the caucasus post
Интернет-СМИ о Кавказе
USD: 59.63 EUR: 70.36
Долгое эхо аш-Шама
Как отразится на Северном Кавказе окончание такой далекой и такой близкой войны в Сирии.

Антон Чаблин
Арабский мир везде видит террористов

Сирийская война стремится к закату – об этом неумолимо свидетельствуют победы правительственных войск в ходе спецоперации «Рассвет над пустыней». Впрочем, после окончательного разгрома террористов в Сирии предстоит решить еще огромное количество проблем. И едва ли не самая актуальная среди них – что делать с боевиками, которые остались в живых?


Российский совет по международным делам (РСМД) недавно опубликовал исследование, согласно которому на территории Сирии продолжает действовать огромное количество боевых группировок (причем далеко не все среди них признаны в мире террористическими). И вот лишь самые крупные из них.

- «Армия ислама» («Джейш аль-Ислам»)

- «Исламское движение свободных людей аш-Шама» («Ахрар аш-Шам»)

- «Бригада единобожия» («Лива ат-Таухид»)

- «Армия завоевания», или «Джейш аль-Фатх» (в нее входит «Джабхат ан-Нусра», представитель «Аль-Каиды» в Сирии)

- «Воины аль-Аксы» («Джунд аль-Акса»)

- «Воины аш-Шама» («Джунд аш-Шам»)

- «Бригада истины» («Лива уль-Хакк»)

- «Бригада Нур ад-Дин аз-Зенки»

Отношение к этим группировкам мировых держав, вовлеченных в конфликт на Ближнем Востоке, слишком разнится. Скажем, Саудовская Аравия оказывает финансовую и военную помощь «Джейш аль-Ислам», которая входит в «Исламский фронт» (отец ее основателя и многолетнего лидера, салафитский шейх Абдалла Аллуш, учился и в настоящее время живет в Саудовской Аравии).

Совсем иная позиция у Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ), которые официально признали террористическими все крупные группировки, которые входят в поддерживаемый Саудовской Аравией «Исламский фронт», в том числе «Бригаду единобожия» («Лива ат-Таухид») и «Ахрар аш-Шам». Всего в списке террористических группировок, утвержденном три года назад президентом ОАЭ – 86 пунктов, из них 20 – это именно сирийские группировки.

При этом ОАЭ (как и другие члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива) считает террористической шиитскую ливанскую группировку «Хезболла». А ведь именно на воинов «Хезболлы» официальный Дамаск и Россия опираются, очищая страну от боевиков ИГИЛ. Выходит, с позиции арабского мира, одни террористы убивают других?

И лишь в отдельных вопросах есть общепризнанный консенсус. Так, все мировое сообщество признало террористическими две крупнейшие организации, которые действуют на сирийской территории, – «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусра» («Джабхат Фатх аш-Шам»). Показательно, что больше всего выходцев из России и стран СНГ именно в их рядах, хотя, конечно, есть русскоязычные наемники и в других группировках…

После окончательного разгрома террористов в Сирии предстоит решить еще огромное количество проблем.
…и мертвые позавидуют живым

Cогласно недавно опубликованным оценкам аналитиков Soufran Center, в ряды наемников «Исламского государства» в разные годы влилось до 30 тысяч человек. В рядах террористов воюют почти 6 тысяч наемников из государств Западной Европы, а из России – не менее 3,5 тысяч человек. Еще около 800 россиян были высланы из Турции (это те, кто не доехал до Сирии или уже пытался вернуться оттуда), а уже вернулись обратно в Россию еще порядка 400 боевиков.

Сколько российских наемников, которые еще остаются на территории Сирии, убиты, а сколько – живы, неизвестно. Однако судьба тех, кто остался жив, также крайне незавидна…

Напомним, что в сентябре пресс-секретарь Высшего судебного совета Ирака Абдул Саттар Байрактар заявил о готовящейся казни россиянина, осужденного за терроризм. Его имя не сообщается, но известно, что он с 2015 года сражался в рядах «Исламского государства», участвовал в нескольких терактах против правительственных войск Ирака, а также в боях за Мосул. После освобождения Мосула иракскими войсками боевика удалось взять в плен.

