USD: 63.63
EUR: 70.92
  1. Спецпроекты
  2. Обзоры
СКФО
Началась новая битва за Кавказ
Контролировать Северный Кавказ хотят две исламские державы – Иран и Турция. Методы диаметрально противоположные.

Антон Чаблин
Давят «мягкой силой»
Министр по делам Северного Кавказа Сергей Чеботарев встретился с представителями посольства Ирана во главе с послом Мехди Санаи. Судя по пресс-релизу, речь шла, во-первых, о наращивании поставок сельскохозяйственного сырья и продукции (в том числе халяльного мяса), а также о развитии международного транспортного коридора «Север-Юг», который должен связать Черное и Каспийское моря на севере и Оманский и Персидский заливы на юге..

Сергей Чеботарев пригласил иранского посла посетить Северный Кавказ. Показательно, что с момента назначения в офис в декабре 2013 года Мехди Санаи посетил только две кавказские республики – Дагестан и Северную Осетию. Причем на каждой из этих встреч обсуждались не только инвестиционные проекты, но и применение «мягкой силы» в религиозно-идеологической сфере.

Скажем, в сентябре 2014 года Мехди Санаи посетил Владикавказ и предложил ввести взаимные квоты на обучение в вузах. Заодно обратился к властям республики с просьбой восстановить шиитскую (персидскую) мечеть во Владикавказе, предложив даже помощь благотворительных организаций Ирана. Мечеть так и не восстановлена – в этом помещении сейчас создается планетарий.
В мае 2016 года в Грозном побывала делегация Ирана во главе с заместителем секретаря Высшего совета национальной безопасности республики Реза Сейфоллахи. Он предложил Кадырову провести встречу с иранским послом – но она по какой-то причине до сих пор не состоялась…
Культурно-религиозные связи республик Восточного Кавказа (Чечня, Ингушетия и Дагестан) с Ираном намного крепче, чем могут показаться
До сих пор побывал в республике лишь атташе по науке и промышленности Махди Галенови. Хотя с предыдущим иранским послом Голамреза Ансари и чеченский, и ингушский лидеры встречались еще в 2007 году. Культурно-религиозные связи республик Восточного Кавказа (Чечня, Ингушетия и Дагестан) с Ираном намного крепче, чем могут показаться. Для этих республик традиционен суфизм, а ведь именно Персия является древней родиной нескольких суфийских братств, а ряд суфийских рукописей написаны на персидском языке.
Пора учить фарси!
В октябре 2016 года иранский посол прибыл в Дагестан: он обсуждал, разумеется, модернизацию и увеличение мощности Махачкалинского торгового порта, а также наращивание гидрогенерирующих мощностей республики (строительство малых ГЭС на реках Дагестана).

В декабре 2017 года Санаи снова отправился во Владикавказ, на сей раз на международную конференцию, организованную Минкавказа России на базе СОГУ. На ней было подписано соглашение между СОГУ и Тегеранским университетом имени Алламе Табатабаи о создании совместной магистерской программы «Иран в современном мире». Первый набор магистрантов по направлению «Востоковедение и африканистика» прошел в нынешнем году (15 человек), а вуз выпустит специалистов в 2022 году.
На конференции выступала и ректор СКФУ Алина Левитская, по словам которой взаимодействие вуза с учебными заведениями Ирана определено Минобрнауки РФ в качестве важнейшего направления международной деятельности федерального университета.

В присутствии Мехди Санаи с Алиной Левитской во Владикавказе подписали меморандумы о взаимопонимании руководители сразу четырех вузов Ирана: Тегеранского технологического университета имени Шарифа; Исфаханского технологического университета; Мешхедского университета имени Фирдоуси и Тегеранского университета имени Шахида Бехешти.

Взаимодействовать будут по актуальным направлениям – гуманитарным (русская филология) и техническим (математика, электроника, электроэнергетика, нанотехнологии, нефтегазовое дело). Предусматривается взаимообмен студентами и совместные научные разработки. То есть, как видно, Иран наращивает свое присутствие в образовательной сфере Северного Кавказа.
Кто спонсирует терроризм
Иран на сегодняшний день – один из самых активных игроков в Центральной Азии и в Каспийско-Кавказском регионе. Активное наращивание его международной активности началось с 2005 года, когда президентом республики был избран Махмуд Ахмадинежад – он придал новый импульс нефтяному и газовому бизнесу, а также ядерной программе.

Но уже тогда вновь обозначились острая конкуренция Ирана с Турцией, которые и так были многовековыми соперниками. Кстати, Россия, судя по риторике национальных лидеров, воспринимает и Иран, и Турцию как партнеров и конкурентов одновременно.

Как видно, плацдармом для новой «шахматной партии» между Ираном и Турцией становится именно Северный Кавказ. При этом официальный Тегеран никогда не был замечен во вмешательстве во внутренние дела России на Северном Кавказе – в отличие от Турции.
Достаточно вспомнить турецкую благотворительную организацию Imkander, которая была основана в 2009 году, чтобы оказывать помощь для вдов и сирот жертв вооруженного конфликта на Северном Кавказе.

Imkander занимался сбором средств для террористической деятельности «Имарата «Кавказ» через его информационный рупор – интернет-портал «Кавказ-центр». Представители Imkander проводили правозащитные конференции, обеспечивали юридическую помощь, собирали средства на лечение террористов и членов их семей. Одна из конечных целей работы Imkander – это укрепление связей между кавказским бандитским подпольем и сирийскими террористами (в 2012 года гуманитарная миссия Imkander начала работу в Алеппо, Атма, Идлибе и Дейр-эз'Иззе).
В мае 2012 года Imkander провел в Стамбуле конференцию, на которой звучали призывы праздновать День жертв черкесского геноцида. МИД Россия еще в марте 2013 года обратился в ООН с требованием запретить деятельность Imkander как террористической организации, однако против этого решения на сентябрьской сессии выступили несколько стран, в том числе Азербайджан и США. «Мы считаем такой подход наших партнеров неконструктивным и не соответствующим нашим общим интересам борьбы с международным терроризмом», – заявил российский МИД в официальном комментарии
Опубликовано 8 Ноября 2018 в 11:50