USD: 66.00
EUR: 73.22
  1. Спецпроекты
  2. Обзоры
СКФО
Дербенту быть моногородом или туристической Меккой?
«Кавказ Пост» продолжает рассказывать о политической жизни в городах Северного Кавказа.

Антон Чаблин
Давно отгремели празднества по случаю 2000-летия Дербента: в городе появились новые парки, отремонтированы улицы и скверы, даже достроили школу, заложенную еще семь(!) лет назад. Но городские чиновники все еще пребывают словно в праздничной эйфории, ожидая бюджетных инвестиций. А ведь пора работать над решением насущных проблем. Главных – две, которые тормозят развитие красивейшего города Дагестана: это коррупция и «теневая» экономика.

Третий по численности. Первый по важности

Дербент – третий по численности (после Махачкалы и Хасавюрта) город в Дагестане. Но уж точно его можно назвать самым известным, особенно после того, как два года назад здесь с необычайной помпой отпраздновали 2000-летний юбилей. Пускай спорят историки, но политическая мифология Дербента гласит, что это «родина» сразу трех аврамических религий в России – христианства, иудаизма и ислама.

На юбилей было выделено только из федерального бюджета почти 1,5 млрд. рублей (первоначально, кстати, объем инвестиций оценивали в )19 миллиардов, но затем аппетиты сократили). Для освоения средств в июне 2013 года было создано ГКУ «Дирекция по подготовке и проведению мероприятий, посвященных 2000-летию основания города Дербента». Возглавил дирекцию Али Нурмагомедов (ранее – глава Агентства инвестиций и внешнеэкономических связей республики), которого в декабре прошлого года (когда празднества уже отгремели) сменил бизнесмен Магомед Магомедов.

На плечи Магомедова, напомним, легло выполнение лишь одной задачи – это строительство новой набережной в Дербенте. Планировали ее построить, впрочем, к официальному юбилею в сентябре 2015 года, но даже заложить в срок не успели. Пришлось «корректировать» не только сроки, но и масштаб работ: вместо обещанных 3 км ограничились набережной длиной почти 900 метров. Но и та обошлась в копеечку – почти 410 млн. рублей (вместе с разработкой документации).

Подрядчиком стало ООО «Энергопрогресс» из Ботлихского района (владелец –Магомед Гарзатилаев), одна из крупнейших строительных компаний в Дагестане. Все деньги были перечислены по контракту еще в декабре 2016 года... а уже в феврале стало известно, что на объекте есть серьезные недоделки, которые предстоит устранить. И открыли набережную только в июне.

Скандалы при строительстве вылились в уголовное дело в отношении директора ГКУ «Дербент-2000» Магомеда Магомедова. Генпрокуратура России заявила, что были похищены 35 млн. рублей: на эту сумму были подписаны акты КС-2, хотя на самом деле подрядчик работы не выполнил. Чем завершилось расследование уголовного дела, никому неизвестно.

Дербент - «родина» сразу трех аврамических религий в России – христианства, иудаизма и ислама.
«Сумма» выгодных контрактов

Скандалами омрачилась и реставрация цитадели Нарын-Кала – главной «изюминки» древнего города – которую проводили АО «Межобластное научно-реставрационное художественное управление» (МНРХУ) и ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские» (ЦНРПМ). Это две структуры Минкультуры России, которое потратило на ремонтно-реставрационные работы почти 600 млн. рублей.

Заслуженный архитектор России, член президиума Международного совета музеев Валентин Гаврилов заявил, что реставрация велась с грубейшими нарушениями: разрушенные фрагменты стен цитадели закладывали не бутовым камнем, а обычными кирпичами, обпиленными под нужный размер, а сверху все это заливали строительным раствором.

Принимал работы в Нарын-Кале замминистра культуры Григорий Пирумов. Остался очень доволен увиденным, похвалил реставраторов. А в декабре 2016 года Пирумов был уволен, в отношении него возбудили уголовное дело. На днях его признали виновным в хищениях при реставрации культурных объектов и приговорил его к полутора годам лишения свободы. Есть ли в материалах дела упоминания «дербентского» скандала, общественности также неизвестно.

Скандальный ореол приобрела и реконструкция улиц и парков Дербента – также предъюбилейная. Дирекция «Дербент-2000» (еще в бытность ее руководителем Али Нурмагомедова) распределила самые крупные подряды на общую сумму 408 млн. рублей махачкалинской компании «Мостоотряд-99» – структуре холдинга «Сумма»Зиявудина Магомедова. К слову, именно «Сумма» на тот момент занималась и еще одной крупнейшей стройкой в республике, которую лично курировал Рамазан Абдулатипов, – реконструкцией международного аэропорта Махачкалы.

Участниками конкурса были несколько компаний (в том числе «ДСУ №2», «Дорстройотряд-99» и «Газинжсети»). Но когда начались торги, юрист Тагир Магомедов направил в республиканское управление ФАС жалобу на конкурсную документацию: во-первых, было невозможно скачать все файлы с портала госзакупок, а во-вторых, в извещении был указан неверный телефон дирекции.

