USD: 66.24
EUR: 75.71
СКФО
Чем на самом деле занимается "Корпорация развития Ставропольского края"?


Антон Чаблин
КРСК: больше вопросов, чем ответов.
Корпорация, созданная еще три года назад, до сих пор не похвасталась ни одним крупным инвестпроектом, реализованным при ее непосредственной поддержке. Зато непоправимый удар по имиджу нанесло уголовное дело в отношении директора Заура Абдурахманова.

Погорели на «Ставропольском качестве»

Всю неделю из краевых новостей не пропадала одна аббревиатура – КРСК, или ГУП «Корпорация развития Ставропольского края». Директор корпорации Заур Абдурахимов стал фигурантом уголовного дела по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере»): он был задержан 6 апреля в международном аэропорту Краснодара во время попытки улететь в Стамбул. Когда Абдурахимову сообщили, что в отношении него возбуждено уголовное дело, то ему стало плохо – и он попал в больницу. К дверям палаты приставили вооруженный конвой.

Следствие требовало отправить Абдурахимова в СИЗО, но Промышленный районный суд Ставрополя, рассмотрев ходатайство следователя, решил отправить директора ГУПа под домашний арест. Прокуратура обжаловала определение суда, посчитав, что Абдурахимов должен содержаться в СИЗО – учитывая общественную опасность вменяемого ему преступления и то, что он может попытаться повлиять на свидетелей либо скрыться.

В чем же подозревают Абдурахимова?

По версии следствия, в декабре 2015 года он незаконно заключил контракт с Минэкономики Ставрополья на создание интернет-портала «Ставропольское качество». Сайт был создан и работал еще до проведения аукциона, однако корпорация получила по контракту 9,9 млн. рублей. Кроме того, заявки других участников аукциона, предлагавших значительно меньшую цену, были отклонены.

Корпорация же получила за работы 9,9 миллиона, хотя, по данным следствия, реальная стоимость разработки портала не превышала 950 тысяч рублей. Акты приема-сдачи выполненных работ подписывала заместитель министра экономического развития края Елена Кильпа. В отношении нее ведется следствие по ч. 1 ст. 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями»). Кильпа отстранена от должности и находится под домашним арестом, как и Абдурахимов.
Заур Абдурахимов стал фигурантом уголовного дела.
Перехватили «Кванториум»

Минимущества Ставрополья (оно является учредителем всех без исключения ГУПов в регионе) отчиталось, что по итогам 2017 года КРСК вошло в число самых убыточных госпредприятий. Конкретная цифра пока не сообщается. Но, по данным «Коммерсант – Картотеки», в 2014 году КРСК зафиксировала чистый убыток в 24,6 млн. рублей, в 2015 году – в 9,2 миллиона, а в 2016 году – в 18,5 миллионов.

Тут необходимо вкратце сказать про историю появления юрлица. Корпорация появилась по инициативе вице-премьера Андрея Мурги (после скандалов вокруг бренда «Ставропольское качество» ушел в отставку). Были объединены два ранее существовавших ГУПа: «Выставочно-маркетинговый центр» и «Управляющая компания инвестиционного и инновационного развития Ставропольского края». Последняя, в свою очередь, появилась еще во время губернаторства Валерия Гаевского (ныне сенатор) – она управляла всеми региональными индустриальными парками.

В нынешнем виде КРСК занимается различными вопросами:, в том числе по-прежнему управляет парками (сегодня их восемь) и развивает государственно-частное партнерство. А вот задачи продвигать краевых товаропроизводителей у КРСК не было, поэтому и удивительно, что право создания бренда «Ставропольское качество» отдали именно ей (да еще и к тому же это был единственный случай, когда КРСК оказалась подрядчиком работ, а не их государственным заказчиком).

Зато с прошлого года в структуре КРСК появился еще и детский центр «Кванториум»: первоначально по поручению президента его планировали создавать на базе СКФУ, но затем каким-то чудом корпорации удалось перехватить инициативу. А вместе с нею и более 120 млн. рублей на оборудование технопарка.
Вопросы есть. Вопросов будет больше

Сегодня собственные корпорации развития есть в каждом регионе СКФО, они призваны тесно работать с АО «Корпорация развития Северного Кавказа» по поводу совместного софинансирования крупных инвестпроектов.

Правда, размер их капитализации сильно различается: если, скажем, в Кабардино-Балкарии это 170 млн. рублей, в Северной Осетии – 207 миллионов, то в Дагестане – 5 миллиардов. Корпорации развития в Чечне, Ингушетии, Карачаево-Черкесии и на Ставрополье занимают промежуточное положение: в их капитализацию правительства вложили примерно по 500 млн. рублей.

Любопытен и такой факт: во всех регионах СКФО корпорации развития – это акционерные общества, и только на Ставрополье – неповоротливый ГУП. Средства, внесенные государством в капиталы корпораций, затем распределяются между инвесторами – получателями господдержки.

Хотя, скажем, на Ставрополье об успешно реализованных инвестпроектах КРСК слышать пока не приходилось. Любопытно, что в «наследство» корпорации за годы ее работы перешли и заведомо мертворожденные проекты – в частности, туристско-рекреационного парка на территории Железноводска, где фирма «ПетербургКурортСтрой» планировала построить грандиозный SPA-центр.

В 2010 году тогдашний губернатор Валерий Гаевский (стоявший фактически у истоков КРСК, как мы уже рассказали) передал фирме в аренду участок площадью 133,8 гектара близ горы Развалка на срок до 2031 года. Ничего построено не было, а затем почила в бозе и сам туристско-рекреационный парк.

Хотя большинство проектов КРСК все же кажутся вполне жизнеспособными. Скажем, в начале нынешнего года ГУП под управлением Заура Абдурахманова (кстати, в прошлом директора ночного клуба) приступил к проектированию второй очереди регионального парка в Невинномысске. Контракт стоимостью почти 60 млн. рублей неожиданно получила фирма «Бристоль-проект» из Воронежа, которая прежде вообще не занималась подобной деятельностью. И это тоже породило вопросы.

Видимо, по мере расследования дела Кильпы и Абдурахимова, этих вопросов будет все больше.

Корпорации развития есть в каждом регионе СКФО, они призваны тесно работать с АО «Корпорация развития Северного Кавказа».

1631 Все спецпроекты