USD: 63.77
EUR: 70.63
  1. Спецпроекты
  2. Расследования
Пожар на Тургеневском рынке в Черкесске. Трагедия погорельцев и молчание властей
Черкесск. 2014 год, август. В самом центре города на рынке Тургеневский произошел пожар. Огонь бушевал в самом центре города. Пламя уничтожило 7 тысяч квадратов площади. У предпринимателей сгорело имущество на 1,5 миллиарда рублей. В один день бизнесмены — а их 326 человек — потеряли все. Куда обращаться людям? Конечно, к власти. Но только прошло уже больше четырех лет, а власти молчат.

Ни о какой компенсации не идет и речи. Более того, в трагедии нет виновных. Выходит, что рынок был спроектирован верно, эксплуатировался в соответствии федеральным законам, без нарушений требований пожарной безопасности и правил противопожарного режима, но сгорел в мгновение ока? Эти и другие вопросы мы задали представителям власти. И получили очень неожиданные ответы.
Загадок в деле много. Начнем со времени возгорания. Казалось бы, что может быть проще определить, когда начался пожар в центре города, когда вокруг рынка «куча» камер видеодеонаблюдения? Но нет. Записи с камер куда-то исчезли, а официальное расследование утверждает, что спасатели приступили к тушению в 11 часов утра, на самом же деле, по данным независимой экспертизы, пламя занялось часом ранее, в интервале с 9.40 до 10 часов утра.
Погорельцы говорят, что первая пожарная машина приехала к месту ЧП в 10 утра, но в машине не было воды! Есть вполне объективные данные системы ГЛОНАСС, зафиксировавшей прибытие огнеборцев к месту происшествия в 10.09. Мог ли произойти в системе сбой? Даже если мог, то не на целый час же? Обращаемся за ответами в московское ОАО «НИИСА», которое создано на базе Научно-исследовательского института систем автоматизации. Именно эта организация подтверждала злополучную разницу в час. Но редакции ответили, чтобы мы обращались в ГУ МЧС по Карачаево-Черкессии (все ответы есть в распоряжении редакции).
Что ж, пишем в МЧС. Тем более, к ведомству есть множество вопросов.

- Когда сотрудники МЧС приступили к тушению пожара?

- Соответствует ли действительности информация о том, что на всей территории ТК «Тургеневский» было 4 не до конца укомплектованных пожарных щита, вместо положенных 15?

- Когда и кем устанавливалось система ГЛОНАСС на пожарные машины, и имеется ли акт приема-передачи ?

- Могли ли работники рынка сами предотвратить распространение огня при отсутствии первичных средств пожаротушения? И мы получаем от чрезвычайного ведомства ответ: по всем вопросам расследования, официальным версиям и комментариям, необходимо обратиться в Следственный комитет, который в настоящее время ведет расследование.


Не получилось узнать о том, как тушили, может выйдет узнать, от чего произошло возгорание.

«В МЧС озвучивают две возможных причины пожара: короткое замыкание и взрыв баллона сжиженного газа», - передавал в 2014 году канал «Архыз 24».
Потом следствие называет причиной поджог — подожгли чемодан в одном из роллетов, но эта версия, несмотря на множество ведомственных (МЧС) экспертиз, рассыпается, после проведения единственной независимой экспертизы, говорят погорельцы. Уголовное дело по факту поджога прекращено. Показания свидетелей о том, что они слышали характерный треск, который случается при замыкании проводки игнорируются.

Еще поразительней отчет ставропольского эксперта (почему-то к расследованию привлекли специалиста из ГУ МЧС РФ соседнего региона?). Так вот, ставропольский эксперт был на месте сгоревшего рынка вместе с дознавателем, но почему-то (?) про самовольно установленный газовый котел (даже не один, но об этом позже) ни в протоколе осмотра места происшествия, ни в дальнейших заключениях не написал. А написал в заключении о том, что алюминиевые проводники в электрощитах, установленных в северо-восточном углу рынка, были расплавлены, но при этом пожар не мог возникнуть из-за короткого замыкания!
Ну и еще «странности»: экспертом не затребован план электрофикации ТК «Тургеневский». И четыре года все никак не получается провести строительную экспертизу. Эти вопросы мы задаем ФГБУ «Судебно-экспертное учреждение федеральной противопожарной службы «Испытательная пожарная лаборатория» по Ставропольскому краю. Там рекомендуют обратится «к должностным лицам, проводившим проверку». То есть к МЧС. Или нет? Непонятно. Но не будем о чиновничьих словесных пируэтах, давайте лучше рассмотрим еще одну версию возгорания — газ.
Погорельцы утверждают, что на территории рынка были установлены газовые котлы, и что газ во время пожара могли не перекрыть или перекрыли слишком поздно. Не от этого ли так быстро и сильно горел рынок? И тут мы натыкаемся на очень любопытную подробность.
Дело в том, что именно в день пожара «Газпром» не может предоставить точных данных о расходе газа на рынке. При этом в предшествующий трагедии день и в день после него - голубое топливо, поступившее на рынок посчитано до куба. А два котла и две плиты в торговом комплексе были установлены. Все ли разрешительные документы были в порядке, в «Газпроме» решили не уточнять.
Есть еще вопросы: не было ли ошибок в проекте, почему рынком владели четыре собственника, но не было единой управляющей компании в соответствии с Федеральным законом (?), и наконец, могут ли погорельцы рассчитывать на компенсацию. И главный вопрос: почему собственники рынка не привлечены до сих пор, а проходят потерпевшими и свидетелями. Свидетелями чего? Собственной халатности? Кто отвечал за противопожарную безопасность, если не они? В мэрии Черкесска обошлись общими фразами о том, что сейчас идет суд, который и примет решение, а ходом расследования обстоятельств пожара занимается СК России по КЧР.
Тоже самое, но другими словами нам ответили в прокуратуре. «Дальнейшие комментарии могут быть даны после завершения расследования уголовного дела», - написано в ответе редакции документе, под подписью старшего помощника прокурора республики Дармограевой.





.
Получается, что круг замкнулся. Пишем в СУ СК России по Карачаево-Черкесии, сотрудники которого проводят расследование. Обычно, пресс-служба ведомства распространяет довольно подробные комментарии о возбужденных уголовный делах, но тут вышло все по-другому.

Редакция задает вопросы: 1)Почему следствие принимает во внимание разносторонние экспертных заключений, но не настаивает на проведении одной, комплексной экспертизы, которая охватит и пожарную, и строительную части?

2) Законны ли действия следователя, который постановил отстранить от участия в рассмотрении дела эксперта из Ростова-на-Дону, который указал на нарушения, допущенные представителями газовой компании, и разработал план проведения натурного следственного эксперимента, который мог доказать причину возникновения и столь быстрого распространения пожара?


3) На каком основании стороне арендаторов площадей отказано в проведении следственного эксперимента?

4) Возбуждены ли уголовные дела в отношении должностных лиц мэрии Черкесска и республиканского управления МЧС?

И получаем ответ от СУ СКР по Карачаево-Черкесии, цитата: «В СУ СКР по КЧР поступило Ваше обращение, которое оставлено без ответа, в связи с отсутствием в нем сведений, достаточных для их разрешения».

Однако надежда для 326 человек остается. 5 марта дело погорельцев рассмотрит Черкесский городской суд. Не будем гадать, каким будет вердикт. Однако одно понятно уже сейчас: дело о пожаре на Тургеневском рынке, о котором почему-то не любят говорить власти, уже не осталось без огласки.

Илья Дмитриенко

Опубликовано 4 Марта в 9:06