USD: 63.57
EUR: 70.46
  1. Спецпроекты
  2. События
Кто теперь будет «рулить» Ингушетией
Каких людей приведет к руководству республикой Махмуд-Али Калиматов?
Главных задач для врио главы Ингушетии общественные активисты видят три: это пересмотр соглашения с Чечней об установлении границы, обуздание коррупции и освобождение политических заключенных. Сам Махмуд-Али Калиматов называет совсем иные приоритеты – здравоохранение, сельское хозяйство и экологию.
Синекуры для «отставников»

Уже много написано и сказано про отставку Юнус-бека Евкурова, которая, несомненно, стала одним из важнейших политических событий на Северном Кавказе в 2019 году. О его новом месте работе пока официально не сообщается, но, вероятнее всего, он займет пост заместителя министра обороны Сергея Шойгу.

Формально, конечно, это повышение (с регионального на федеральный уровень), но на самом деле, несомненно, – понижение. Подобная «рокировка» для северокавказских губернаторов происходит не впервые. Достаточно вспомнить, что в 2007 году понадобилось «расчистить» место для молодого главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова, и его предшественник Алу Алханов был назначен заместителем министра юстиции РФ (кстати, на этом посту он пребывает до сих пор).
Для других северокавказских «отставников» также находились самые различные должности: от члена Центризбиркома (как для бывшего главы Карачаево-Черкесии Бориса Эбзеева в феврале 2011 года) до заместителя главы президентской администрации (для экс-главы Дагестана Магомедсалама Магомедова в январе 2013 года).

Для кого-то и вовсе приходилось придумывать прежде несуществующие должности: скажем, Рамазан Абдулатипов в октябре 2017 года стал специальным представителем президента РФ в странах Каспийского региона, а Юрий Коков в сентябре 2018 года – заместителем секретаря Совбеза РФ.
Откуда столько ненависти?

Евкурова многие провожают в регионе отнюдь не лестными эпитетами. Вспоминают, конечно, скандальное соглашение с Рамзаном Кадыровым, подписанное в октябре 2018 года, об установлении границ между двумя регионами, и последовавшие за ними акции протеста в Магасе.

А еще – нападение неизвестных на журналистов и правозащитников в марте 2016 года близ границы с Чечней: Евкуров тогда требовал «настучать им [активистам] по голове всех и выгнать с республики, чтоб больше близко в республике не были». Настучали. Нападавшие, кстати, до сих пор не найдены.

Еще были многочисленные коррупционные скандалы: восемь ингушских министров за последнее десятилетие осуждены за мздоимство. Кстати, сразу после назначения врио главы республики Махмуда-Али Калиматова к нему обратились члены политсовета демократического союза «Нийсхо» («Справедливость») Исса Дашлакиев и Руслан Ужахов с просьбой обуздать коррупцию в республике. А еще – вернуть земли, переданные Чечне.
Сам Калиматов эти болезненные вопросы пока никак не комментирует. Заявил лишь, что в качестве приоритетов в его работе будут пока лишь здравоохранение, сельское хозяйство и экология.

Правительство Ингушетии, которое возглавляет Зялимхан Евлоев, Калиматов распускать также не намерен. «Надо сперва изучить ситуацию, насколько ответственно работник подходит к исполнению своих обязанностей, его семейное положение», – заявил врио главы республики. Ну а пока «Кавказ Пост» собрал мнения экспертов о причинах и последствиях смены власти в Ингушетии.
«Против него восстанет весь народ»

Эмилия Слабунова, председатель демократической партии «Яблоко»:

– Безусловно то, что произошло в Ингушетии, является яркой иллюстрацией политики нынешней власти, всех ее ошибок и пороков. Бесконечные изменения в административно-территориальном делении, которые происходили за последнее время… все это делалось сознательно, чтобы в любой момент можно было использовать их как разменную карту и столкнуть лбами два народа, чтобы манипулировать и решать другие политические задачи при пренебрежении правами и свободами граждан.

В Ингушетии нет свободных СМИ, которые могли бы стать площадкой, где можно было бы проводить обсуждение для выработки решений по любым вопросам – будь то вопросы границ, занятости, образования.

Всё это и привело к тому, что в обществе накопилось ощущение унижения, пренебрежительного отношения к себе. Это и «выстрелило» такими массовыми протестами. Запрос на политические изменения в Ингушетии есть, со стороны малого и среднего бизнеса есть запрос на нормальную деловую среду, конкуренцию, защиту собственности.
Кирилл Маркелов, профессор Севастопольского филиала МГУ:

– Обратите внимание на то, какую политику федеральный Центр проводит в отношении Ингушетии. Он назначает главой такого ингуша, который в первую очередь является по менталитету своим федеральным, «материковым», чиновником. И он в первую очередь не отстаивает интересы своей республики, а делает то, что скажет федеральный Центр.

Моя точка зрения состоит в том, что глава субъекта Федерации должен отстаивать в первую очередь не федеральные интересы, а интересы своего региона. На это должен быть «заточен» и глава Ингушетии. В противном случае произойдет то, что произошло с Евкуровым: против него восстанет весь народ.

Евкуров «достал» федеральный центр, он не справился с ситуацией, но его преемника назначают точно по такому же кадровому принципу – Калиматов даже не местный чиновник, который всю жизнь посвятил своей республике, а работал в других регионах. Но такими людьми легче управлять, на них легче давить.
Ахмед Бузуртанов, руководитель Ингушского отделения «Опоры России»:

– Евкурову стало понятно, что «миссия не выполнима» с таким уровнем лояльности населения. Даже после событий октября 2018 года он допускал, что его внутренние настройки, сделанные за десять лет в различных социальных группах, ему помогут переломить ситуацию.

Возможно, эту уверенность он получил, когда с первых же дней сумел вывести из протеста лидеров салафитского толка со значительной частью последователей – но даже среди них думающая и пассионарная часть осталась в протестном движении. Лидеры гражданских сил сумели взяться за руки со всеми, кто мог хоть как-то влиять на общество и изолировали себя от влияния Евкурова.

Антон Чаблин
Опубликовано 2 Июля в 7:28