ФАС посчитал это нарушением закона о конкуренции и потребовал от дирекции «Дербент-2000» отменить все конкурсные протоколы. Это решение обжаловала и сама дирекция, и победитель конкурса – «Мостоотряд-99». И тянулось судебное рассмотрение в разных инстанциях с апреля 2014 года до марта 2015 года. И все это время работы простаивали...

А уже после юбилея компания «Мостовик», также аффилированная с вездесущим Зиявудином Магомедовым, получила подряд от республиканского Агентства по дорожному хозяйству на строительство автомобильного обхода Дербента... стоимостью без малого 1 миллиард. Хорошо кому-то на свете живется.

Яростная борьба за кресло мэра

Перечисленные примеры свидетельствуют об одном: там, где большие бюджетные деньги, – там всегда скандалы и коррупция. А ведь у федеральных чиновников были еще большие планы на Дербент. Скажем, полпред президента Сергей Меликов мечтал создать на теплом берегу Каспийского моря туристический кластер по аналогии с тем, что появился на Черноморском побережье благодаря Сочинской олимпиаде. Причем прикаспийский кластер должен был стать частью «Южного туристического кольца», которое связало бы региональные столицы и старейшие города Северного Кавказа.

Ну а вице-премьер правительства Александр Хлопонин обещал, что в городе появится международный аэропорт и открыть прямой рейс «Дербент – Москва» (в первую очередь для туристов, конечно). Как видно, всем этим наполеоновским планам не суждено сбыться. Коли уж набережную в Дербенте строили в три раза дольше, чем было предусмотренно госконтрактом, то о каком аэропорте вообще стоит говорить?!

Пока Меликов и Хлопонин давали щедрые обещания, в городе в преддверии «капиталоемкого» юбилея шла яростная борьба за кресло градоначальника. В январе 2015 года покинул пост мэра Имам Яралиев (экс-прокурор Дагестана и бывший глава Сулейман-Стальского района), который возглавлял Дербент с 2011 года. Ушел он не самостоятельно, а под колоссальным давлением нового главы республики Рамазана Абдулатипова.

Место Яралиева временно занял Мавсум Рагимов, который, однако, успел проработать всего месяц (ныне Рагимов возглавляет городское собрание депутатов) – а его преемником в феврале 2015 года стал Азади Рагимов, полноценный ставленник Абдулатипова. Впрочем, и он недолго продержался на посту главы администрации Дербента, и уже в октябре 2015 года новым мэром стал Малик Баглиев – один из политических «тяжеловесов» республики, который ранее возглавлял сразу два профильных министерства (природы и труда) и Счетную палату Республики Дагестан.

О том, насколько лакомым для представителей дагестанских кланов был Дербент, готовившийся к 2000-летнему юбилею, говорит такой факт – на конкурс было подано 18 заявлений от кандидатов. Впрочем,юбилей давно отгремел, отзвучали бравурные лозунги и громкие обещания... а теперь пора планомерно работать. Разгребать, скажем так, авгиевы конюшни городского хозяйства.

А их великое множество.


Александр Хлопонин обещал, что в городе появится международный аэропорт.
Мечтатели и романтики... А практики где?!

Уже в «Генеральном плане», принятом в октябре 2013 года, перечисляются основные проблемы города: это хаотическое строительство (в первую очередь в прибрежной зоне), отсутствие очистных сооружений канализации, изношенные водопроводные сети... Остро хватает социальных объектов (лишь к юбилею с горем пополам достроили школу №15 на 700 мест – да и то лишь благодаря полпреду Сергею Меликову).

Фактически, Дербент – это моногород, где львиная доля всей экономики приходится на два предприятия, коньячный комбинат и завод игристых вин. Небольшие колебания их показателей влияют на весь городской бюджет. В нынешнем году отметился заметный рост (почти вдвое) производства электроники и оптических изделий, но даже это не позволило исправить тенденцию.

Мечтают, конечно, городские чиновники создать в Дербенте полноценный туристический кластер, который бы давал рабочие места – а с ними и налоги. Речь идет не только о строительстве новых гостиниц и ресторанов – они и так появляются, но и том, чтобы вывести их «из тени».

Мечтают чиновники и вывести «из тени» легкую промышленность, которая, что греха таить, в Дербента очень развитая. При этом, правда, официальная зарплата в этой отрасли по итогам прошлого года составила 1875 рублей – в десять раз больше, чем в среднем по городу. Остальное – в конвертах.

Естественно, если не заняться «обелением» экономики Дербента, то экономические и налоговые показатели города будут продолжать падать. Как уже произошло, скажем, с грузоперевозками, которые кормили сотни семей: за два года, после введения системы «Платон», местных перевозчиков почти полностью вытеснили с рынка крупные компании.

Список проблем, стоящих перед городским хозяйством и экономикой, можно перечислять долго. Главное, чтобы местные чиновники уже перестали пребывать в праздничной эйфории, ожидая миллиардных бюджетных инвестиций. Новой «манны» не будет – работать пора, а не мечтать.


Опубликовано 27 Октября 2017 в 10:21