USD: 66.36
EUR: 75.55
СКФО
Кадырову снова припомнили бессудные казни
Антон Чаблин
Рамзан Кадыров оказался в центре сразу двух скандалов, связанных с защитой прав человека. Сначала его обвинили в лицемерии из-за соболезнований к смерти Людмилы Алексеевой. А затем – в возможном давлении на силовиков, чтобы «замять» исчезновение 27 чеченцев, подозреваемых в терроризме.
От «негодяя» до «патриота»

Людмила Алексеева – одна из создателей, а позднее и председателей Московской Хельсинской группы, лауреат премии Сахарова, скончалась 8 декабря на 92-м году жизни в одной из городских больниц Москвы. Гражданская панихида состоялась спустя три дня, на нее приехали многие соратники Алексеевой по правозащитному движению России, а также чиновники.

Но удивительнее всего оказалось то, что соболезнования родственникам Алексеевой выразил… чеченский лидер Рамзан Кадыров. «Она была патриотом России, многие десятилетия защищала права и свободы граждан, последовательно отстаивала свои взгляды по самым важным для Отечества вопросам», – написал чеченский лидер в своем канале в Telegram.

Его высказывание по поводу смерти Алексеевой, разумеется, мгновенно раскритиковали многие правозащитники и оппозиционные политики. Припомнили чеченскому лидеру самые нелицеприятные эпитеты, которыми он лично награждал российских правозащитников.

Людмила Алексеева скончалась в Москве 8 декабря
Еще в 2010 году прокуратура Чечни добивалась возбуждения уголовного дела в отношении Людмилы Алексеевой по ст. 128 УК РФ («Клевета»): на пресс-конференции в Москве она обвинила чеченского лидера в убийствах и похищениях людей. Позднее Алексеева называла Кадырова «негодяем», обвиняя в убийстве Бориса Немцова, и требовала от президента отставки чеченского лидера.

В январе 2016 года Рамзан Кадыров на встрече с главными редакторами чеченских СМИ назвал «врагами народа» представителей оппозиции, независимых журналистов и правозащитников (в том числе ближайших соратников Алексеевой – лидера движения «За права человека» Льва Пономарева и председателя «Комитета против пыток» Игоря Каляпина).
В августе нынешнего года Кадыров высказался в адрес правозащитников еще круче: «Для меня они как террористы, экстремисты… Их приглашают, вручают награды в Америке за их деятельность тут, потом они вновь приезжают в Чечню и говорят, что защищают права человека».
Кадыров даже пригрозил запретить въезд в Чечню правозащитникам и журналистам некоторых СМИ, которые, по его мнению, необъективно освещают жизнь в республике. Поводом для такой резкой отповеди стало дело Оюба Титиева, руководителя чеченского офиса правозащитного движения «Мемориал», которого обвиняют в хранении наркотиков. Сам Титиев, естественно, обвинения отрицает и заявляет, что наркотики ему подбросили чеченские полицейские.

Именно Людмила Алексеева была в числе тех, что публично поддерживал Титиева, называя его «героем и подвижником». По инициативе Алексеевой Московская Хельсинкская группа наградила находящегося в СИЗО Титиева премией за мужество, проявленное в защите прав человека.
Чеченский правозащитник тоже выразил соболезнования родственникам Людмилы Алексеевой. И уж его-то слова выглядят искренними, в отличие от слов Кадырова. В их лицемерности можно убедиться просто: на следующий день после смерти Алексеевой состоялось очередное заседание Шалинского городского суда, где рассматривалось ходатайство следствия о продлении заключения Титиева в СИЗО.

Продлили на три месяца – до 22 марта.
Так был ли «расстрельный список»?!

Вторая скандальная история, в которой фигурирует Рамзан Кадыров и люди из его ближайшего окружения, связана с исчезновением 27 жителей республики в январе 2017 года. Расследованием занималась журналистка «Новой газеты» Елена Милашина, которая утверждает, что 27 человек были похищены и казнены на территории полка патрульно-постовой службы в Грозном.

Все они якобы были задержаны сотрудниками правоохранительных органов Чечни по подозрению в терроризме: массовые рейды прошли в Чечне после теракта в Грозном, в результате которого погибли двое полицейских. Подтвердили данные «Новой газеты» о внесудебных казнях и в правозащитном центре «Мемориал», а также уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова (по ее словам, некоторых пропавших чеченцев оформили якобы как террористов, выехавших в Сирию и Ирак).

А вот сам Рамзан Кадыров и министр по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулат Умаров неоднократно опровергали результаты расследования журналистов и правозащитников. Они вспоминают историю Амины Автурхановой – супругу Зелимхана Джабаева, одного из пропавших в январе 2017 года: поначалу женщина, которая проводила собственные поиски мужа, исчезла (после чего некоторые федеральные СМИ также посчитали ее убитой), но затем появилась в родном селе. О чем немедленно сделал репортаж ГТРК «Грозный» не забыв по привычке обвинить правозащитников в «манипуляциях судьбами».
Очередной отказ был обжалован в Ессентукском городском суде
Но тех самых 27 мужчин, которые исчезли в январе 2017 года, до сих пор никто не видел, что бы ни заявляли Кадыров и Умаров. «Новая газета» неоднократно обращалась в Главное следственное управление Следкома по СКФО, требуя возбудить уголовное дело по факту похищений и убийств – но семь раз следователи выносили отказ в возбуждении дела.

Очередной отказ был обжалован в Ессентукском городском суде, который 14 декабря признал действия следователей законными и обоснованными. Впрочем, точку в этой истории ставить пока еще рано, ибо правозащитники намерены законными способами все же добиться возбуждения уголовного дела.

1927 Все спецпроекты