Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Выборы 2021 Спецпроекты Мнения
Почему история Нины Церетиловой из Махачкалы стала знаковой?
Суд, пусть и не сразу, но встал на сторону многодетной матери в вопросе «с кем жить детям?»
«Кавказ Пост» попытался разобраться, откуда пошла эта традиция – оставлять детей отцу после развода, и почему вес женщины в обществе даже сейчас, в 21 веке, пытаются нивелировать.
Предельно откровенно

Напомним, что впервые на всю страну о бизнес-леди Нине Церетиловой стало известно, когда она стала героиней специального репортажа «Редакции» Алексея Пивоварова «Кавказские пленницы». Фильм поднял одну из самых злободневных социальных проблем для СКФО. Героини, включая Нину Церетилову, рассказали, как их били мужья. Прозвучало, что девушки терпят домашнее насилие, мужа-тирана и боятся возвращаться к родителям, поскольку зачастую не имеют образования. Возможно в этом кроется одна из причин, отчего суда зачастую встают на сторону мужчин в «детском» вопросе. Без детей ее в семью мужа взяли, значит, без них она должна и отправляться «на выход».
BOYZ
Нина Церетилова со слезами на глазах на камеру призналась, что в восьмилетнем возрасте перенесла процедуру женского обрезания. Замуж ее отдали очень рано, еще школьницей. Муж бил. Даже, когда Нина была беременна. Наконец, она ушла. И сумела вполне достойно обеспечивать себя и своих троих детей. Муж, который вскоре женился на лучшей подруге Нины, и у которого есть еще одна семья в Каспийске, алиментов не платит никому.
Алименты – дело тонкое

Вот она – причина номер два, экономическая, почему детей отцы стремятся оставить в своих семьях любой ценой, но не отдавать бывшей.

Вот и Магомед, муж Нины, пускает в ход любые средства. Он нанял кучу адвокатов, которые оскорбляют Церетилову прямо в зале суда, обвинил ее в наркомании. По меркам Дагестана Нина выглядит очень прогрессивно, и уже одним этим бросает вызов обществу – она красит волосы, делает тату и пирсинг, следит за модой. Вызовом, конечно, стало и то, что она добилась своего в суде. В победу, откровенно говоря, мало, кто верил. Причем, война с Магомедом продолжается. Сейчас Нина пытается найти детей, чтобы забрать их по решению суда. К бывшему мужу молодая женщина обратилась в своем Инстаграме: «Сколько ты будешь перемалывать их и мучать (детей. «Кавказ Пост»)? Удали эти видео, где они! Оставь только мои!!! Я их выкладывала на аудиторию друзей, ты же это делаешь достоянием общественности! Будь ты человеком! Все когда то закончится, и ты в одиночестве останешься на этом пепелище. Как ты будешь просить прощения у них в старости??!»,

За процессом следили многие. Включая врио главы Дагестана Сергея Меликова. Он даже во всеуслышание заявил, что Дагестану негоже скатываться в средневековье, имя в виду историю со спрятанными детьми Нины. Но до сих пор неясно, когда же мать сможет обнять своих детей.
Бездействие властей

На рассмотрении Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) находятся несколько заявлений жительниц Северного Кавказа, которые жалуются на бездействие властей — все они после развода оказались лишены права общаться с собственными детьми. По мнению российских чиновников, северокавказские суды просто принимают во внимание местные традиции, однако на деле суды зачастую принимают сторону матери, но родственники отцов игнорируют судебные постановления.

Много шума наделала история жительницы Северной Осетии Светланы Караевой, которую пытаются разлучить с её девятилетней дочерью.

В Чечне и Ингушетии при разводе дети зачастую остаются в семье отца. Нередко это происходит в нарушение прав матери, вопреки Семейному кодексу и решению суда. Этнографы объясняют это шариатом и традициями, а правозащитники – несовершенством судебной системы.

Как уже было сказано выше, в ход идут любые средства – сфабрикованные документы, угрозы, запугивания. Увы, в российском законодательстве отсутствуют эффективные правовые механизмы против похищения ребенка одним из родителей, считает, к примеру, юрист Татьяна Саввина.

На Северном Кавказе ситуация усугубляется и тем, что в вопросе опеки действует дискриминационный обычай, согласно которому дети – это собственность семьи отца. Кстати, и с точки зрения шариата дети принадлежат роду отца. Но Нине Церетиловой удалось своим примером доказать, что надо идти до конца, не бояться и настаивать на своем. Суд услышал многодетную мать. Теперь слово за семьей бывшего мужа.


Джамиля Байсултанова