USD: 64.22
EUR: 70.73
  1. Спецпроекты
  2. Обзоры
СКФО: как «крутят» абитуриентами
Как на самом деле устроена система целевого приема в вузы Северного Кавказа

Антон Чаблин
«Кавказ Пост» продолжает разбираться в тонкостях системы подготовки студентов в вузах Северного Кавказа. Количество бюджетных мест в вузах сокращается, зато растет доля «целевиков» – тех, которые обучаются в вузах за государственный счет, но с обязательным условием затем 3-5 лет отработать в конкретном учреждении. К чему это приведет рынок труда?
Бюджетных мест – на четверть меньше

Мы уже детально проанализировали контрольные цифры приема в окружные вузы, утвержденные Минобразования России на 2019 год. Скажем, для Ставропольского края на будущий год утверждено 1767 бюджетных мест в бакалавриате, 704 места в специалитете (в основном это касается медицинских направлений подготовки) и 582 места в магистратуре. Всего – 3053 места.

Можно сопоставить с контрольными цифрами приема, которые Минобразования России утвердило на нынешний учебный год: в бакалавриате выделено 2048 бюджетных мест, 732 – в специалитете и, наконец, 1088 в магистратуре.

Иными словами, в будущем году число бюджетных мест для студентов Ставрополья сократится на четверть, в том числе в бакалавриате «уйдет» каждое седьмое, а в магистратуре – почти каждое второе.

Можно сравнить с показателями Чеченской Республики. В нынешнем году для региона Минобразования России выделило 2829 бюджетных мест в бакалавриате, 330 – в специалитете и 198 – в магистратуре (то есть структура уровней подготовки разительно отличается от ставропольской).
Ну а в будущем году в республике на бюджетные места в бакалавриате зачислят 2773 абитуриента, в специалистет – 380, а в магистратуру – лишь 99 (вдвое меньше, чем в нынешнем!).
Общее сокращение числа бюджетных мест в Чечне не столь заметное, как на Ставрополье, – лишь 3%. Но подобная картина и по другим регионам Северного Кавказа.

Одна из причин – это сокращение числа выпускников школ. В то же время, как еще недавно заявляла министр образования Ольга Васильева, ее ведомство пытается удовлетворить максимальный «спрос» абитуриентов на бюджетные места: «Сочетание базового образования в бакалавриате и углубленного образования в магистратуре, относящихся к разным областям человеческой деятельности, позволяет удовлетворять спрос населения на развитие компетенций, которые дают конкурентные преимущества на рынке труда».
Имеются судебные прецеденты и по другим специальностям – не медицинским. Например, в прошлом году Ессентукский городской суд рассматривал дело бывшего студента Саратовской государственной академии права, которому государство также оплатило учебу по юриспруденции (более 300 тысяч рублей!), а тот, согласно договору, был обязан пять лет отработать в органах прокуратуры или Следственного комитета России. Не отработал. Суд обязал его – или выполни условия договора, или возвращай государству деньги!

В любом случае, анализ судебной практики, проведенный «Кавказ Пост», свидетельствует: подобных споров по поводу целевого обучения – единицы. Значит, выпускники вузов все же не спешат ссориться со своими будущими работодателями. Либо, возможно, решают вопрос «полюбовно». Хотя стоит ожидать, что таких судебных споров будет все больше – ведь количество «целевиков» в вузах растет.
Раньше были блатные, а теперь?

Все бюджетные места в вузах распределяются тремя механизмами: первый – это свободный конкурс среди абитуриентов, не имеющих льгот; второй – это «льготные» места (они квотируются для ребят с особыми правами, среди которых, например, инвалиды или победители олимпиад) и, наконец, третий – это целевой набор.

Что касается «целевиков», то квоты определяются совместно вузами и региональными властями: во-первых, сколько региону нужно медиков, архитекторов, инженеров, а во-вторых, в каких вузах они должны учиться (федеральных – в Москве и Санкт-Петербурге, или региональных).

«Кавказ Пост» проанализировал сайты министерств образования регионов СКФО и, увы, таких цифр не обнаружил. Лишь отдельные сообщения о том, что, скажем, из Ингушетии в в Москву несколько «целевиков» отправятся обучаться режиссуре, хореографии и актерскому мастерству, а из Кабардино-Балкарии – архитектуре.

Не спешат делиться точной информацией о количестве целевых мест (выделенных и реально заполненных по итогам приема) и большинство вузов Северного Кавказа.
Но есть и те, где секрета из подобной информации не делают: наиболее показателен в этом отношении Ставропольский государственный медицинский университет (СтГМУ), где количество «целевиков» постоянно растет – скажем, еще в 2012 году их было зачислено на три факультета всего 183, а в прошлом году – уже 284.

Большая часть из них приходится, конечно, на тех, кто поступает по целевым направлениям от учреждений здравоохранения Ставрополья. Но также есть и «целевики», которых университет готовит для региональных Минздравов Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Чечни и даже Калмыкии.
Безусловно, для студента намного проще поступить с целевым направлением – фактически, это гарантированное место в вузе. Правда, если еще несколько лет назад такое направление получить можно было легко, по блату, и оно фактически никаких ограничений на выпускника не накладывало, то сейчас ситуация изменилась.

Для подготовки студента-«целевика» заключается трехсторонний договор между Минздравом, профильным вузом и конкретным учреждением здравоохранения. Договор гарантирует оплату за обучение студента за счет бюджета. А раз государство несет расходы на то, чтобы подготовить специалиста, он затем обязан эти расходы возместить – отработать как минимум три года в том учреждении, которое и заключило договор.
Зачем судья перечитал Конституцию

На Ставрополье уже есть прецеденты, когда с выпускников СтГМУ, не желавших ехать на работу в сельские больницы, через суд взыскивали расходы на обучение. Скажем, в августен 2017 года такое решение было вынесено Степновским районным судом: выпускник педиатрического факультета СтГМУ, заключивший договор с районной больницей, ехать туда не собирался, поскольку женился, и с женой хотел проживать в Буденновске.

Адвокат врача доказывал, что на момент подписания договора (а это был 2011 год) студенту не исполнилось 18 лет, а значит, он не являлся дееспособным лицом. Однако и районный, а затем и краевой суды постановили: договор должен неукоснительно соблюдаться, и нет никаких препятствий, чтобы выпускник СтГМУ отработал в Степновском районе.
Имеются судебные прецеденты и по другим специальностям – не медицинским. Например, в прошлом году Ессентукский городской суд рассматривал дело бывшего студента Саратовской государственной академии права, которому государство также оплатило учебу по юриспруденции (более 300 тысяч рублей!), а тот, согласно договору, был обязан пять лет отработать в органах прокуратуры или Следственного комитета России. Не отработал. Суд обязал его – или выполни условия договора, или возвращай государству деньги!

В любом случае, анализ судебной практики, проведенный «Кавказ Пост», свидетельствует: подобных споров по поводу целевого обучения – единицы. Значит, выпускники вузов все же не спешат ссориться со своими будущими работодателями. Либо, возможно, решают вопрос «полюбовно». Хотя стоит ожидать, что таких судебных споров будет все больше – ведь количество «целевиков» в вузах растет.
Опубликовано 2 Ноября 2018 в 10:16