USD: 66.00
EUR: 73.22
  1. Спецпроекты
  2. Расследования
Фармацевтика СКФО: есть ли свет в конце тоннеля?
Ставропольские чиновники, которые еще недавно ловко пиарились перед Москвой благодаря «лекарственным» мегапроектам, ныне с такой же ловкостью возлагают вину за их срыв… на самих бизнесменов.

Антон Чаблин
Ни одно из громко разрекламированных производств так и не заработало. И кто же виноват?!
Снова вместо оригиналов – дженерики

Председатель правительства Дмитрий Медведев в интервью пяти крупнейшим телеканалам России рассказывал об успехах отечественной промышленности. Если верить премьер-министру, то одной из наиболее успешно развивающихся является фармацевтическая и медицинская индустрия.

«За последние годы фармацевтика росла темпами от 15 до 25% в год. Появились деньги, за счет которых был простимулирован спрос и вложения в фармацевтическую промышленность. В перечне жизненно необходимых препаратов уже сейчас 60% наименований – наши лекарства… которые не подвержены валютной конъюнктуре», – рассказал Медведев.
А как же общероссийском фоне выглядит Северный Кавказ? Фармацевтических и медицинских заводов в регионах СКФО, к сожалению, по пальцам пересчитать, хотя и немало инвестпроектов по их расширению.
Скажем, только в Кабардино-Балкарии идет перевооружение заводов «Севкаврентген-Д» в Майском (он будет выпускать аппараты для рентгеновской терапии и конусно-лучевые томографы), и нальчикского «Фарма Интернейшинал Компани Россия СНГ» (выпускать будет инфузионные и таблетированные дженерики для лечения многих видов заболеваний).

При этом, однако, ряд инвестпроектов в фармацевтической отрасли оказались под угрозой срыва. Скажем, заявленная еще два года назад модернизация завода «Севкаврентген-Д» (на нее планировали выделить 450 млн. рублей) еще не началась: возникли риски в связи с судебными претензиями кредитующих банков к компании – инициатору проекта.
Не удалось реализовать еще один амбициозный проект по строительству в Ставрополе фармацевтического завода индийской корпорацией Lupin. И это несмотря на то, что еще в 2015 году было объявлено о возможности покупки ставропольского завода «Биоком» индийской компанией, лидирующей в производстве антимикиробных препаратов (правда, не оригинальных, а дженериков). Была ли сделка завершена, и на каких условиях, неизвестно.
Что хуже: санкции или популизм?

Несмотря на большой потенциал роста, российский фармацевтический рынок постоянно сталкивается со структурными проблемами. Причин – две. Одна – это российские горе-чиновники, которые рапортуют об успехах и рекордах, а тем временем все крепче сжимают «тиски» госрегулирования. Вторая – это западные горе-чиновники, которые с таким же ражем сжимают «тиски» антироссийских санкций.

Одной из жертв таких бюрократов можно назвать крупнейшее на Северном Кавказе фармацевтическое предприятие «Эском», которое долгие годы лидировало на рынке так называемых «дешевых» инфузионных растворов (это, в частности, хлорид натрия и калия, глюкоза, трисоль, маннит, раствор Рингера, которые в огромных объемах закупаются бюджетными медицинскими учреждениями).

О масштабах можно судить по таким показателям: начиная с 2001 года, «Эском» даже учредил сеть компаний, профильно занимающихся оптовой торговлей ставропольской инфузионной продукцией во многих регионах – от Санкт-Петербурга до Краснодарского края. За прошлый год, по данным «Картотеки.ru», выручка приблизилась к 2,2 млрд. рублей – и хоть это на 4,5% больше показателей 2016 года, фактически, речь идет всего лишь о восстановлении докризисных показателей. Так, если в 2013 году «Эском» продал продукции почти на 2,5 млрд. рублей, то уже годом позже – почти на миллиард меньше.
Причина обрушения, от которого завод фактически так и не оправился, – это антироссийские санкции. Крупнейшим (и фактически единственным) поставщиком стеклянной тары для инфузионных растворов был завод «Юник Фарма» в украинском Житомире, который принадлежал бизнесмену Михаилу Махинову. И хотя он был членом лояльной к России «Партии регионов», новая киевская власть заставила порвать все экономические связи.
Евромайдан оставил без лекарств

В общем, после Евромайдана «Эском» остался без тары, пришлось экстренно искать нового поставщика, которым согласился стать «ЮгРосПродукт», владеющий двумя стекольными заводами в Красногвардейском и Новоалександровске. И снова вмешалась большая политика: после конфликта с «Газпромом» в апреле 2015 года оба стеклотарных завода были остановлены, а в декабре 2016 года «ЮгРосПродукт» и вовсе признан несостоятельным (банкротом).

Не пытались ли на предприятии отказаться от стеклянной тары в пользу более современной полимерной? Еще в 2011 году тогдашний губернатор Валерий Гаевский продвигал идею строительства высокотехнологичного завода инфузионных растворов, антибиотиков и антисептиков стоимостью около 2 млрд. рублей. Он должен был стать «сердцем» регионального парка «Фармацевтика» (впоследствии, уже при нынешнем губернаторе Владимире Владимирове появилась идея создания в Ставрополе Северо-Кавказского фармацевтического кластера). Однако этим планам не суждено было сбыться. Экономические реалии в стране сильно повлияли на стагнацию фармацевтической отрасли в регионах.

Завод «Эском» – детище даже не советских, а ельцинских времен: еще в 1997 году он появился на руинах разорившегося Ставропольского мясоконсервного комбината. Можно сравнить с историей нальчикского «Фарма Интернейшинал Компани», который в 2002 году появился на базе завода кровезаменителей (контролирующий акционер завода, по данным «Картотеки.ru», – турецкая Yaren Export Import).
В случае с «Эскомом» инвестором выступил казахстанский инвестиционный холдинг Meridian Capital, который занимается девелоперскими и аграрными проектами в России.

«Инфузионный» проект для казахских инвесторов оказался первым в подобном роде.

Неудивительно, в общем, что амбициозные задачи, которые озвучивали политики, оказались далеки от реальности. И в связи с накопившимися долгами в марте производство на «Эскоме» начали сворачивать. Вместе с тем, предприятие уже договорилось о реструктуризации части долгов (в том числе перед газовиками), на днях работникам выплатили зарплату за полгода. Ждут новые инвестиции, чтобы уйти из чеченского банка МИБ и решить проблемы с которыми столкнулись предприятие.
Опубликовано 27 Декабря 2018 в 11:45