USD: 77.73
EUR: 85.74
  1. Спецпроекты
скфо
Русофобы «раскачивают» СКФО
Контртеррористическую операцию, которую Москва проводила в Чечне, до сих продолжают использовать в качестве повода для антироссийских политических требований несколько турецких «благотворительных» организаций. Активную деятельность вели они и в лагерях чеченских беженцев в Грузии и Азербайджане.
Удар ждут из-за Кавказского хребта?

На протяжении последних лет Северный Кавказ неуклонно милитаризируется. В сентябре 2010 года в ходе реформирования Вооруженных сил был создан Южный военный округ с командованием в Ростове-на-Дону. Он хоть и самый компактный на территории страны, зато объединяет все подразделения на территории двух федеральных округов – Северо-Кавказского и Южного, а также российские военные базы в Южной Осетии, Абхазии и Армении.

На территории Северного Кавказа постоянно идут тактические учения разных родов войск, активно ведется программа технического перевооружения. Ударной силой считается 49-я общевойсковая армия, которая была создана в 2011 году: ее штаб и бригада управления разместились в Ставрополе, хотя позднее их пытались перевести в Краснодар.
Из открытых источников можно узнать, что только в регионах Северного Кавказа дислоцировано более двух десятков соединений и частей, которые фактически замыкают тактическую оборонительную «дугу», обращенную к Большому Кавказскому хребту. Выходит, Москва видит основную угрозу именно со стороны южных соседей – то есть стран Ближнего Востока.
Одной из угроз, как можно предположить, видится Турция, российские отношения с которой последние годы развиваются по синусоиде: потепление – охлаждение – потепление... Переломным моментом стало уничтожение турецкими ВВС российского истребителя Су-24 в ноябре 2015 года, вину за который президент Реджеп Эрдоган возложил на «заговорщиков» из числа военных, поддерживающих Фетхуллаха Гюлена.

Именно на сторонников Гюлена, членов его религиозного движения «Хизмет», турецкие власти возложили и вину за убийство посла Андрея Карлова в декабре 2016 года, которое также стало из самых черных страниц российско-турецких отношений.
Турки справили поминки по Шамилю Басаеву

Институциональная нестабильность на Большом Ближнем Востоке, частью которого является и Северный Кавказ, приводит не только к обострению существующих угроз, но также и к формированию новых угроз безопасности.

Главная среди них – международный терроризм. Это сегодня он ассоциируется с «Исламским государством», в рядах которого сражаются выходцы из десятков стран планеты. Впрочем, с подобной «интернационализацией» терроризма Россия столкнулась давно, еще задолго до появления «Исламского государства»: так, во время первой и второй Чеченских войн ряды сепаратистов пополняли иностранные наемники.
Питательная среда для распространения терроризма – социально-экономический протест, который нередко канализируется внешними акторами, заинтересованными в дестабилизации ситуации. Как демонстрируют примеры с уничтожением Су-24 или убийством российского посла в Анкаре, к числу этих акторов относится и часть военно-политического истеблишмента Турции.

С этой вредоносной деятельностью, которая маскировалась под благотворительную, Россия столкнулась давно. Достаточно вспомнить пример турецкого фонда Insan Hak ve Hürriyetleri («Права и свободы человека»), учрежденного еще в 1992 году в Германии. Он проводил гуманитарные акции в различных странах исламского мира (как правило, воюющих) – от Боснии до Афганистана.
Впрочем, вскоре выяснилось, что это лишь прикрытие: в 2008 году Израиль включил IHH в в список террористических организаций, обвинив в военной поддержке «Хамаса». А в 2010 году турецкий фонд стал основным организатором «Флотилии свободы», пытавшейся прорвать блокаду Сектора Газа.

В сфере интересов организации была и Чечня: как указывал еще в 2006 году специалист по терроризму Эван Колманн из Датского института международных отношений, IHH под видом гуманитарных акций, вероятно, обеспечивать трафик наемников на территорию воюющей республики.

Потому совсем уж неудивительным на этом фоне выглядит то, что в июле 2006 года именно IHH провела поминки по убитому в ходе спецоперации ФСБ Шамилю Басаеву в стамбульской мечети Фатих, собравшие якобы десятки тысяч человек. Любопытно, что новость-фоторепортаж о поминках, первоначально размещенная на сайте IHH, затем была удалена.

Не стоит обманываться благими лозунгами
Еще одна «благотворительная» турецкая организация, деятельность которой была широко распространена в кавказском регионе – это Imkander, созданный в 2009 году (после официальной отмены режима КТО в Чеченской Республике).

Официальная цель, как и в случае с IHH, звучала привлекательно – оказывать гуманитарную помощь вдовам и сиротам жертв вооруженного конфликта на Северном Кавказе. Начиная с 2011 года, волонтеры Imkander регулярно проводили гуманитарные акции в Панкисском ущелье – регионе Грузии, граничащем с Чечней: бесплатно раздавали еду малоимущим в Курбан-Байрам.

Так же и IHH оказывал гуманитарную помощь чеченским беженцам в Грузии и Азербайджане, проводил благотворительные акции в Крыму (до его присоединения к России), которые неизменно широко освещались организацией. В частности, фонд помогал сиротам, малоимущим семьям, беженцам.
Однако благородные цели Imkander и IHH не должны были вводить в заблуждение власти ни России, ни стран Южного Кавказа. Гуманитарная деятельность «благотворителей» тесно переплеталась с политической.

В частности, Imkander занимался сбором средств на лечение боевиков «Имарата «Кавказ» (через его информационный рупор – интернет-портал «Кавказ-центр»). В феврале 2014 года лидер организации Мурат Ёзер прибыл на похороны убитого во время обстрела Алеппо чеченского боевика Руслана Мачаликашвили, полевого командира «Джабхат ан-Нусры» (известен под арабским именем Сейфуллах аль-Шишани) и выступил с пламенной речью.

