USD: 63.23
EUR: 70.43
  1. Спецпроекты
  2. Обзоры
СКФО
Северный Кавказ уже наизготовку перед выборами
Стать президентом России хотят уже и выходцы из СКФО.
Самый непредсказуемый кандидат на выборах – Ксения Собчак – с большим трудом нашла активных сторонников на Северном Кавказе. Тем более, что у мусульманского населения региона появился свой кандидат – Айна Гамзатова, журналистка из Дагестана.

Гильотина для колобка

Для начала небольшой правовой ликбез. Участвовать в выборах президента вправе как кандидаты от официально зарегистрированных партий (они обязаны уведомить об этом Центризбирком не позднее 12 января), так и самовыдвиженцы. В последнем случае они обязаны предоставить подписи, собранные в поддержку их выдвижения, – не менее 300 тысяч (причем в одном регионе может быть собрано не более 7,5 тысяч подписей).

Само голосование состоится 18 марта. И сейчас в регионах избирательные комиссии вовсю готовятся к проведению выборов. Уточняют списки избирателей и границы избирательных участков, заодно почти в каждом субъекте уже создана «Горячая линия», чтобы избиратели смогли узнать все изменения в законодательстве. Коснутся они в первую очередь тех, кто не сможет проголосовать 18 марта по месту официальной регистрации.

Еще одно новшество касается порядка обработки бюллетеней: при печати протоколов участковых комиссий будут использованы машиночитаемые QR-коды, которые якобы позволят полностью избежать фальсификаций.

4750 избирательных участков в России оснастят комплексами автоматической обработки бюллетеней (КОИБами). На Северном Кавказе таких участков 286 (в том числе по 66 в Ставропольском крае и Северной Осетии, по 44 – в Чечне, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии и 22 – в Ингушетии).

В Дагестане монтировать КОИБы не будут (хотя, скажем, во время прошлогодних выборов депутатов Госдумы в республике комплексы были смонтированы). Видимо, Центризбирком считает Дагестан самой «прозрачной» республикой в плане проведения выборов – большой аванс доверия для врио главы республики Владимира Васильева.

Большой аванс доверия у врио главы Дагестана Владимира Васильева.
Собчак – «за», Кавказ – «против»

Конкуренция на президентских выборах ожидается нешуточная. По состоянию на вчерашний вечер Центризбирком уведомили о желании участвовать в выборах в качестве самовыдвиженцев 25 человек, еще 18 политических партий провели съезды для выдвижения своих кандидатов.

Трем самовыдвиженцам уже отказано в регистрации кандидатами – это лидер незарегистрированной «Партии прогресса» Алексей Навальный, журналист Олег Лурье и бизнесмен Сергей Полонский.

Пятеро кандидатов уже начали сбор подписей в свою поддержку – это Григорий Явлинский(«Яблоко»), Владимир Жириновский (ЛДПР), Борис Титов («Партия роста»), Максим Сурайкин («Коммунисты России») и Ксения Собчак («Гражданская инициатива»).

Самая необычная и непредсказуемая персона среди них – это, конечно, Собчак. Сейчас она ведет формирование региональной сети штабов, которые в течение января займутся сбором подписей. Поначалу появилась информация, будто Собчак намерена создать на Северном Кавказе единый штаб, который возглавит… автор этих строк.

Однако от идеи создания единого штаба отказались: было решено, что в каждом субъекте он будет автономным. Правда, желающих возглавить региональные штабы удалось отыскать только в двух субъектах СКФО – в Ингушетии и Дагестане.

О том, что это за люди, удалось узнать очень немного. Скажем, в Дагестане поддержкой кандидата займется фермер из Кизилюртовского района Джамалудин Магомедов (он возглавляет национально-культурную автономию «Дидойцы»), а в Ингушетии – предприниматель из Экажево Ахмет-хан Хидриев.

Однако сейчас на сайте Собчак указано, что в обеих республиках собирать подписи будут региональные отделения партии «Гражданская инициатива»: в Ингушетии ее возглавляет Ваха Картоев, президент благотворительного фонда «Образование. Культура. Общество» (зарегистрирован в Москве), а в Дагестане – бизнесмен Амин Омаров.

