USD: 63.81
EUR: 70.72
  1. Спецпроекты
  2. Расследования
Расследование «Кавказ Пост»: как вербуют россиян в Европе для транспортировки наркотиков
Прячет следы словенский Интерпол и чешская полиция.

Денис Булавин
В последние годы, в Европе значительно упростились процедуры перемещения денег и людей. Эти изменения стали благоприятной средой для стремительного роста разветвленной сети курьеров и каналов поставки наркотиков в Европу. Однако самым главным фактором роста стала коррупция, которая за сравнительно небольшой промежуток времени разъела не только правоохранительные и таможенные структуры стран Европы, но и проникла в сердце самой влиятельной организации по борьбе с наркотиками - Интерпол.Особенно сильно, коррупция поразила бюро Интерпола в Восточной Европе. Не случайно,согласно исследованию, проведенному Мировым экономическим форумом (журналBusiness Insider), самыми коррумпированными оказались Чехия, Словения и Венгрия.Российскому читателю эта информация наверняка покажется малоинтересной и далекой от российских реалий, особенно на фоне космических масштабов коррупции в самой России,однако проблема оказалась куда ближе к российским реалиям, чем может показаться с самого начала. Оказалoсь, что сотрудники чешской полиции и Интерпола тайно вербуют молодых россиян для распространения наркотиков. Журналисты "Кавказ Пост"представляют читателю детальную историю одной из таких вербовок, которая так и осталась бы тайной, как и многое другие, если бы не один бизнесмен из Сибири, чью едиственную дочь похитил муж-наркоман, завербованный полковником чешской полиции.
Единственную дочь похитил муж-наркоман, завербованный полковником чешской полиции.

Для Марии Модель все началось, когда ее муж Виктор в апреле 2015 года заставил ее уехать из России, испугавшись призыва в армию. Сначала супруги поехали в Черногорию,откуда Виктор совершил поездку в Чехию, где предположительно и был завербован полковником полиции Яном Рыбаром. Согласно переписке от августа 2015 года в социальных сетях, которую удалось добыть отцу Марии Евгению Юрьеву, Виктор находился в Чехии и начал искать в Праге связи с наркоторговцами и выяснять, как ему самому наладить там производство наркотиков. Затем, завершив разведку, Виктор возвращается в Будву (Черногорие), где арендовал квартиру с Марией, снимает с ее счета все деньги,которые родители открыли для супругов, затем удаляет информацию в своих аккаунтах и насильно увозит Марию в Чехию. По словам таксиста, который вез супругов в аэропорт,всю дорогу Мария плакала и умоляла мужа не уезжать. С того самого дня Мария пропала из всех соц.сетей и больше ни разу не связалась с родными и друзьями. В январе 2015 года в отношении Виктора в России заводится уголовное дело по подозрению в связях с наркомафией. Следователи получают на руки неопровержимые доказательства многочисленных встреч Виктора с представителями русского наркокартеля в Чехии.
Через несколько месяцев Виктор приходит в полицию Праги чтобы сообщить об утере паспорта, за 2 дня до окончания шенгенской визы. Получив протокол об утере, он приходит в российское консульство (с того момента прошло уже пять дней после истечения визы) и получает выездной документ, действительный 14 дней, однако в Россию не приезжает. Спустя пол года, в июне 2016, чешская полиция получает заявление родителей о её исчезновении и возможном насилии со стороны Виктора, так как только в мае 2016 года родители Марии узнали от МИД России о декабрьской истории с «утерей» паспорта Виктором. В это время Виктор и Мария уже объявлены российским Интерполом в розыск и вот здесь начитается самое интересное. Чешская полиция «чудесным» образом находит супругов Модель 15 июня 2016 в г. Кладно, и совершает незаконные действия вокруг их «задержания», как позднее признал департамент по внутреннему контролю полиции Среднечешского региона. В результате Виктора и Марию отпускают, несмотря на то, что у обоих просрочены визы, и их следы снова теряются. Родителям же Марии полиция сообщает, что их дочка в порядке, но не хочет с ними общаться. На следующий день после задержания супругов в полиции полковник Ян Рыбар, руководитель чешского уголовного розыска, связанный с чешским бюро Интерпола, останавливает розыск и сообщает российскому бюро лживую информацию о том, что Виктор и Мария в порядке и что они хотят жить в Евросоюзе.
Родители Марии обратились в чешскую полицию.
Бросается в глаза очевидная деталь – на следующий день после задержания в полицейском участке, консулу российского посольства в Праге звонит Виктор из другого полицейского участка - в Праге 1, куда он с Марией сами пришли сообщит об утрате паспортов. Cообщает, что он и жена утеряли паспорта и им нужны выездные документы в Россию. На вопрос консула, зачем в декабре 2015 Виктор сообщил об утрате паспорта, Виктор сказал,что на самом деле тогда не терял его, но сейчас - да. Несмотря на договоренность, в посольство супруги так и не приехали, и их следы опять исчезают.

