USD: 65.60
EUR: 72.62
  1. Спецпроекты
  2. Обзоры
СКФО
Стоит ли жителям Ставрополья бояться новых терактов?
На Ставрополье с 2010 года жертвами войны с террором стали 68 человек. Теракты на территории края сначала организовали ингушский полевой командир Али Тазиев (по прозвищу Магас), затем – лидеры так называемого «губденского джамаата» из Дагестана, Магомед-Али Вагабов (Сейфуллах Губденский) и Ибрагимхалил Даудов.

Сейчас – «ниточки» от террористических ячеек на Ставрополье тянутся уже не в Ингушетию или Дагестан, а напрямую на Ближний Восток.



Антон Чаблин
Вторая спецоперация за год

Подробности контртеррористической операции (КТО), которая проводилась в ночь с 8 на 9 декабря в центре Ставрополя, сообщил Национальный антитеррористический комитет (НАК). Сотрудники ФСБ получили оперативную информацию о том, что частный дом в переулке Симферопольский (в районе 10-й школы), снимает группа боевиков, которые планируют организовать теракты в Ставрополе на новогодние праздники.

Спецназ ФСБ блокировал здание и предложил террористам сдаться. Но они в ответ открыли ураганный огонь: двое из них были убиты, третий подорвался на самодельной бомбе, которую делали в доме (по крайней мере, так звучит официальная версия). От него практически ничего не осталось: останки буквально разметало по двору.

НАК уже обнародовал имена убитых предполагаемых боевиков. Один из них – выходец из Чечни (23-летний Ахмед Джамалдинов), двое других – из Левокумского района Ставрополья: 20-летний Руслан Ашурбеков и 23-летний Муслим Галица.

Командовал спецоперацией лично начальник краевого УФСБ Сергей Кменный. Никто из мирных жителей не пострадал: жильцов соседних домов эвакуировали. Сейчас на месте работает оперативно-следственная группа из сотрудников ФСБ и Следственного комитета , которая призвана ответить на множество вопросов: откуда у боевиков было оружие, боеприпасы и взрывчатка.

А главное, кто командовал этой группой и имеет ли она связь с «Исламским государством» или другими террористическими группировками. Присягали ли боевики на верность ИГИЛ, пока что правоохранительные органы не сообщали.

А вот сразу после предыдущей спецоперации, которая проходила на Ставрополье в апреле, НАК сразу же отрапортовал, что убитые боевики – сторонники «Исламского государства». Тогда, напомним, двое террористов были убиты в районе хутора Усть-Невинский (Кочубеевский район).

По официальной версии, сотрудники ДПС для проверки документов остановили машину. Водитель и пассажир принялись стрелять в полицейских и были убиты ответным огнем. Хотя, скорее всего, спецоперация готовилась заранее – и ни о каком «случайном» огневом контакте речи не идет.

Тем более, что в машине были изъяты стрелковое оружие, гранаты, взрывчатка и уже готовая к использованию самодельная бомба. А также экстремистская литература. Как сообщил НАК, члены ячейки «Исламского государства» готовили теракты на Ставрополья (в том числе убийство одного из религиозных лидеров). И все – более никаких подробностей.

Скорее всего, и сейчас, после спецоперации в Ставрополе мы больше не узнаем никаких подробностей.
У страха глаза велики

Статистику жертв войны с террором на Северном Кавказе ведет агентство «Кавказский узел». По его подсчетам, только за семь лет, с 2010 по 2016 годы, в федеральном округе были убиты почти 3,5 тысячи человек, причем большинство из них – в Дагестане.

Ставрополье на фоне других регионов выглядит спокойнее: здесь «Кавказский узел» за семь лет наблюдения зафиксировал 63 смерти, в том числе 43 – это предполагаемые боевики.

В Карачаево-Черкесии за аналогичный период было 38 убитых в терактах и спецоперациях, а в Северной Осетии – 39.

Впрочем, статистика «Кавказского узла» порой страдает однобокостью. Скажем, в прошлом году в нее попал Равиль Кайбалиев – предприниматель и религиозный активист, заместитель (на общественных началах) имама ногайского селения Кара-Тюбе. Он был застрелен, когда направлялся из Буденновска домой в Кара-Тюбе: неизвестные выстрелили в него не менее шести раз.

По факту убийства было возбуждено уголовное дело, затем его неоднократно приостанавливали в связи с невозможностью установить виновных. Тем не менее, молва сразу же связала убийство Кайбалиева с его религиозной деятельностью. Действительно, он стал широко известен в 2012 году, когда возглавил неформальную группу родителей ногайских девочек, боровшихся за право ходить в школу в религиозном одеянии – хиджабе.

Между тем, фактически никто не обратил внимание на то, что Кайбалиев был не только религиозным деятелем, но и предпринимателем. И фигурантом уголовного дела в отношении бывшего главы Махмуд-Мектебского сельсовета Байрама Эсбергенова, который незаконно передал в аренду Кайбалиеву земельный участок площадью более тысячи гектаров. Эсбергенов был осужден за превышение должностных полномочий.

Так, может, и громкое убийство в Кара-Тюбе имело вовсе не религиозную, а сугубо коммерческую подоплеку?! Как, например, не оказалось межэтнической подоплеки в убийстве двух лидеров краевой ногайской автономии Гадильбека Шандиева и Султана Аджахметова (оба также были муниципальными депутатами). В 2013 году с перерывом в шесть месяцев их взорвали в собственных автомобилях.

Осуждены за убийство были в 2015 году депутат Махмуд-Мектебского сельсовета Магомед Сулейбанов и житель Нефтекумска Запир Ибрагимов. А вот заказчика убийства следствие так и не установило. Или не пыталось установить…
По факту убийства было возбуждено уголовное дело, затем его неоднократно приостанавливали в связи с невозможностью установить виновных.
«Джихад» из Китаевского

Одно из самых резонансных преступлений, совершенных на Ставрополье за последние годы, – нападение на здание ОВД по Новоселицкому району в апреле 2016 года. Нападавшими оказались трое ранее судимых жителей села Китаевское 33-летний Заур Акаев, 20-летний Исай Абдулатипов и 25-летний Рамзан Хайбулаев – типичные представители криминальной среды.

Скажем, Акаев отсидел десять лет за убийство мужа родной сестры. Боеприпасы (гранаты) для нападения он купил у знакомых бандитов, которые промышляли разбойными нападениями на кредитные организации в Ставрополе.

Акаев и подговорил приятелей напасть на ОВД, чтобы отомстить полицейским. Но районные стражи порядка оказали преступникам достойный отпор, за что были награждены: Орденом Мужества – старший участковый уполномоченный Вадим Кузьмин, медалью «За отвагу» – оперативный дежурный Семен Баранов, а медалью «За отличие в охране общественного порядка» – помощник дежурного Анатолий Замараев.

Все трое нападавших были убиты. Сразу же в прессе появилась версия, будто бы в Китаевском действовала ячейка «Исламского государства», а нападение – это типичный теракт. На самом деле уголовное дело возбуждено лишь по фактам посягательства на жизнь правоохранителей, незаконного оборота взрывчатых веществ и оружия.

Как видно из приведенных примеров, на Северном Кавказе от «обычного» криминала до терроризма – один шаг. Ну а доморощенные «конспирологи», которые в любом преступлении ищут некий «религиозный» или «идеологический» след (где его нет и подавно!) – и тем самым сеют панику – работают на руку именно террористам.
Опубликовано 11 Декабря 2017 в 12:20