабанчиев, обращался к главе республики Юрию Кокову с требованием решить «балкарский» вопрос. В частности, изменить границы четырех районов, включив в их состав селения Зарагиж, Кичмалка, Жанхотеко, Хабаз, Ташлы-Тала и поселок Фанерного завода. В противном случае активисты пригрозили обращением в ООН и выходом Балкарии из состава республики.
«Менялись руководители, но политика в отношении нас ничуть не изменилась. Геноцид в той или иной форме продолжается! Если ситуация с тяжелым экономическим положением в балкарских селах не будет решена и будет продолжаться притеснение народа, то мы будем вынуждены поставить вопрос о самоопределении Балкарии в составе России!» – заявил Исмаил Сабанчиев на балкарском съезде еще в декабре 2016 года.

Исмаил Сабанчиев
Общественно-политический деятель
Власть республики, безусловно, ультиматумы терпеть не должна была. Но и игнорировать проблемы балкарского меньшинства – также. В итоге замалчивание межэтнических проблем в регионе, подпитываемых давними территориальными спорами, и вылилось в трагедию в Кёнделене. За которой последовала жесткая реакция Кремля – немедленная отставка Юрия Кокова. С республикой он не справился!
Ставрополье: безволие властей рождает провокации
Сегодня фокус внимания с Кабардино-Балкарии и Ингушетии смещается на Ставрополье. Повод – 13 октября на расширенном правлении (круге) Кавказской казачьей линии было принято обращение с требованием к Владимиру Владимирову немедленно инициировать возврат в Ставропольский край двух муниципальных районов Чечни – Наурского и Шелковского.

А это, между прочим, два крупнейших района общей площадью более 5 тысяч кв.м, или треть всей территории республики. Они были переданы Чечено-Ингушетии в 1957 году после ее восстановления.

На следующий день после казачьего круга в краевой столице прошло заседание «Гражданского форума Ставрополья», на котором снова было поддержано обращение по поводу возврата Наурского и Шелковского районов.
И это уже куда более серьезный звоночек для краевых властей. Это вовсе не горстка нереестровых казаков: в составе «Гражданского форума Ставрополья» (по крайней мере, как говорится на его страничках в соцсетях) входят представители партий КПРФ и «РОТ-Фронт», а также «Левого фронта» и еще ряда общественных организаций.

Реакция на обращение не заставила себя ждать. Пока что не от публичных политиков, а от пользователей соцсетей: чеченская молодежь на доступных им ресурсах принялась доказывать, что Наурский район был территорией исконного проживания вайнахов. Аргументы русских – о том, как в девяностые годы происходил геноцид русского населения в Наурском и Шелковском районах, где чеченцы всегда составляли меньшинство.

К чему приведут эти «войны истории»? Не выльются ли они из виртуального пространства в реальное? А главное – не повторяется ли ситуация, как в Кабардино-Балкарии, где полное игнорирование региональными властями «национального вопроса» привело в конечном итоге к отставке губернатора?!