А в марте 2014 года, после подтверждения гибели самопровозглашенного амира «Имарата Кавказ» Доку Умарова, Imkander организовал серию траурных митингов в разных городах Турции, где есть большие салафитские общины выходцев с Северного Кавказа.
Главной темой конференции был геноцид черкесов
Кто «качает» тему с геноцидом?

А в мае 2012 года Imkander провел в Стамбуле «Международную кавказскую конференцию», на которую были приглашены правозащитники из разных стран. Главной темой конференции был геноцид черкесов в Российской империи – на тот момент, в преддверии сочинской Олимпиады, безусловно, крайне болезненная для властей России.

Следующий форум прошел вскоре после окончания Олимпиады, в мае 2014 года. Но на сей раз его участники (в том числе правозащитники из Дагестана и Грузии) обсуждали уже не только черкесский геноцид, но и решительно осудили «аннексию Крыма Россией» и притеснения крымских татар.
В декабре 2012 года, а затем в ноябре 2014 года Imkander организовал акции протеста против визита в Турцию президента Владимира Путина. Причем если в первом марше (он прошел под окнами российского посольства в Стамбуле) вполне осознанно участвовали взрослые, то в 2014 году Imkander использовал детей. Под видеозапись они проходили перед стамбульским консульством, неся в руках плакаты с надписями на турецком и русском языках: «Россия, убирайся с Кавказа» и «Убийцы Путин, мы не сдадимся тебе!»

Скажем, последняя сколько-либо громкая антироссийская акция Imkander – это марш протеста в Стамбуле в июле 2017 года перед зданием российского консульства. по заверениям самой организации, в нем участвовали «чеченские беженцы, жертвы российской оккупации Кавказа».

Никакой явной реакции со стороны властей Стамбула и Турции на заведомо провокационные акции не последовало.

Главный «раздражитель» – Алеппо

Новый толчок в развитии турецкие «благотворительные» фонды получили с началом гражданской войны в Сирии. В частности, в 2012 года гуманитарная миссия Imkander начала работу в Алеппо, Атма и Идлибе. IHH также активно проводит гуманитарные акции на территории Сирии.

И если раньше из уст руководителей подобных организаций в адрес России систематически звучали обвинения в военных преступлениях в Чечне, то теперь фокус внимания сместился на Сирию. В частности, в октябре 2016 года Бюлент Йилдырым на траурном митинге в стамбульской мечети Фатих (именно в ней в 2006 году поминали Шамиля Басаева) обвинил Россию в военных преступлениях во время штурма Алеппо.

Тогда же обвинения в адрес России звучали и со стороны еще одной благотворительной организации Öncü Nesil («Будущее поколение»). А в настоящее время лидер IHH Бюлент Йилдырым обвиняет Россию в бомбардировках мирных территорий в сирийской провинции Идлиб.
Российские власти неоднократно пытались добиться запрета деструктивной деятельности турецких благотворительных организаций. В частности, МИД России в марте 2013 года обратился в Комитет по санкциям против «Аль-Каиды» Совбеза ООН с требованием запретить деятельность Imkander как террористической организации. Однако США и Азербайджан выступили против включения турецкой организации в «черный список» на том основании, что якобы Россия не предоставила достаточные доказательства ее «теневого» участия в военных операциях.

Тогда же Россия, кстати, требовала включить в санкционный список ООН и гражданина Финляндии Микаэля Стуршё – владельца сайта «Кавказ-центра». Эту часть резолюции заблокировали Великобритания, Франция и Люксембург. Стуршё, кстати, по-прежнему тесно связан с Imkander: в частности, именно он председательствовал на Международной кавказской конференции в Стамбуле в мае 2014 года.
«Это еще одно свидетельство разочаровывающей политики «двойных стандартов» и манипулирования в вопросах, влияющих на эффективность использования режимов антитеррористических санкций Совета Безопасности ООН. Селективный подход наших партнеров, квалифицирующих деятельность физических и юридических лиц как террористическую, сам по себе напомнил об «эффекте бумеранга», подтвердив необходимость солидарности в борьбе с угрозой терроризма», – заявил российский МИД в официальном комментарии после решения Комитета по санкциям Совбеза ООН. Однако повторно обращаться в комитет не стал.

В апреле 2016 года представитель России в ООН Виталий Чуркин заявлял, что Insan Hak ve Hürriyetleri под видом доставки гуманитарных грузов в Сирию осуществляет транзит оружия (как ранее в Чечне). Однако, как и ранее в случае с Imkander, действенной реакции ООН не последовала.



Наносят последний, репутационный, удар

Последние годы «благотворители» Imkander, IHH и Öncü Nesil окончательно исчезли с территории не только России, но и государств Южного Кавказа. Надо полагать, это результат более плотной работы спецслужб на фоне очередного потепления отношений между Россией и Турцией, которая явно не заинтересована в обвинениях в антироссийской политической активности.

Возможно, и в самом турецком обществе меняется отношение к деятельности подобных «благотворителей». Скажем, еще в 2012 году турецкая пресса сообщала, что председатель Insan Hak ve Hürriyetleri юрист Бюлент Йилдырым стал фигурантом прокурорского расследования о финансировании «Аль-Каиды». И хотя дальнейшего развития это расследование, судя по всему, не получило, это крайне серьезный репутационный удар с позиции общества, которое все острее сталкивается с террористической угрозой.

Ведь одно дело поддерживать анонимных «жертв кровавого российского режима», а совсем другое – вполне реальных террористов, которые взрывают турецкие аэропорты, отели и полицейские участки.

Антон Чаблин
Опубликовано 16 Февраля 2019 в 10:02