Остается только догадываться, почему супруги приходили на участок в Праге, если за день до этого в г. Кладно тоже сообщили об утере паспортов (как писал Рыбар в сообщении родителям и прессе позднее). А главное, кто или что помешало им выехать в Россию.Достоверно неизвестно, тогда ли в полицейском участке в Кладно состоялась вербовка Виктора Рыбаром или ранее, однако возможно она состоялась летом 2015 года, а не в декабре, когда их задержали. Отсюда становится понятно, что Виктор как-то связан с чешскими полицейскими и именно поэтому был беспрепятственно отпущен из полиции без документов. Чтобы избежать абсолютизирования ситуации, лучше просто посмотреть на факты и действующих лиц отстраненно. Например, как могло произойти, что иностранцев,находящихся в международном розыске, «отпустили» без документов и виз. И в Кладно, и в Праге? Причем было известно, что в их отношении ведется уголовное дело, поскольку 3 июня 2016 родители Марии подали в полицию Чехии заявление, где уже было указано, что Виктор занимается наркоторговлей. Также в заявлении было указано и про угрозу жизни Марии. Даже если допустить, теоретически, что некие сотрудники полиции проявили халатность и не выяснили этот факт, об уголовном деле заведомо знал полковник Рыбар,ведь уже 16 июня 2016 года он ответил письмом именно на то самое заявление родителей.Как могло произойти, что их как минимум дважды «случайно» не передавали в полицию по делам иностранцев, и даже не сообщали туда? Не сообщили в консульство. Как могло «случайно» произойти, что у них дважды «не проверили» визы, а в Интерпол сообщили,что визы у них есть? То есть если бы полиция действовала как положено, то она бы рассмотрела внимательно заявление о преступлении в отношении без вести пропавшей.

Как могло произойти, что иностранцев, находящихся в международном розыске,«отпустили» без документов и виз?

Еще одна важная деталь. Несмотря на то, что полиция получает от родителей заявление о преступлении и действия полиции начинаются по заявлению о преступлении, когда Виктора и Марию находят, то делается вид, что супругов искали как без вести пропавших. Будто и не было информации о похищении, угрозe жизни и наркотиках. Виктора не допрашивают, не проверяют и не делают запрос в Россию, где на него уже заведено уголовное дело. И это не смотря на то, что помимо всего перечисленного у него нет ни паспорта, ни иных документов.

Подобные действия со стороны полиции подталкивают к очевидному выводу о том, что полицейские сознательно прикрывают Виктора, согласно заранее установленным договоренностям.
Подобные действия со стороны полиции подталкивают к очевидному выводу о том, что полицейские сознательно прикрывают Виктора согласно, либо заранее установленным договоренностям, либо вербуя для своих целей прямо на месте, а затем засекречивают все документы, включая протокол опроса, фотографии задержанных и т.д. При этом уже известный читателю полковник Рыбар, заявляет родителям, что супруги живут в Европе, и это при неопровержимых фактах отсутствия у пары документов и виз.

Затем повторяется уже отточенная схема бюрократического замкнутого круга и родителям опять дают ответ, что супруги живы и их заявление удовлетворено. То есть, родители писали о преступлении, о наркотиках и похищении, а Рыбар заявляет, что Марию искали как без вести пропавшую и теперь, когда полицейские нашли ее и убедились, что она цела и невредима, могут закрыть дело. Дело закрывается без указания четкого основания для прекращения. В это время родители подают два новых заявления, теперь уже добавляя к заявлению против Виктора заявление против полиции Чехии, где вновь предоставляют подтвержденных доказательств причастности Виктора к наркобизнесу в России и о его связях с дилерской группой «Прага Лайв», распространяющей наркотики в Чехии (есть подтверждение его переписки с лидером этой группы).

