USD: 63.89
EUR: 70.41
  1. Спецпроекты
  2. События
Абхазия разделилась на три части
На президентских выборах сразу три политика получили равную поддержку населения
Впервые в истории Абхазии президента не удалось избрать в первом туре – действующий глава Рауль Хаджимба и лидеры оппозиции Алхас Квициния, Олег Аршба набрали почти одинаковое количество голосов. Второй тур пройдет 8 сентября.

Фиаско власти и разделенная оппозиция

Выборы президента Абхазии едва не оказались под угрозой срыва после того, как один из лидеров оппозиции Аслан Бжания тяжело заболел. Бывший руководитель Службы госбезопасности Абхазии 18 апреля был доставлен в одну из московских клиник с диагнозом «тяжелая пневмония». Затем из Москвы его отправили в Германию, а соратники Бжании заявили, что генерал-майор был отравлен: якобы, в организме политика и двух его охранников обнаружены следы ртути и алюминия. Обвинений в чей-либо адрес оппозиционеры не выдвигали, но подспудно в выступлениях возникала фамилия действующего президента Рауля Хаджимбы.

Сторонники оппозиционера (а его поддержали две партии – «Амцахара» и «Единая Абхазия») провели акцию протеста в Сухуми, требуя перенести выборы, чтобы генерал-майор, поправившись, мог участвовать в них. Однако 14 июля Бжания, так и не появлявшийся после болезни в Абхазии, сообщил своим сторонникам, что участвовать в выборах не намерен.

И предложил поддержать своего протеже – сопредседателя партии «Амцахара» Алхаса Квицинию. Тот в итоге заручился поддержкой почти 22% избирателей, в то время как действующий президент получил почти 24%.
Аслан Бжания
Почти вровень с Квицинией пришел к финишной черте и еще один оппозиционер – Олег Аршба. Как и Бжания, он генерал-майор, бывший заместитель начальника Генерального штаба и бывший заместитель министра иностранных дел.

Оспаривать результаты голосования Аршба не стал, пожелав вышедшему во второй тур Квицинии удачи во втором туре. Вероятно, от того, насколько сумеет он консолидировать протестный электорат республики, зависит окончательный исход кампании – тем более, что оппозиция очень жестко критикует действующую власть, обвиняя ее в коррумпированности, потворстве организованной преступности и рейдерству и, как итог, социальной деградации Абхазии. Неудивительно, что в сравнении с выборами-2014 поддержка Хаджимбы упала почти вдвое (при 56%-ной явке аномально высоким оказалась и доля испорченных бюллетеней – своеобразный аналог «Против всех»).
«Войну» Абхазии объявила уже и Украина

Как ни покажется странным, но для России «персональные» результаты выборов в Абхазии не так важны: все ведущие кандидаты в президенты были в равной степени пророссийскими. И это объяснимо: почти на 95% бюджет частично признанного государства зависит от России, которая финансирует социальное и инфраструктурное строительство, выплаты пенсий и зарплат бюджетникам. Не стоит забывать и о туристическом потоке из России, который только в мае-июле составил 600 тысяч человек. А буквально накануне выборов было объявлено о том, что Москва профинансирует модернизацию армии Абхазии.

Столь же ожидаемой оказалась и реакция международного сообщества, которое абхазские выборы не приняло. На них в качестве наблюдателей были представители лишь непризнанных и частично признанных государств – ДНР, ЛНР, Нагорного Карабаха, Приднестровья, Южной Осетии...
Павел Климкин
МИДы сразу нескольких стран выступили с заявлениями о непризнании выборов. В числе первых оказалась, естественно, Грузия, по-прежнему считающая Абхазию своей составной частью. Примкнул к ней Азербайджан, а еще 15 стран подписали коммюнике по поводу нелегитимности выборов (среди них США, Великобритания, Канада, государства Евросоюза... а также пытающаяся застолбить место в панъевропейском «доме» Украина).

Украина рассматривает эту президентскую кампанию как очередную провокационную попытку Москвы легитимизировать пророссийский сепаратистский режим на оккупированной грузинской территории, – заявил глава украинского внешнеполитического ведомства Павел Климкин.

Любопытно, что даже грузинский президент Саломе Зурабишвили оказалась более сдержанна в оценках, нежели киевские политики: «Верю, что настанет время, когда Абхазия и Южная Осетия мирно вернутся в единое государственное пространство Грузии. Мое главное желание и основная цель в том, чтобы это произошло в ближайшем будущем».
Силаев: результаты второго тура непредсказуемы

– Главный итог первого тура (а в том, что будет два тура, мало кто сомневался) – стабильная ситуация в республике, по крайней мере на сегодняшний день, – объясняет в интервью «Кавказ Пост» старший научных сотрудник Института международных исследований МГИМО Николай Силаев. – Предвыборная борьба шла в рамках действующего законодательства и норм приличий, не нанеся, слава богу, никакого ущерба курортному сезону.

Итог первого тура также вполне предсказуем: можно было спорить только о том, Аршба или Квициния выйдут во второй тур. Своего рода ноу-хау этих выборов стало использование «троиц» – плакатов с изображением рядом с кандидатами в президенты или вице-президенты персоны, формально не участвующей в выборах, но являющейся или «знаменем» или «серым кардиналом» этой кампании. Таким «третьим» у Аршбы оказался Александр Анкваб, у Квициния – Аслан Бжания.
Сможет ли оппозиция консолидироваться, это большой вопрос. Если бы она консолидированной вышла бы на первый тур, то у нее был бы шанс на победу уже в первом туре.

Аршба-Анкваб могут, если захотят, призвать свой электорат голосовать за Квициния, и значительная часть электората последуют этому призыву. Но нужно ли это самому Анквабу? Он может попытаться поддержать Хаджимбу в обмен на некие обещания, но пойдет ли его оппозиционный электорат голосовать за действующего президента?

Поэтому исход второго тура сейчас непредсказуем.

Пока что больше шансов на то, что Рауль Хаджимба останется президентом. Кстати, еще одна особенность этих выборов – у всех кандидатов практически отсутствовали внятные и разработанные предвыборные программы.

Антон Чаблин
Опубликовано 28 Августа в 7:36