Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Спецпроекты Мнения
Женское обрезание на Кавказе: многие не слышали, Коран запрещает, а проблема остается
«Кавказ Пост» разбирался, почему варварская операция в отношении девочек 5-12 лет все еще имеет место в СКФО даже сейчас, в 21 веке.
Не запрещено, значит, разрешено?
Девочек в России, в частности, в Дагестане, продолжают калечить, подвергая так называемому «женскому обрезанию». Фактически запрета законодательного на этот вид операций нет, хотя он действует, к примеру, в 19 странах Европы. Есть данные, что в Дагестане больше тысячи девочек «обрезают» каждый год. Что собой представляет процедура? Всемирная организация здравоохранения выделяет четыре типа операций. Частичное или полное удаление клитора или клиторального капюшона, малых половых губ, сужение входа во влагалище, а также другие наносящие вред операции на женских гениталиях в немедицинских целях (прокалывание, пирсинг, надрезание, выскабливание, клеймение и др.).

В мировом медицинском сообществе как правило применяются термины «нанесение увечий женским гениталиям, калечащие операции на женских половых органах или повреждение женских гениталий». Сопоставление женского обрезания с обрезанием у мужчин оспаривается, поскольку клиторидэктомия скорее является эквивалентом ампутации большей части пениса.
Неудобные вопросы, страшные ответы
Кандидат политических наук, президент центра «Кавказ. Мир. Развитие» Саида Сиражудинова рассказала о том, как и для чего проводится женское обрезание в Дагестане, и этот дикий обычай не удается искоренить. В интервью «Лента.ру» она пояснила, что отправлялась в процессе подготовки своего доклада в высокогорные районы — Кизилюртовский, Кизлярский, Тарумовский и Хасавюртовский. Там живут андо-цезские и аварские народы. Врачи-гинекологи, с которыми ей удалось беседовать, рассказывали, что женское обрезание практикуют также на юге республики.
Саида Сиражудинова
По словам Сиражудиновой, в других республиках СКФО обрезание девочек не так массово. В Дагестане же - это целые районы. Собирать информацию предельно сложно. Люди наотрез отказывались говорить, услышав деликатные вопросы. Эксперт поясняет: «Эту традицию стараются сохранить, уберечь, не допустить вторжения чужих. Мне немного проще из-за того, что у меня есть родственники в том районе. Чтобы организовать беседы, требовались контакты. Это как снежный ком: друзья, друзья друзей и так далее».
Ислам вообще ни при чем
Саида Сиражудинова также говорит, что обрезание девочек - это скорее доисламские пережитки. По ее словам, «подобную практику поддерживают как раз представители нетрадиционного ислама». Во главу угла ставится посыл, что операция проводится в совсем маленьком возрасте, а после нее «в переходном возрасте у нас не бывает бешеных женщин».

Напомним, что широкий общественный резонанс спровоцировало заявление председателя Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаила Бердиева. Муфтий 17 августа 2016 года сказал, что он лично приветствует идею «обрезания» всех женщин». Это, по мнению муфтия нужно, «чтобы разврата не было на Земле, чтобы сексуальность уменьшилась». Вечером того же дня Бердиев назвал свое высказывание о урезонивании прыти женщин шуткой.
В Совете муфтиев России прокомментировали заявление Бердиева, назвав женское обрезание традицией, чуждой исламу.

А затем муфтият Дагестана выпустил фетву, где сказано, что удаление клитора или половых губ запрещено в исламе. Там же говорится о допустимости удаления части клиторального капюшона «компетентным специалистом» в случае, «если у женщины есть лишняя кожа вокруг клитора». С одной стороны, это признание религиозными властями самого факта существования проблемы и попытка ограничить применение калечащих практик, с другой — оставлена лазейка для тех, кто хочет продолжать практиковать «обрезание».

