Происшествия Экономика Политика Общество Культура Отдых Выборы 2021 Спецпроекты Мнения

Темрезов: годы идут, а проблемы Карачаево-Черкесии не решаются?

Политикa Северный КавказАрхызТемрезовглавареспубликаправительствотуризм
Темрезов: годы идут, а проблемы Карачаево-Черкесии не решаются?
«Кавказ Пост» подвергла дотошному анализу деятельность главы Карачаево-Черкесии.

Темрезов: кого приблизил, кого отдалил

«Кавказ Пост» продолжает подводить итоги работы глав Северного Кавказа. Мы уже рассказали о двух главах, которые возглавили свои регионы в 2013 году, – это Рамазан Абдулатипов и Владимир Владимиров.

Сегодня наш рассказ о Рашиде Темрезове, который руководит Карачаево-Черкесией с 2011 года. Это единственный постсоветский руководитель республики, который сумел удержаться на своем посту более одного срока. Объясняется это тем, что Темрезову удалось одолеть всех своих политических соперников: кто-то ушел в небытие, а кто-то, напротив, оказался одарен новыми постами.

После того, как президент доверил Темрезову возглавить Карачаеву-Черкесию, говорили, будто это креатура его предшественника Мустафы Батдыева. Тот, еще в 2008 году покинув губернаторский пост, получил, как принято на Северном Кавказе, непыльную должность – возглавил республиканское отделение Пенсионного фонда. Однако в июле 2015 года Батдыева окончательно проводили на пенсию, лишились должностей и последние представители его команды, в частности, управляющий региональным отделением Россельхозбанка Марат Батдыев (сын экс-президента) и исполнительный директор территориального Фонда обязательного медстрахования (ФОМС) Шамиль Чотчаев.

Переиграл Темрезов своих непримиримых оппонентов – бизнесменов Марата и Эдуарда Маршанкуловых (они возглавляют, соответственно, Карачаево-Черкесское и Ставропольское региональные отделения партии «Коммунисты России») и бывшего мэра Карачаевска Солтана Семенова (в марте 2015 года возглавил ФГБУ «Карачаево-Черкесскмелиоводхоз», хотя уже третий год продолжает работать с приставкой «врио»).

Хотя и остаются напряженными, но далеки от прежней конфронтационности отношения Темрезова с бывшим главой администрации Хабезского района Рауфом Арашуковым (в сентябре 2016 года назначен сенатором от правительства республики).

Строительный триумвират

Ротация элит, произошедшая при Темрезове, привела к тому, что сейчас «в фаворе» приближенные к нему люди. Скажем, бывший директор «Дирекции капитального строительства», а ныне сенатор Ахмат Салпагаров, семья которого контролирует тройку крупнейших государственных подрядчиков в Карачаево-Черкесии – ИСК «Кубанское», «Шанс» и СУМС «Карачаевское».

Неплохо себя чувствует и другой бывший бизнесмен, ныне мэр Черкесска Руслан Тамбиев. Формально, бизнесом сегодня занимается его супруга: владеет электросетями и расчетным центром в Черкесске, гостиницами в Черкесске, строит дороги и коммунальные сети.

Стремительно укрепляет позиции Алий Каитов, бывший гендиректор завода «Кавказцемент». Отсидевший девять лет за организацию убийства, ныне он возглавляет электросети Черкесска (учредитель – бывший водитель Каитова).

Родной  брат Алия Каитова, Ахмат Каитов, в июле 2016 года был назначен директором Карачаево-Черкесского автодора. А деловой партнер Каитова (в прошлом совладелец и исполнительный директор «Кавказцемента»), Николай Мурадов в октябре 2016 года стал генеральным директором ФГБУ «Ставропольмелиоводхоз» (как и его коллега Солтан Семенов тоже, кстати, до сих пор с приставкой «врио»).

Лишний штрих к картине натянутых отношений Карачаево-Черкесии и Ставрополья в «водной» сфере. Последний повод для разногласий – это судьба Эшкаконского водохранилища на границе двух регионов, каждый из которых претендует на право обслуживания гидроузел (а значит, и на бюджетное финансирование).

эшк.jpegЭшкаконское водохранилище на границе двух регионов

Правительство чемоданных настроений

Именно так можно назвать кабинет министров, несмотря на то, что структурных преобразований, начиная с 2011 года, в правительстве Карачаево-Черкесии было немного. Разве что в апреле 2013 года у Минстроя изъяли надзорные функции, передав их вновь созданному управлению государственного жилищного надзора (оно, кстати, и так существовало в Карачаево-Черкесии до 2011 года, но было упразднено Темрезовым).

В апреле 2015 года республиканское Управление по делам молодежи присоединили к Министерству туризма и курортов (во всех других регионах СКФО это либо самостоятельное ведомство, либо «молодежные» функции есть у Минобразования). Наконец, в январе нынешнего года было преобразовано Управление по обеспечению деятельности мировых судей в Карачаево-Черкесии.

