USD: 63.72
EUR: 70.76
  1. Спецпроекты
  2. Обзоры
СКФО: в АПК увеличилась доля инвестиций от небольших компаний
Итоги-2018: почему аграрный сектор на Северном Кавказе стал приоритетным направлением экономики.

Антон
Чаблин
Минкавказа взялся за халяль
Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в «большом» интервью ведущим федеральным телеканалам признался, что инвестиционный эффект продовольственного эмбарго в АПК уже исчерпан. Начиная с 2014 года, замещение импорта по ключевым товарным позициям финансировалось потребителем, а сегодня мы вплотную подошли к кризису перепроизводства в отдельных категориях – среди них, например, мясо птицы и картофель.

Именно в таких условиях остро встает вопрос увеличения экспорта продукции АПК, что нашло отражение в «майском» указе Президента РФ «О национальных целях и стратегических задачах развития» до 2024 года.
Но чтобы оставаться конкурентными в условиях глобального аграрного рынка, российские аграрии должны снижать себестоимость производства. А это возможно, в свою очередь, за счет обеспечения доступа к технологиям и «дешевым», «длинным» и низкорисковым деньгам. К сожалению, в условиях западных санкций (даже несмотря на растущий интерес глобальных игроков к отечественному АПК), иностранные инвестиции фактически закрыты.
КСТАТИ

Перед КРСК стоят задачи по поддержке создания или модернизации производств глубокой переработки сельскохозяйственной продукции и высокоинтенсивного садоводства и овощеводства. Таким проектам уделяют наибольшее внимание, а предпринимателям, решившим вложиться в перспективные сферы, предложат особые условия. Компания после перехода в федеральную собственность прошла полный апгрейд: серьезно пересмотрен сам процесс отбора проектов, каждый инвестор теперь на счету.

Регулярно в регионах СКФО высаживается десант специалистов корпорации, организовываются специальные мероприятия, бизнес-сессии, на которых предприниматели могут пообщаться напрямую с руководством института развития, проходят презентации и предварительный отбор проектов. Итог встреч с бизнесом – внесение новых корректировок в работу института развития.

К примеру, уже решено создать новый инструмент для поддержки малого бизнеса. Эксперты отмечают, что именно владельцы небольших компаний готовы идти на риск и вкладывать свои кровно заработанные в новые проекты и развитие территорий, где они живут и работают, в отличие от крупных игроков.
И пока что реальная альтернатива – это средства государственных институтов развития (даже госбанки не могут обеспечить для аграриев такие же комфортные условия финансирования: скажем, «Корпорация развития Северного Кавказа» предлагает займы на реализацию инвестпроектов под 6% до 15 лет с отсрочкой платежа).

Только за последние годы в регионахй Северного Кавказа были анонсированы несколько амбициозных проектов в сфере АПК, которые фактически предвосхитили «майский» указ Президента РФ.

Например, в Малгобекском районе Ингушетии хотят запустить новый птицекомплекс «Южный» с ежегодным объемом производства 10 тысяч тонн халяльного мяса индейки – оно будет поставляться в том числе на рынки стран Персидского залива: Катара, Омана, Саудовской Аравии, ОАЭ.