А мужчинам все равно
Те, кого удается вызвать на откровенный разговор, признаются - операции проводятся в атмосфере строжайшей секретности. Никакого обезболивания и медицинских инструментов. Как правило, человек, который оперирует, делает все по своему усмотрению. В итоге жуткая картинка о пережитой боли остается на всю жизнь с женщиной. А потом круг замыкается. Матери, перенесшие варварскую операцию на гениталиях, сами ведут дочек под нож в угоду мужчинам. Мотивируется это тем, что девочки иначе не станут мусульманками. Так надо, и все тут!
Саида Сиражудинова добавляет, что мужчинам в общем-то все равно, обрезанная жена или нет. Дагестанские имамы за пределами республики якобы говорили, что многие мужчины жалуются. Но в горных районах Дагестана Сиражудиновой отвечали, что им все равно: «Какая нам разница? Это ее проблемы! Какая есть — такая есть».
По мнению эксперта, корень зла кроется в том, что традиции обрезания сильны в местностях закрытых, где велико влияние общины, желание сохранить свою идентичность.
При этом, отмечает эксперт, в ходе исследования об отношении дагестанского общества к обрезанию выяснилось, что половина дагестанцев вообще не слышала никогда об этой проблеме.
Молчание опасно
Только единичные случаи женского обрезания на Северном Кавказе попадают в публичное пространство, а многие подвергшиеся этой операции отказываются говорить об этом. Напомним, что в прошлом году жительнице Чечни удалось добиться возбуждения уголовного дела после того, как ее девятилетнюю дочку обрезали в клинике «Айболит» в Назрани. Ребенка держали трое. При этом в самой клинике утверждают, что провели лишь насечку.

Родители разошлись еще до рождения девочки. Отец живет в Ингушетии, мать — в Чечне. Однажды отец стал настойчиво звать детей (у девочки есть старший брат) в гости на выходные. Мать согласилась. В пятницу дети уехали, а уже в субботу сын позвонил маме и рассказал, что сестре плохо, папа дал 500 рублей и сказал садиться на маршрутку и ехать обратно в Грозный.

Выяснилось, что мачеха отвела девятилетнюю падчерицу и свою родную дочку в лечебно-диагностический центр «Айболит». В тот момент клиника открыто предоставляла услуги по «женскому обрезанию» (прайс сохранился в веб-архивах). Сначала операции подвергли родную дочку, потом — падчерицу. Врач-гинеколог Изаня Нальгиева (в клинике она была трудоустроена как медсестра стоматкабинета) говорила девочке, что такую «прививку» делают всем, и что та без нее умрет.

После операции у ребенка началось кровотечение, а по возвращении в Грозный поднялась температура, вызвали скорую.

Мама обратилась в полицию. Врачу предъявлено обвинение в умышленном причинении легкого вреда здоровью, самое суровое наказание, которое ей грозит, — четыре месяца ареста. В возбуждении дела в отношении взрослых, которые привели девочку на операцию, и руководителей клиники — отказано.
Право женщины на ее сексуальность стигматизировано
«Следователь спросил, были ли сохранены детородные функции? Когда мы определяем вред для здоровья, мы оцениваем не только сохранение детородных функций, но также и способность к совокуплению и зачатию. И вывод из такой из рук вон плохо проведенной экспертизы был, что это кратковременное расстройство здоровья от 6 до 21 дня. Фактически то же самое, как если бы они оценивали рану на пальце. Получается, рана на пальце и рана на клиторе — это одно и то же».

Татьяна Саввина
Старший юрист проекта «Правовая инициатива»
Исламовед Ахмет Ярлыкапов добавляет, что «женское обрезание» воспринимается некоторыми мусульманами на Кавказе как признак богобоязненности, показатель элитарности и используется семьями, в которых растут девочки, в брачных стратегиях, для демонстрации власти рода над женщиной, в том числе над ее телом.

А тем временем, стала известна дальнейшая судьба Изани Нальгиевой - скандально известного детского гинеколога, которая проводила в частном медицинском центре «Айболит» в Магасе. В «Айболите» на не появлялась с момента начала судебного разбирательства. Продолжает работать в Республиканской детской поликлинике.



Автор Владлена Кириллина
Верстка Михаил Зарецкий