При этом за пять лет первого губернаторского срока Рашида Темрезова в Карачаево-Черкесии, по подсчетам «Кавказ Пост», сменились четыре премьер-министра, пять министров экономического развития, пять министров имущественных и земельных отношений, четыре министра образования и науки...

Вместе с тем, в команде Темрезова много и «бессменных» чиновников, которые трудятся с 2011 года: глава Минфина Рустам Эльканов, начальники продовольственной инспекции Маджит Чагаров, инспекции гостехнадзора Александр Ткачев, Управления по тарифам и ценам Мухамат Чомаев... А, скажем, начальник управления в сфере госзакупок Алибек Чотчаев и вовсе выходец из команды прежнего президента республики Бориса Эбзеева.

эльканов.JPGГлава Минфина КЧР Рустам Эльканов

Вместе с тем, именно монополизация сферы госзаказа – одна из главных претензий критиков Рашида Темрезова. Недавно разразился очередной скандал: первый замминистра Одес Байсултанов, проинспектировав ход освоения северного склона хребта Абишира-Ахуба (тут должны появиться горнолыжные поселки Лунная поляна и Дукка), пригрозил расторгнуть контракты с подрядчиками. Сейчас освоением северного склона, как выяснило «Кавказ Пост», занимается ООО «РосЮгСтрой», которым владеет бизнесмен Роберт Хубиев.

Корпоративные войны хоронят имидж

Самой значительной победой Темрезова называют привлечение инвестиций в Карачаево-Черкесию. По данным Росстата, за прошлый год инвестиции в основной капитал составили 13,9 млрд. рублей... вернувшись к показателям 2011 года. Правда, если тогда, на заре губернаторства доля бюджетных инвестиций составляла всего треть, то теперь – половину! Пропорционально сократилась доля вложений частных инвесторов.

Еще один красноречивый показатель: при Рашиде Темрезове в Карачаево-Черкесии росла доля населения, которая существует за чертой бедности. Так, если в 2011 году их было менее 19% (89 тысяч человек), то по итогам прошлого года – уже почти 25% (115 тысяч).

Эти цифры коррелируют с показателями безработицы, которая при Рашиде Темрезове в республике также росла: если в 2011 году она составляла менее 10%, то в прошлом году выросла почти до 14,5% (это данные выборочного обследования занятых, которое проводит Росстат – так что цифры ниже, чем безработица, официально регистрируемая в органах занятости).

Достаточно сказать, что за прошлый год число занятых в обрабатывающих производствах сократилось более чем на 3% (лишились работы свыше трехсот человек). На фоне чрезмерно «раздутой» сферы услуг промышленность в Карачаево-Черкесии, которая традиционно была становым хребтом региона, остается не в лучшей форме.

Снова обратимся к Росстату: число действующих промышленных предприятий с 2011 года сократилось на треть. Достаточно пробежать глазами сводки арбитражного суда: за последние годы в Карачаево-Черкесии были признаны банкротами ГУП «Племенной завод имени Османа Касаева», ООО «Карачаево-Черкесский агропромышленный комбинат», сейчас рассматривается дело о банкротстве швейной фабрики «Квест-А» (истцом выступает Сбербанк, выдававший кредит на развитие производства).

Уже третий год идет корпоративная война между Сбербанком и одной из крупнейших в регионе групп компаний – «Висма», которое производит известную на весь мир минеральную воду «Архыз». Похоже, еще не поставлена точка в затяжном конфликте вокруг Карачаево-Черкесского сахарного завода (с 2011 года здесь сменилось уже шесть директоров).

Все эти корпоративные войны, разумеется, бросают тень на инвестиционный имидж региона. Ничуть не меньше, нежели жесткие заявления Минкавказа в отношении подрядчиков, строящих туристические объекты Архыза. Для Темрезова это особенно болезненно, поскольку Архыз для него «открыточный» проект, в который глава Карачаево-Черкесии вложил много политических усилий. А теперь намерен развивать еще и Домбай, который за постсоветскую четверть века превратился в «каменный хаос».

Штука же в том, что «якорным» инвестором для Домбая снова становится человек особо приближенный – сенатор Ахмат Салпагаров. Проект ведь настолько крупный, и доверить его абы кому нельзя. Таково политическое кредо Рашида Темрезова, которого в руководстве региона он и придерживался первый губернаторский срок. И с ним же вошел во второй.

...Новым героем нашего дотошного политического анализа станет глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров.
logo
Поделиться
Facebook ВКонтакте Twitter Одноклассники Телеграм
Сделайте «Кавказ Пост» своим источником в Яндекс.Новостях

Новости партнёров

Новости СМИ2