Есть в Сирии и тысячи людей, которые оказались здесь не по своей воле. По подсчетам все того же Soufran Center, на территориях, отбитых у «Исламского государства», находится не менее 4 тысяч женщин и детей – это члены семей боевиков (многие из которых уже убиты). В том числе почти 700 – из стран Евросоюза (Франция, Германия, Австрия, Бельгия), около 300 – из Марокко, более 200 – из Казахстана, примерно 150 – из Великобритании.

Подполковник иракской армии Салах Карим приводит такие цифры: во взятом Мосуле было не менее 1400 женщин и детей. Это граждане как минимум 13 государств, большинство – из Турции, многие – из постсоветских государств: Азербайджана, Таджикистана, России. Некоторые женщины выехали вслед за своими мужьями, примкнувшими к рядам «Исламского государства», из европейских стран (в том числе Германии и Франции).

Возвращением этих женщин и детей обратно в Россию занимается сенатор, специальный представитель главы Чечни в странах Ближнего Востока и Северной Африки Зияд Сабсаби. Все расходы по поиску и возвращению россиян берет на себя чеченский общественный фонд имени Ахмата Кадырова, вице-президентом которого и является Сабсаби.

Членов семей боевиков возвращают из Сирии и Ирака под личные гарантии Рамзана Кадырова, который обещает, что в России не будет никакого уголовного преследования. Но поскольку среди возвращенных – женщины со своими детьми из разных регионов и даже стран (в том числе Узбекистана и Казахстана), то и отношение к ним крайне различное.

«Кавказ Пост» уже рассказывал о конфликте, который возник между властями Чечни и Дагестана из-за судьбы двух дагестанских женщин, вернувшихся 21 октября из Сирии, – Муслимат Курбановой и Загидат Абакаровой. Прямо в аэропорту Грозного они были задержаны по обвинению в пособничеству террористам и этапированы в Дагестан. Личные гарантии Кадырова на дагестанскую территорию не распространяются.

Есть в Сирии и тысячи людей, которые оказались здесь не по своей воле. (Фото: imhotour.ru)
Преступники или жертвы?

Постоянные визиты Зияда Сабсаби в Сирию породили и конспирологические версии о том, что якобы он вывозит в Россию не только членов семей боевиков… но и самих командиров террористов чеченского происхождения. Именно такую версию высказало, в частности, интернет-издание «Кавказ. Реалии» (связано с «Радио свобода»).

Если их действительно вывозят в России, то большая загадка – зачем. Чтобы судить за совершенные в Сирии преступления? Или, возможно, чтобы получить от них некие разведывательные данные.

В любом случае куда большее беспокойство должны вызывать бывшие бойцы «Исламского государства», которые возвращаются из Сирии не на военных самолетах и под охраной, а тайком – чтобы затем смешаться с толпой. Они могут представлять социальную опасность, если не будут работать так называемые «программы дерадикализации» – они направлены на то, чтобы бывшие боевики (по крайней мере, те из них, у кого на руках нет чужой крови) могли вернуться к нормальной жизни и снова стать полноценными членами общества.

В качестве примера по разработке подобных программ (а необходимы они женам и детям боевиков, которые видели только насилие) можно взять другие мусульманские государства. В 2002 году такие программы были приняты в Йемене, в 2003 году – в Сингапуре и Индонезии, в 2004 году – в Саудовской Аравии.

Затем они были поэтапно внедрены в Египте, Марокко, Ливии, Ираке, Афганистане, Малайзии (подобные «программы дерадикализации» нацелены в основном на бывших бойцов «Аль-Каеды»). Но готова ли Россия перенимать мировой опыт? Вообще, кто сегодня для властей вчерашние боевики, их жены и дети – преступники или жертвы?


Зияд Сабсаби. (Фото russian.rt.com)

529