USD: 66.00
EUR: 73.22
  1. Спецпроекты
  2. Обзоры
Террористов в СКФО вычислять все труднее

Антон Чаблин
Место организованных банд, орудовавших еще несколько лет назад, заняли психопаты – «одинокие волки».
Жертвами войны с террором на Северном Кавказе стали как минимум 134 человека, среди которых 52 – это мирные жители и силовики. Трагическая статистика, впрочем, последние годы идет на убыль, но значит ли это, что террористическое подполье в СКФО удалось одолеть?

За что Кадыров попал под санкции

Агентство «Кавказский узел» опубликовало статистику контртеррористической операции на Северном Кавказе. Для подсчета издание использует как официальные данные ФСБ и МВД, так и сведения от корреспондентской сети.

За прошлый год в кавказских регионах был зафиксирован 51 вооруженный инцидент (в 2016 году было 84), в ходе которых были убиты 134 человека и ранен 41 (годом ранее, соответственно, 202 погибших и 85 раненных). Среди погибших – 82 предполагаемых боевика, 30 гражданских лиц и 22 сотрудника силовых структур.

«Кавказский узел» констатирует, что уменьшение числа жертв на Северном Кавказе может быть связано с улучшением ситуации в Дагестане и Кабардино-Балкарии. При этом самой «горячей» остается Чечня – причем впервые с 2010 года, после чего «лидировал» по количеству жертв именно Дагестан.

И вот каким образом так получилось. Нет, в республике не стало больше терактов и перестрелок. В число жертв борьбы с терроризмом в Чечне «Кавказский узел» включил 25 гражданских лиц – мирных граждан, которых якобы казнили в январе прошлого года. Журналистское расследование по факту этой казни опубликовала корреспондент «Новой газеты» Елена Милашина: по ее сведениям, расстреляны были предполагаемые участники нападения на Грозный в декабре 2016 года.

Власти Чечни, разумеется, любые факты внесудебных расправ отрицали. Занималась расследованием обстоятельств этой внесудебной казни Уполномоченная по правам человека в России Татьяна Москалькова, а также правозащитный центр «Мемориал».

Председатель чеченского офиса «Мемориала» Оюб Титиев, как мы уже не раз рассказывали, в январе был обвинен в хранении наркотиков. Его коллеги убеждены: это – месть властей и силовиков Чечни за то, что Титиев и занимался расследованием внесудебных казней. Он же впервые предал огласке и факт пропажи Аминат Автурхановой, которая занималась поисками мужа (женщина была уверена, что он также в числе казненных в Грозном).

Отметим, что именно «внесудебные казни, пытки и другие серьезные нарушения прав человека» в Чечне – одна из причин, по которой главу республики Рамзана Кадырова в декабре прошлого года американское Госказначейство включило в санкционный список.
Рамзана Кадырова в декабре прошлого года американское Госказначейство включило в санкционный список.
Теракты готовили даже на Новый год

«Кавказский узел» также зафиксировал увеличение числа вооруженных инцидентов в Ингушетии и в Ставропольском крае. После года затишья вновь были зафиксированы жертвы конфликта в Карачаево-Черкесии, а в Северной Осетии жертвы вооруженного конфликта – впервые за три года.

Скажем, в Карачаево-Черкесии 18 декабря в ходе спецоперации были убиты пятеро предполагаемых боевиков. Террористов блокировали бойцы спецназа ФСБ и Росгвардии в лесу южнее станицы Зеленчукская: на машине они пытались сбежать в горы. В автомобиле обнаружили автоматы Калашникова с боеприпасами и несколько самодельных бомб, начиненных поражающими элементами.

А вот на Ставрополье 8 декабря была ликвидирована террористическая ячейка, которая состояла как минимум из трех молодых людей. Они снимали частный дом на улице Симферопольской, где мастерили самодельные бомбы. Во время спецоперации двое террористов были убиты бойцами ФСБ. Третий взорвал сам себя. Боевики, по информации спецслужб, готовили серию терактов на новогодние праздники.

А вот, скажем, в Кабардино-Балкарии за весь год был всего один террористический инцидент: 15 декабря в Урванском районе полицейские пытались остановить для досмотра подозрительный автомобиль, оттуда раздались выстрелы. Машине удалось скрыться, но после непродолжительной погони ее все же нагнали и застрели нападавшего.

В Северной Осетии было зафиксировано четыре вооруженных инцидента, в которых погибли пять человек. В частности, 6 сентября в окрестностях селения Чми (входит в границы Владикавказа) в ходе спецоперации были убиты трое террористов (как сообщил Национальный антитеррористический комитет, они были членами «Исламского государства»).
ИГИЛ* приписывает себе всё

«Исламское государство»* за прошлый год, по подсчетам «Кавказского узла», за 2017 год взяло на себя ответственность за пять атак на силовиков. Самые кровопролитные – это атака на войсковую часть Росгвардии в станице Наурской (24 марта) и на пост ДПС в Малгобеке (12 мая).

Новое «лицо» террора на Северном Кавказе – это уже не организованные и хорошо вооруженные банды, а «одинокие волки». Психопаты-одиночки, которые под действием псевдорелигиозной пропаганды идут убивать кого попало.

Потому ИГИЛ и поспешило приписать себе и расстрел православных верующих в Кизляре в Прощеное воскресенье. Нападавший – 23-летний уроженец села Рассет (Тарумовский район), который нигде не работал, перебиваясь случайными заработками. Начитался ереси в Интернете, взял в руки охотничье ружье и пошел убивать...

А спустя несколько дней Amaq (сайт, который считается «рупором» террористов) опубликовал угрозы в адрес патриарха Кирилла. На плакате – надпись-призыв на английском, обращенная к психопатам-одиночкам по всему свету: «Сломай Крест».

*«Исламское государство» ("ИГИЛ") - запрещенная в России террористическая организация.
Новое «лицо» террора на Северном Кавказе – это уже не организованные и хорошо вооруженные банды, а «одинокие волки».
Опубликовано 15 Марта 2018 в 13:13