Ну а, скажем, комбинат «Кавказ-мясо» из Карачаево-Черкесии уже начал поставки халяльной баранины в Исламскую Республику Иран. Баранину на экспорт намерена также выращивать компания «Дамате» на Ставрополье. Отрасль настолько быстро развивается, то уже сейчас на уровне Минкавказа поднимается вопрос о создании собственного бренда и центра сертификации халяльной продукции.
Вспомнить вкус осетрины
Крупнейшие аграрные проекты в округе поддерживает Минкавказа и «Корпорация развития Северного Кавказа». Скажем, тепличный комбинат строится в Ингушетии. Общий объем инвестиций в проект оценивается инвестором, компанией «Агрокомплекс «Сунжа» (он принадлежит трем бизнесменам Хаджибикару Аблакову, Рустаму Халикову и Ахмеду Чаниеву), более чем в 1,7 млрд. рублей, из которых две трети вкладывает корпорация развития.
Выйти на проектную мощностью первая очередь тепличного комбината должна через два года, а выращивать здесь будут томаты, огурцы и зеленый салат.
Причем если, скажем, в Ингушетии фактически создается новая отрасль АПК, то в Дагестане речь идет о возрождении уже давно существовавшей отрасли – рыбоводства. В советские годы республика была одним из крупнейших производителей рыбы в РСФСР: на Каспии, прудах и водохранилищах был рыбный порт, 8 рыболовецких колхозов, 6 перерабатывающих предприятий и 10 хозяйств прудового рыбоводства. К морскому порту также приписано 30 судов, а всего в республике добывалось 60-65 тысяч тонн рыбы.
Сейчас – на порядок меньше… И это проблема не только Дагестана: потенциал аквакультуры в России – 500-600 тысяч тонн высококачественной рыбы ежегодно, а реально разводится лишь 180-200 тысяч тонн. Неудивительно, что за последние пять лет потребление рыбной продукции населением страны (ввиду ее дороговизны и экспортной направленности) снизилось с 25 до 17 кило в год. Стыд и позор!
Еще в 2015 году правительство Дагестана представило «дорожную карту» по возрождению рыболовства и рыбоводства. Приоритет планировали отдать форелеводству и индустриальному рыбоводству в горных территориях с использованием водохранилищ.

«Пилотный» проект – это выращивание осетровых пород рыб и производство икры в Кизлярском районе. Причем фактически речь идет о создании кластера, в который также войдет действующее садковое осетровое хозяйство в Астраханской области. Общая стоимость проекта – почти 580 млн. рублей, из которых 410 миллионов вложило государство через корпорацию развития СКФО.
«Холодильная» логистика
В Чечне самый, пожалуй, амбициозный инвестпроект в продовольственной сфере – это возрождение пищекомбината «Урус-Мартановский», о котором Рамзан Кадыров заявил еще весной прошлого года. Комбинат некогда был одним из крупнейших на Северном Кавказе, но за годы войны от него осталось лишь несколько разрушенных корпусов.

Несмотря на масштаб, стоимость проекта – всего 209 млн. рублей (50 миллионов вкладывает корпорация развития СКФО). Зато в Урус-Мартане будет построен многофункциональный комплекс, где будут производить хлеб, фруктовые соки, чай, консервы и безалкогольные напитки. В перспективе появится холодильный цех, после чего пищекомбинат фактически станет логистическим центром: охлажденную и замороженную продукцию будут реализовать в мелкий опт и розницу.
Есть, кстати, уже и реализованные проекты. Так, два года назад в Карачаево-Черкесии началось развитие интенсивных (скороплодных) садов – в Адыге-Хабльском и Прикубанском районам, где сейчас на площади более 200 гектаров уже выращивают черешню, яблоки и груши. Также планируют тут построить фруктохранилище и оптово-логистический центр.

Инициатор проекта – это компания «Сады Карачаево-Черкесии», председателем правления которой является бывший депутат Думы Ставропольского края Айдын Ширинов. Из парламента он ушел в 2016 году, и вплотную занялся бизнесом: возглавил краевую Ассоциацию питомниководов и садоводов, а сейчас вынашивает планы по созданию Северо-Кавказского селекционно-инновационного центра питомниководства.
Не стоит сидеть сложа руки и ждать прихода инвесторов
Конечно, это лишь часть проектов: амбиции у каждого из губернаторов в регионах СКФО велики. Но им не стоит сидеть сложа руки и ждать прихода инвесторов. Чтобы инициированные проекты успешно заработали, нужна не только новая товарная масса, но также и экспортно-ориентированная товаропроводящая инфраструктура и устранение торговых барьеров (тарифных и нетарифных) для обеспечения доступа продукции на целевые рынки.
Опубликовано 27 Декабря 2018 в 14:44