В ноябре 2017 года чешская газета Blesk публикует информацию о возможной связи Виктора с наркоторговлей, в связи с тем, что родители Марии опасаются, что Марию хотят убить в качестве неугодного свидетеля. Несколько дней позже в чешской прессе выходит релиз о международном полицейском мероприятии, где были задержаны наркоторговцы с большими наличными деньгами и даже шеф наркоторговли в Черногории. Дается информация, что самых крупных рыб по трафику из Южной Америки не поймали, как планировалось. Говорится о международной трассе наркоторговли через Нидерланды,Чехию, Словакию, Венгрию, Черногорию, Сербию. Не исключено, что именно информация о Викторе в газете Blesk сорвала спецоперацию нескольких стран по поимке «больших рыб» наркотрафика и заставила полицию ускорить какое-то запланированное мероприятие. На полковника Рыбара начинают оказывать давление и он пишет письмо в минюст Чехии, где признает, что полиция вынуждена была начать розыск Марии, потому что есть заявление родителей о пропаже и есть угроза жизни Марии и что он знает об уголовном деле Виктора в России.

В январе 2017 с отцом Марии проводится по его просьбе десятичасовой допрос, половина которого посвящена теме связи Виктора с наркотиками, где он передает полиции переведенные на чешский переписки Виктора с наркоторговцами. Несмотря на это, Рыбар продолжает публично утверждать, что никакого заявления об уголовном деле нет, а родители просто идиоты, которые опять пытаются найти свою взрослую дочь против ее воли, хотя в заявлении от родителей, которое упоминает полковник, нет ни слова о том,что Мария без вести пропала и то, что жизнь Марии находится под угрозой. То есть даже в официальном заявлении в минюст он скрывает, что основная тема родительского письма -тема связи Виктора с наркотиками. Чтобы отвести от себя дальнейшие неудобные вопросы и подозрения, чешские полицейские дают пресс-релиз в СМИ, где вновь умалчивают об истинных причинах розыска. Где вновь нет ни связи Виктора с наркотиками, ни угрозы для жизни Марии. Родители пытаются опровергнуть пресс-релиз и пишут письма в СМИ, что информация ошибочная и Марию не ищут как без вести пропавшую, а заявление подано родителями по преступлению. Параллельно с опровержениями, родители пишут письмо в полицейский президиум, где вновь настаивают на том, что в пресс-релизе содержится ложная информация и что на самом деле вся проблема в наркотиках, ведь все с них и началось. На это письмо полиция не отвечает, а из СМИ родителям отвечают, что журналисты связывались с представителями полиции и те вновь подтвердили свою версию.

И вот в феврале 2018, спикер полиции Нгуен заявляет, что Мария с Виктором были найдены в другой стране, но в какой - не уточняется. Опять распространяется ложная информация,как в пресс-релизе 2 января 2018, с дополнением, что оба они в абсолютном порядке и не желают, чтобы их родственники знали, где они находятся. То есть повторилась та же схема,чуть в ужесточенном виде, как в июне 2016, за которой, опять же, стоит уже неоднократно упомянутый выше полковник Рыбар. На наличие у полиции отработанной схемы указывает и тот факт, что ранее 22 декабря чешская полиция объявляет Марию в розыск в Интерпол как без вести пропавшую, где также сказано, что цель запроса - установить место жительства Виктора. Эта же формулировка про Виктора указанa в письме Рыбара в Министерство юстиции.
Несколько дней спустя уже родители Марии узнают, что Мария и Виктор «обнаружены» в Словении, и розыск останавливается. Словенский Интерпол дублирует ложную информацию и добавляет оперативную (закрытую для родителей Марии) информацию, что оба сбежали из России, так как опасаются за свои жизни из-за опасности, исходящей от отца Марии. А в Словению супруги будто бы прибыли в конце 2017 г. Обманул Рыбар своих коллег в Словении или они тоже знали, потому что были в "деле"? Информация о нахождении супругов, полученная от европейских коллег, заставляет российское МВД начать процедуру закрытия дела, однако отец Марии вовремя успевает предоставить им свою переписку с Марией до последнего дня её исчезновения, банковские выписки о том,как получала от родителей все время в Черногории крупные суммы денег и другие документы, свидетельствующие о том, что словенский Интерпол просто распространил клевету. Российские следователи пытаются выяснить со словенской стороной подробности «задержания» Виктора и Марии в Словении, однако им отказывают, ссылаясь на секретность личных данных, по той же схеме, как раньше в Чехии.

