USD: 66.26
EUR: 73.50
  1. Спецпроекты
  2. Обзоры
Пахомов приказал сочинским свиньям есть мусор
Политики придумывают все более экстравагантные способы, как решить «мусорную» проблему.

Антон Чаблин
С первого января 2019 года в России должна заработать новая система обращения с отходами. Правда, сразу в пяти регионах Юга (Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Кубань и Крым) вместо обещанной реформы грядет мусорный коллапс.
Да и тебя, мусор, я в гробу видала…

Председатель комитета по экологии и охране окружающей среды России Владимир Бурматов назвал 19 регионов, где обещанная «мусорная» реформа не стартует в срок, среди них три республики Северного Кавказа (Дагестан, Ингушетия и Кабардино-Балкария), а также Краснодарский край и Крым. В каждом из них свои проблемы.

Скажем, Дагестан разделен на шесть территориальных зон обращения с отходами, в каждой из которых должен действовать свой региональный оператор. Двух последних операторов (в Горной и Северной зонах) определили лишь в октябре, теперь предстоит установить тарифы. Но главное, что в Дагестане отсутствуют соответствующие полигоны.
«Процесс разработки проектно-сметной документации, строительства, оборудования и ввода в эксплуатацию нового полигона на практике занимает от 8 месяцев до 1,5 лет в зависимости от мощности», – говорит Бурматов.
На территории республики, по официальным данным, ежегодно образуется более 1 млн. тонн мусора, а единственный лицензированный полигон, расположенный в Кизляре (он был открыт в октябре 2017 года), принимает лишь треть от этой массы.

Следовательно, региональным операторам придется свозить мусор на прежние, уже исчерпавшие свой лимит накопления, полигоны. Зачастую мусор попросту сжигают или просто закапывают безо всякой утилизации. Минприроды Дагестана анонсировал строительство нового полигона близ Махачкалы, но когда он откроется, неизвестно. Зато недавно мэр Дербента Хизри Абакаров обратился к республиканским властям с просьбой решить «мусорную» проблему в городе, который попросту потонул в отходах.

Такая же ситуация и в Кабардино-Балкарии, где все объекты длительного захоронения отходов не отвечают санитарно-эпидемическим требованиям. В настоящее время в республике есть только два объекта, которые удовлетворяют условиям реформы, – это полигон в Прохладном и мусоросортировочный комплекс в Урванском районе.
В Ингушетии – другая крайность. Здесь региональный оператор один, зато, по словам Бурматова, республика станет лидером роста «мусорного» тарифа: за утилизацию отходов придется платить 458 рублей в месяц вместо нынешних 76 рублей.
Хлопонин хочет сжечь, а Пахомов – съесть

Один из возможных вариантов решения «мусорной» проблемы, который предлагают федеральные власти, – это строительство новых мусоросжигательных заводов. Вот, скажем, еще в марте правительство России одобрило проект строительства двух таких заводов в курортных регионах: один из них должен был появиться в Сочи, а второй – на Кавминводах. Оба предприятия позволили бы перерабатывать по 550 тысяч тонн мусора в год, в взамен генерировать по 55 МВт электроэнергии.

Если, скажем, Кавминводская станция должна была появиться на базе Пятигорского мусоросжигательного завода, который и так ежегодно получает из бюджета Ставрополья по 42 млн. рублей на компенсацию потерь в доходах из-за заниженного тарифа.

А вот Сочинскую теплостанцию обещали построить с нуля: она позволила бы позволит перерабатывать отходы из Сочи, Туапсе, Геленджика и Горячего Ключа. Куратором проекта был вице-премьер Александр Хлопонин, но после его ухода из правительства все застопорилось: объявленный еще летом конкурс среди инвесторов не состоялся из-за отсутствия заявок, а новый до сих пор не объявлен.

Зато мэр Сочи упражняется в креативности по поводу решения «мусорной» проблемы: в минувшую пятницу, 21 декабря он дал поручение главе Лазаревского района города разработать проект строительства индустриальной свинофермы. Именно свиньи, по мнению Анатолия Пахомова, и должны эффективно утилизировать пищевые отходы, на которые, по подсчетам мэра, приходится половина всего объема мусора. Проект должен быть представлен на февральском инвестиционном форуме в Сочи.
Что делать с оставшимся мусором (а в Сочи ежегодно образуется 350 тысяч тонн бытовых отходов в год), Пахомов не конкретизировал. После того как в ходе подготовки к сочинской Олимпиаде-2014 закрылись два крупных полигона в Адлере и Лоо (они не удовлетворяли санитарно-эпидемическим требованиям), и сейчас отходы приходится вывозить на Белореченский полигон на берегу реки Белая.
Планов по строительству нового комплекса по переработке мусора в окрестностях Сочи нет, да и быть не может, поскольку там находятся либо курортная зона, либо особо охраняемая природная территория.
Кроме того, с расчетами Пахомова (якобы 48% всего мусора – это пищевые отходы, и лишь 7% – это бумага и пластик) категорически не согласен член центрального совета Всероссийского общества охраны природы Валерий Бриних: «Если убрать пластик, то и мусора практически не останется. А основные виды пластмассовых отходов – это бутылки, упаковки от соков, целлофановые пакеты и одноразовая посуда. Вот их и надо сортировать на месте при сборе ТКО от населения и различных организаций».

В общем, какими бы «экспериментальными» идеями не фонтанировали политики, это лишний раз подтверждает – как именно бороться с волнующими всех проблемами (будь то переработка мусора, ремонт дорог или, скажем, планирование кварталов), они не знают. Власть и народ в России живут на разных планетах.

Опубликовано 26 Декабря 2018 в 10:51