Региональные отделения партии «Гражданская инициатива» имеются также в Северной Осетии и Ставропольском крае (причем действуют с 2013 года). Но они почему-то на официальном сайте Ксении Собчак даже не упомянуты. И потому неясно, будут ли собирать подписи в ее поддержку в других регионах Северного Кавказа.
Самая непредсказуемая персона среди кандидатов.
Ислам и светская политика

Как гром среди ясного неба прогремела вчера новость, что кандидатом в президенты выдвинута Айна Гамзатова – супруга председателя Духовного управления мусульман Дагестана Ахмада Абдулаева. Она является учредителем благотворительного фонда «Путь», который на нескольких языках издает духовно-просветительскую газету «Ас-салам» («Мир и благополучие»).

Сама Абдулаева – член Союза журналистов России, также она является советником муфтия по связям с органами власти, общественностью и СМИ.

Работает в Северо-Кавказском институте Российской правовой академии Минюста России –заместителем директора по дополнительному образованию. Вероятнее всего, кандидатура Гамзатовой призвана консолидировать вокруг себя избирателей-мусульман.

Это не первый опыт интеграции ислама и светской политики в России. Так, на выборах в Государственную Думу в 1995 году участвовало мусульманское общественное объединение «Нур» («Свет»), федеральный список которого возглавили Халит Яхин, Вафа Яруллин и Анвер Шагидуллин.

В числе ее потенциальных партнеров называли «Исламский комитет» Гейдара Джемаля: движение декларировало защиту интересов мусульманской части населения страны и боролось против войны в Чечне (был даже объявлен общероссийский сбор подписей. Также считалось, что движение было близко к ЛДПР (его председателя Халита Яхина после выборов за связи с Жириновским даже сместили с поста).

Среди ярких личностей в «Нур» был исламовед Максуд Садиков, будущий ректор исламского Института теологии и международных отношений (убит в 2011 году), лидер общины мусульман Московской области «Иман» Султан-Мурад Гуламов и военный историк, доктор исторических наук Хаджи-Мурат Ибрагимбейли.

На думских выборах партия получила в масштабах страны 0,57% голосов (22 место из 43 партий и объединений): в том числе 23,7% в Ингушетии и 13% в Чечне (в обеих республиках второе место после «Нашего дома – Россия»), а в Татарстане – 5%.

С 2001 по 2003 годы в стране действовала «Исламская партия России», созданная дагестанским банкиром Магомедом Раджабовым. Минюст, однако, партию до выборов в Госдуму в 2003 году не допустил на том основании, что в ее названии есть упоминание религии, и она была преобразована в партию «Справедливость и развитие».

Каковы же перспективы участия мусульманских лидеров в президентских выборах? Этот вопрос «Кавказ Пост» задал руководителю Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслану Герееву.

– В Дагестане выдвижение Айны Гамзатовой считают смелым шагом и возможностью серьезных преференций для республики. Это первый случай в истории современной России, когда представитель Дагестана претендует на самый высший должностной пост в государстве.

Кроме того, это возможность обратить внимание российской и мировой общественности на проблемы региона, в том числе и связанные с религиозными отношениями.

У Айны Гамзатовой есть все шансы получить широкую поддержку населения, поскольку она достаточно эрудированна, политически подготовлена и может показать Дагестан с лучшей стороны, создать для республики принципиальной новый положительный тренд.
Кандидатом в президенты выдвинута Айна Гамзатова – супруга председателя Духовного управления мусульман Дагестана Ахмада Абдулаева.
Впрочем, не все в республике оценили выдвижение Гамзатовой в президенты положительно. Вот что думает Арслан Мирзаев (Али Чаринский), лидер общественного движения «За права мусульман»:
- Вопрос участия мусульман в политике как среди так называемых радикальных, так и умеренных мусульман схож по своему конечному итогу.

Одни говорят: не лезьте в политику, этого нет в исламе, а другие указывают на запретность не самой политики, а участия в ней в странах Запада (не исламских странах). Тут получается, что в шоке прибывают абсолютно все представители исламской уммы России. Кто-то отдельно указывает на запрет участия в правлении женщины, другие - на сам запрет правления вообще всеми не по шариату.

В общем, данное решение [о выдвижении Гамзатовой] удивило всех, как своей неожиданностью, так и явным противоречием исламскому закону. Мне лично интересно, с какой целью правительство идет на этот шаг, так как я не верю, что это не на верху решили, ограничивается это лишь будущем Дагестана или нужно всего лишь для создания видимости демократичности будущих выборов (мол, даже женщину в хиджабе допустили).
Опубликовано 27 Декабря 2017 в 14:19