Российскому консулу в Словении, который интересуется делом, словенский Интерпол сообщает тоже самое. Позднее его посещают в посольстве (!), где без сопроводительного письма вручают записку, собственноручно написанную Марией, явно написанную под диктовку. Как будто Мария и Виктор не желают сообщать место своего жительства и извиняются перед родственниками за доставленные неприятности. Холодная, официальная записка. Но даже в ней извинения, которые никак не корреспондируются с обвинением в адрес отца Марии, указанном в письме словенского Интерпола российским следователям.Кстати, такая же информация была вброшена в социальные сети русскоязычной диаспоры в Праге в то время, когда родители начали её там искать. Мол, Мария сбежала от отца, и не надо помогать в её розыске. Именно на основании этой информации, многие чешские журналисты не рискнули написать про дело Марии.

Чешская полиция вновь, словно ящерица, отбрасывает хвост и родителям снова пишется благодарственное письмо о том, что те указали на ошибки полиции и содействуют по улучшению их работы. До этого все по тому же сценарию инсценируется обнаружение Марии и Виктора в Словении, и тот же следователь, который проводил допрос и изучал заявление родителей по Виктору, пишет адвокату родителей официальный ответ, что Мария обнаружена не в Чехии, и таким образом действия по заявлению родителей чешской полицией больше не производятся. По сути в третий раз повторен тот же трюк!
Вновь идет обработка со стороны уже словенского бюро Интерпола. Сначала обработка российского консула и правоохранительных органов России, а потом и матери Марии,которую вызывают для беседы. В процессе беседы матери вновь сообщается, что Интерпол нашел Марию и ее жизни ничто не угрожает, а поэтому дело можно закрыть. И снова ни слова про угрозу жизни и наркотики. Мать Марии подает в Словении заявлениe о преступлении в отношении Марии, где в который раз указывает, что Виктор причастен к наркотикам. В ответ родители получают письмо уже из Словенской полиции, где те снова утверждают, что у них нет никаких сведений о том, что жизни Марии что-то угрожает.

Круг снова замыкается, а сам полковник Рыбар продолжает агрессивно мешать поискам и прятать ключевые документы и информацию о местонахождении Марии, подключая при этом еще и Словенское бюро Интерпола, что заставляет предположить о наличии разветвленной сети «своих» людей в структурах Интерпола, действующих в интересах наркоторговцев. Сам полковник Рыбар был ранее осужден за коррупцию -взятки от вьетнамской диаспоры, однако в суде все обвинения были сняты, что только подтверждает теорию о сговоре внутри чешской полиции.

Сейчас родители Марии уже подали заявление в прокуратуру Словении против словенского бюро Интерпола и полиции Словении, однако без публичной огласки это дело вновь могут пустить по замкнутому бюрократическому кругу, на который у родителей Марии уже может не хватить сил (отец Марии пережил тяжелый инсульт в процессе поиска дочери). Если общественность и политики закроют на эту историю глаза, значит они закрыли глаза на сотни еще неслучившихся трагедий, которые произойдут в таком же гробовом молчании,коим сопровождается поиск Марии.

Великий историк Лев Самуилович Клейн говорил: «Каждое преступление — это авария души, крушение морали, но в каждом случае она обрушилась потому, что была изъедена ржавчиной раньше и глубже — в сознании общества, в том, что мы на многое закрывали глаза, о главном молчали и ко всему притерпелись»!
Если общественность и политики закроют на эту историю глаза, значит они закрыли глаза на сотни еще неслучившихся трагедий, которые произойдут в таком же гробовом молчании,коим сопровождается поиск Марии.
Опубликовано 17 Марта 2018 в 17:05